Эксперт рассказал, что еще могут запретить военным вслед за селфи

Мало кто из военнослужащих понимает, какую информацию и куда они передают через соцсети

08.11.2018 в 21:09, просмотров: 2995

Законопроект, предусматривающий дисциплинарное наказание военнослужащих, включая призывников, за размещение в соцсетях информации, позволяющей определить их место службы и род деятельности, прокомментировал известный адвокат Дмитрий Аграновский. По его мнению, такой закон необходим прежде всего, «в психологических целях». Напомним, в четверг законопроект был принят Госдумой в первом чтении.

Эксперт рассказал, что еще могут запретить военным вслед за селфи
Фото: Министерство обороны РФ

- То, что перечислено в рассматриваемом сейчас законопроекте — место службы, локация, служебные обязанности - как у военнослужащих, так и у других силовиков, относится к информации служебного пользования, - говорит адвокат. - А такая информация, не говоря о той, которая отнесена к иной охраняемой законом тайне, не может в принципе быть размещена в соцсетях. Есть статья 283 УК - «разглашение гостайны без признаков государственной измены», и, на мой взгляд, здесь не надо изобретать какие-то специальные законы. Чем отличается разглашение информации в соцсетях от просто передачи запрещенной информации другим лицам, например, во время совместного распития спиртных напитков?

- Для чего тогда нужен такой закон, есть у вас предположения?

- Мне кажется, он принимается, скорее, в психологических целях — чтобы и военнослужащие, и общество понимали важность и значимость соцсетей. Я не думаю, что какие-то дополнительные репрессии будут в отношении военных в связи с этим. Наверное, это необходимо, чтобы они прочувствовали, что живут в 21 веке, технические средства изменились и надо дополнительно за собой следить и себя контролировать. Но мне кажется, что здесь не столько нужна дополнительная ответственность, сколько дополнительные инструктажи. Может, нужны какие-то дополнительные инструкции для военнослужащих, что именно относится к служебной информации.

- Может, для того закон и принимают, чтобы разбираться можно было внутри своих ведомств и защититься от компанейщины?

- Не думаю. Опасность разглашения важных сведений сейчас представляют практически все военнослужащие. И всех не пересажаешь. Вот вы, например, можете уверенно и точно сказать, что и когда делает ваш телефон?

- Не могу. Геолокация включается зачастую сама собой, я это замечаю, когда начинает быстро разряжаться батарейка.

- И я не могу. А вот если вы взяли и закрыли свой профиль в соцсети, знаете, что его все равно можно посмотреть? Я вот, например, знаю, что можно, только не знаю как. И многие военнослужащие просто не осознают свои действия. Ну хорошо, накажем мы кого-то, допустим, по факту. А ведь важны превентивные меры. Не наказание, как таковое, а чтобы не было утечки информации. А этого можно достичь только соответствующими инструктажами, курсами, специальным обучением - то есть, просвещением и объяснением. Этим, как мне кажется, системно никто не занимается. Не всякий человек разберется, где у него в телефоне геолокация, в каких случаях телефон отсылает информацию, а в каких — нет. Я уж не говорю о том, что в нашей стране военнослужащих в принципе невозможно оснастить своей элементной базой. В Советском союзе — хорошо там было или плохо, я просто не могу себе представить, чтобы у военнослужащих были сотовые телефоны иностранного производства. А сейчас к сожалению, смотрю трансляции с центра управления полетами и вижу, что у них компьютеры известной иностранной фирмы. И везде так. Все мы видим, каким телефоном иностранного производства пользуются наши самые высокопоставленные чиновники. Это не угроза национальной безопасности?

- По-вашему, надо вообще запретить военнослужащим пользоваться иностранными телефонами?

- Я по первому образованию слесарь по ремонту вычислительной техники. Вся эта техника может содержать закладки. К сожалению, мы сейчас практически утратили контроль над элементной базой, над разного рода электроникой. Кстати, и соцсети, они же тоже иностранные. Я считаю, что нужно не запрещать, а более тщательно инструктировать военнослужащих, относительно того, что можно делать, а чего нельзя. Нужны какие-то современные специалисты по информационной борьбе. Чтобы человеку четко объяснили, например, что вот такой звонок по телефону раскроет его местоположение, а такой — не раскроет. Что такие модели телефона опасны, а такие не опасны. Я не думаю, что кто-то этим сейчас специально занимается. Поэтому, вместо того, чтобы пойти по пути репрессий, нужно проводить больше просветительской работы, более тщательно инструктировать и вот тогда уже, действительно, можно наказывать за разглашение служебной информации.

Читайте также: "В Минобороны рассказали об ответственности за аккаунты в соцсетях"