Собчак не поверила соцопросам: ФСО не так

Кандидат "против всех" ссылается на тайную статистику

12.03.2018 в 19:54, просмотров: 5553

Ксения Собчак призывает сторонников не верить «социологии ФОМ и ВЦИОМ». По ее мнению, цифры, публикуемые ведущими социологическими службами страны, — «просто инструмент управления общественным мнением». В качестве подтверждения кандидат в президенты приводит в своем Instagram фото якобы служебного документа Федеральной службы охраны. Согласно представленным там данным, рейтинг Собчак более чем втрое превышает данные ВЦИОМ. С вопросом, кому в этой ситуации верить, «МК» обратился к авторитетным социологам.

Собчак не поверила соцопросам: ФСО не так
фото: Геннадий Черкасов

 «Власть гонит всех недовольных в ложную концепцию: мол, если вы хотите продемонстрировать недовольство — голосуйте за КПРФ и ЛДПР, — кипит от возмущения «кандидат против всех». — Поэтому тех, кто #противвсех, нужно держать около нуля... За неделю до выборов нас снова будут кормить ВЦИОМовскими сказками. А теперь посмотрите внимательно на картинку. Реальная статистика ФСО, утёкшая из закрытых источников..., подтверждает и наши собственные опросы». Короче говоря, за несколько дней до дня голосования к вопросу, за кого отдать свой голос и голосовать ли вообще, стараниями «кандидата против всех» добавилась еще одна заморочка: чьим рейтингам верить? 

  «Я однозначно верю ВЦИОМу», — отвечает на это ведущий научный сотрудник Института социологии РАН Леонтий Бызов. Недоверие социолога вызывает, во-первых, источник информации, на который ссылается Собчак: «Это не официальные данные. Кто-то кому-то показал неизвестно что». Во-вторых, Бызов ставит под сомнение сам факт того, что Федеральная служба охраны способна производить качественную альтернативную социологию: «Разговоры о том, что в ФСО существует какая-то мощная социологическая служба, ведутся еще со времен КГБ. Но они ничем не подтверждаются фактически. Мне не известен ни один серьезный социолог, работающий в этих структурах». Эксперт допускает, впрочем, что «какие-то кустарные опросы там ведутся». Но они в любом случае несравнимы по качеству с тем, что делают  «профессиональные службы». 

   В общем, с какой стороны ни зайди, информация Собчак «не вызывает никакого доверия». «Ксения Анатольевна, надо отдать ей должное, ярче других ведет кампанию, — резюмирует Бызов. — Но это еще не значит, что за нее многие проголосуют. Если итоги выборов будут соответствовать прогнозу ВЦИОМ, то это просто шикарный результат для Собчак. Обидно, что она этого не понимает».

  У социолога Сергея Белановского более сложное отношение к теме: «Верить, как всегда, нельзя никому». Так же, как и Леонтий Бызов, Белановский не считает социологическую службу ФСО источником  более объективных данных: «Я лет 15, если не больше, не видел их результатов, но когда-то, совсем в другую эпоху, они довольно часто, как говорится, ходили по рукам. И там были совершенно невероятные, фантастически завышенные рейтинги Путина. И целый ряд других искажений. Не знаю, может быть, Собчак это придумала, но в любом случае ссылка на ФСО с точки зрения специалистов крайне несолидна». 

  Однако не склонен эксперт в полной мере доверять и данным социологических центров. В первую очередь по той причине, что большая часть социума является сегодня для социологов «терра инкогнита». Исследователям общественного мнения не удается достучаться до нее либо в прямом (люди не открывают двери), либо в переносном смысле — отказываются отвечать на вопросы. «Реальная достижимость респондентов составляет 20–25 процентов, — поясняет Белановский. — 70–80 процентов электората молчат». Эксперт исходит при этом из собственного исследовательского опыта — социологические службы предпочитают не разглашать такую информацию. «Необходимо заставить эти фирмы публиковать данные о достижимости респондентов, — считает Белановский. — Причем подробные — в малых городах, в больших городах... Это сильно прояснило бы ситуацию». 

  Все это, по мнению эксперта, не позволяет ответить на вопрос о том, насколько объективны публикуемые сегодня рейтинги: «Они выстраиваются на основе 20, ну, максимум 30 процентов опрошенных. Позиция остальных 70 процентов неизвестна». Ну а то, что социология совпадает — ну или, по крайней мере, не слишком расходится — с реальными электоральными результатами, Белановский склонен объяснять особенностями национальной политической системы: «У нас произошла инверсия. Чтобы не было прокола, власти берут данные, которые дает социология, и разверстывают по регионам. И командуют: «Обеспечьте!» А потом говорят: «Смотрите, какая у нас хорошая социология! Точно предсказывает!»

 Понятно, впрочем, что эта теория тоже нуждается в проверке. Что ж, посмотрим, какие города и регионы обеспечат наибольшую точность электоральных прогнозов на этот раз.