Господин примиритель: Путин пообещал безграничную свободу в пределах разумного

Реплика обозревателя отдела политики Андрея Камакина

Очень немногие ждали от очередного президентского послания сенсаций и ядреной остроты. Но, пожалуй, мало кто предполагал, что дежурное блюдо кремлевской кухни окажется настолько пресным. Тем не менее, похоже, именно на это и был расчет. Судя по тому, как ловко Владимир Владимирович закруглил все острые углы внешней и внутренней политики, его задачей на сей раз было не вдохновить, а успокоить. Однако в ряде случаев схема "всем сестрам по серьгам" дала заметный сбой.

Реплика обозревателя отдела политики Андрея Камакина

Эпиграфом к посланию вполне мог бы служить призыв известного мультперсонажа: "Ребята, давайте жить дружно!". Как мы хорошо знаем, у кота Леопольда очень плохо получалось с реализацией этого принципа на практике. Послание президента заставляет заподозрить наличие похожей проблемы и у Владимира Путина. Раздел, посвященный общественным настроениям и ценностям, донельзя противоречив. Сперва, к примеру, Владимир Владимирович заявляет, что дела обстоят как нельзя лучше: "Граждане определили итоги избирательной кампании, выбрали путь созидательного развития страны, доказали, что мы живем в здоровом, уверенном в своих справедливых требованиях обществе, в котором укрепляется иммунитет к популизму и демагогии и высоко ценятся значимость взаимоподдержки, сплоченности, единства". Однако затем неожиданно выясняется, что кто-то кое-где у нас порой мирно и сплоченно жить не хочет.

"Жонглируя красивыми словами и прикрываясь рассуждениями о свободе" эти отщепенцы пытаются "оскорблять чувства других людей и национальные традиции". И это, естественно, не труженики "Уралвагонзавода", а те, кто "считает себя более продвинутым, более интеллигентным". Впрочем, оппоненты нехороших людей, признает президент, тоже зачастую перегибают палку: "Конечно, считаю неприемлемой и встречную агрессивную реакцию, тем более если она выливается в вандализм и в нарушение закона". Весьма беспокоит президента и накал дискуссий, касающихся событий прошлого: "Уроки истории нужны нам прежде всего для примирения, для укрепления общественного, политического, гражданского согласия... Недопустимо тащить расколы, злобу, обиды и ожесточение прошлого в нашу сегодняшнюю жизнь, в собственных политических и других интересах спекулировать на трагедиях, которые коснулись практически каждой семьи в России..."

Короче говоря, куда ни кинь - всюду нарастающее ожесточение споров по поводу нашего прошлого, настоящего и будущего. Которые местами переходят уже в рукопашную, в "вандализм и нарушения закона". По сути, единственным примером народного единства, приведенным президентом в его речи, является парламент, где мир, благодать и безраздельно царящая "Единая Россия". Но в глазах президента это достижение явно перевешивает разного рода временные трудности. "Можно ли достичь значимых стратегических целей в раздробленном обществе? - риторически вопрошает Путин. - Можно ли решить эти задачи с парламентом, где вместо результативной работы идут состязания амбиций и бесплодные препирательства?" В общем, главное - нерушимая дружба ветвей власти. Остальное - приложится.

Посему каких-либо радикальных перемен на фронте борьбы с "негативными явлениями" не предполагается. Более того, президент пообещал не допустить ограничения свободы слова: "И в культуре, и в политике, в средствах массовой информации и в общественной жизни, в полемике по экономическим вопросам никто не может запретить свободно мыслить и открыто высказывать свою позицию". Что, правда, вступает в противоречие с другими его словами - о недопустимости оскорбления чувств и традиций. Плюс на минус дает ноль. Но политика не математика. В очевидном приоритете у президента и его команды, что подтверждает и послание, традиции и чувства тех, кто, как и они, уверен: парламент - не место для "препирательств".

Следовательно, к гадалке не ходи: свобода у нас, говоря словами известного юмориста, будет безграничной в пределах разумного. Иной, менее жесткий подход к регулированию общественно-политической жизни, по словам президента, чреват ослаблением государства, чего допускать никак нельзя: "В последнее время мы видели немало стран, где такая ситуация открывала дорогу авантюристам, переворотам и в конечном счете анархии". Не лишним, правда, будет указать на такую удивительную закономерность: во всех этих несчастных державах перед тем, как их постигла анархия, избирались парламенты, напрочь избавленные от "состязания амбиций ". Совпадение? Не думаю.