Американский план разрушения Китая освободил Пекин от иллюзий

Поднебесная сосредотачивается

24.07.2019 в 16:19, просмотров: 9209

В середине июля Госстат КНР опубликовал итоги развития экономики страны за первое полугодие. Заурядное событие вызвало шквал противоречивых комментариев. Причин несколько.

Во-первых, речь идет о второй в мире экономике, влияющей на цены, ставки, курсы валют остальных государств планеты. Во-вторых, темпы роста ВВП составили 6,3%.

Всего 6,3% - так писали зарубежные «добропыхатели» Поднебесной, мечтающие о ее «жесткой посадке». Целых 6,3% - Так писали те, в чьих странах темпы роста долгое время колеблются «около ноля». Отдельно стоит процитировать американского президента Трампа, который опубликовал твит такого содержания: «Санкции Соединенных Штатов сильно влияют на компании, желающие покинуть Китай и перевести бизнес в страны, где санкций нет. Тысячи компаний уходят. Теперь Китай стремится заключить с США новую сделку...».

Итак, 6,3%. Это много или мало? Посудите сами. С 1992 года, когда начали публиковать статистику китайского ВВП, темпы роста действительно превышали эту отметку. В 90-е годы они подчас достигали фантастических 14% в год! Но взлет «красного дракона» стал терять свою впечатляющую траекторию и к 2014 году опустился до 7,4%.

Ставший вождем Китая в конце 2012 года Си Цзиньпин провозгласил курс на углубление реформ. И реформы не заставили себя ждать, да какие! Была скорректирована выработанная Дэн Сяопином в конце 70-х и до поры эффективная «политика реформ и открытости», которая держалась на трех драконах. Сохранение социалистического каркаса экономики – плановое ведение хозяйства, государственная собственность на банковскую и транспортную системы, на «естественные монополии», социальную сферу. Стимулирование частной инициативы – от распределения земли крестьянам в пожизненную аренду до радикального снижения бюрократических барьеров на пути бизнеса - магазинов, цехов и целых предприятий. Приход сначала малого и среднего бизнеса из стран Юго-Восточной Азии, а затем капиталов и технологий из ведущих держав Запада в обмен на солидарность Китая с борьбой против Советского Союза. Огромный резервуар дешевой и трудолюбивой рабочей силы позволял этим трем драконам воспарять и нести Поднебесную к Небесам процветания. Смысл «Новой нормальности» выглядит он примерно так. Заканчивается период гонки за высокими темпами, во имя которых допускалось непропорциональное развитие экономики, приносились в жертву интересы населения и окружающей среды. Начинается время высокого качества экономической структуры, сбалансированности между отраслями и регионами, повышения эффективности капиталовложений и уменьшения энергоемкости, сокращения выбросов вредных веществ.

Заканчивается период ставки на внешние рынки и привлечения иностранных инвестиций любой ценой. Начинается время удовлетворения запросов внутреннего рынка, качественного улучшения и сближения условий жизни населения городов и деревень.

Заканчивается период встраивания Китая в мировые производственные цепочки в качестве поставщика дешевой рабочей силы, вложения заработанных денег в контролируемые США финансовые институты. Начинается время производства в собственных цепочках, основанных на достижениях отечественной науки, высококачественных и конкурентоспособных товаров, создания самостоятельной финансовой системы и обеспечения глобальных торговых интересов Китая.

2014 год был богат на сюрпризы. Международный валютный фонд сообщил в конце года, что КНР обогнала США по объему ВВП в пересчете по паритету покупательной способности. Темпы прироста ВВП Китая снизились до 7,4%. От имени Госсовета (правительства КНР) был сделан прогноз: в течение будущих 10 лет среднегодовой экономический рост в Китае будет колебаться вокруг отметки 6–7%. Цикл экономик с запаздывающим развитием включает несколько этапов: взлетный и высокоскоростной, средне-высокоскоростной и этап восстановительного развития. Китайская экономика как раз и перешла из высокоскоростного в средне-высокоскоростной этап, в ней складывается «новая нормальность» — умеренный рост, продолжение оптимизации экономической структуры, повышение качества и эффективности, параллельное увеличение общественных бюджетных доходов и ВВП.

Перед резким поворотом автомобилисты сбрасывают скорость. Выходит, нынешнее торможение было предопределено? И да, и нет. Си Цзиньпин и его советники по экономике исходили из неизбежности снижения скорости на пути к выполнению целей принципиально новой для Китая долгосрочной программы «Китайская мечта о великом возрождении китайской нации» к 2049 году. Они закладывали «скромные» 6–7% прироста ВВП в год.

Но это было до начавшегося в 2016 году форс-мажора по имени Дональд Трамп. Начатая им в июле 2018 года торговая война, безусловно, сказывается на темпах роста. Считается, что уже введенные санкции на китайские товары за год снизили эти темпы примерно на 0,8%. Но ведь каждый процент роста создает в Поднебесной 2 миллиона рабочих мест. А сколько индивидуальных трагедий рабочих и уехавших из деревень мигрантов, сколько крушений устойчивых предприятий и только-только вставших на крыло стартапов кроется даже не за десятыми, а за сотыми долями процента!

Предсказанное экспертами введение новых торговых барьеров на американском рынке, внеэкономические меры воздействия на страны-союзницы, глобальный разрыв устоявшихся производственно-сбытовых цепочек способны создать Китаю дополнительные проблемы. Трампу же они дадут повод для новых хвастливых твитов, обеспечат столь необходимые предвыборные победы.

Что же, временные, тактические успехи в сдерживании Китая возможны и вероятны. Но добиться желанной Победы с большой буквы Вашингтону вряд ли удастся. Победа эта состояла бы вовсе не в снижении темпов роста китайского ВВП даже до 3,1%, как сейчас в самой Америке. Победой было бы повторение истории с ослаблением двух предыдущих грозных соперников Штатов — Японии и Советского Союза.

Вашингтон сейчас все отчетливее переносит центр тяжести своих претензий на требование изменить несущую конструкцию нынешней Поднебесной — «социализм с китайской спецификой». Он добивается демонтажа социалистической составляющей, этого уникального социально-экономического уклада.

Ясно ведь, что власть Компартии зиждется на государственной собственности. Именно Компартия, по существу ставшая главным сервером мощной информационно-управленческой сети из сотен тысяч первичных ячеек и 90 миллионов участников, обеспечивает нации в 1,4 миллиарда человек управляемость и стабильность. Она разрабатывает долгосрочные планы развития и руководит их выполнением.

Памятуя об успешном развале СССР, Вашингтон подстрекает сепаратистов Синьцзяна, Тибета, Тайваня, Гонконга. Он стимулирует противоречия между китайскими регионами, создает самые острые проблемы для богатых экспортоориентированных приморских провинций ради возбуждения недовольства центром и Си Цзиньпином. Он пытается внедрять либеральные ценности через отправивших свои капиталы и семьи на Запад чиновников, через филиалы американских учебных заведений и прозападную профессуру, через 3,5 миллиона выпускников американских университетов и через произведенную специально для Китая продукцию Голливуда.

В Америке сложился общеэлитный, межпартийный антикитайский консенсус, от имени которого президент Трамп по примеру древнеримского полководца Катона Старшего при каждом удобном случае возглашает «кроме того, я думаю, что Китай должен быть разрушен». Америка, эта современная Римская империя, обладает огромной, хотя и увядающей мощью. Успеет ли она до собственного падения разрушить соперничающий Китай, как римлянам удалось сравнять с землей Карфаген?

На все, как говорится, воля Божья. Мало кто мог предсказать падение Советского Союза еще за несколько лет до «самой большой геополитической трагедии ХХ века». Но китайцы, похоже, не собираются уповать на волю Неба и готовы принять вызов. Реакция на развертывающуюся против них гибридную войну в самых разных формах, на разных фронтах очень похожа на описанную главой МИД Российской империи А.М.Горчаковым: «Россию упрекают в том, что она изолируется и молчит перед лицом таких фактов, которые не гармонируют ни с правом, ни со справедливостью. Говорят, что Россия сердится. Россия не сердится, Россия сосредотачивается».

Судите сами. Китай отвечает на санкции санкциями. Он стимулирует столкнувшуюся с неожиданными трудностями экономику, расширяя финансирование новой инфраструктуры и жилья. Ради роста внутреннего рынка быстрее снижаются налоги, повышаются зарплаты и пенсии (реальный располагаемый доход среднего китайца вырос за полгода на 6,5%,), создаются новые рабочие места (7,4 млн в первом полугодии).

Шире открываются финансовые и инвестиционные рынки — приток иностранных капиталов в первом полугодии вырос на 3,5% и достиг 70 млрд долларов. Западным рынкам подыскиваются альтернативы — в частности, на новый уровень вышла торговля с Россией. Китайское общество переходит в фазу мобилизации — идет системная борьба с коррупцией и сепаратизмом, повышается дисциплина внутри Компартии и укрепляется ее руководящая роль в движении к «великому возрождению китайской нации».

Китай освобождается от последних иллюзий о возможности встать вровень с Америкой и мирно сосуществовать с ней. Он в полной мере осознал ценность России и недавно повысил уровень двустороннего взаимодействия до «новой эпохи стратегического партнерства».

Словом, Китай сосредотачивается.

Санкции . Хроника событий