Обозреватель The New York Times рассказал, как свобода слова убивает людей

Он сравнил агрессивные посты в Интернете с углеводородным загрязнением

09.10.2019 в 19:03, просмотров: 2395

В то время как российские законодатели готовятся обрадовать сограждан законом о блокировке пользователей e-mail сервисов и мессенджеров, распространяющих запрещенную в информацию, а американские демократы продолжают настаивать на том, что победа Дональда Трампа обусловлена кознями российских хакеров и троллей, обозреватель газеты The New York Times Эндрю Марантз ставит проблему шире - агрессивный язык online порождает насилие в реальной жизни, утверждает он.

Обозреватель The New York Times рассказал, как свобода слова убивает людей

В статье «Свобода слова убивает нас» колумнист задается полуриторическим вопросом: что с этим делать? «Между словом и делом никогда не было четкой границы, - пишет обозреватель. - Однако в течение долгих лет создатели Facebook, Twitter, 4chan и Reddit, потребители их продукции и получающие прибыль инвесторы воображали, что ядовитые речи, преобладающие на этих площадках, не порождают метастазы реального физического насилия. В начале нынешнего десятилетия, когда социальные сети ассоциировались у людей с Бараком Обамой и Арабской Весной, руководство Twitter представляло свою компанию «крылом свободного слова партии свободы слова». Выражаясь иначе, даже если после определенной публикации в Интернете нас могут побить палками, камнями или напасть с винтовкой – Интернет остается орудием прогресса и только прогресса».

В это больше никто не верит, убежден Эндрю Марантз. Вот один из примеров, подтверждающих этот вывод: стрелок, совершивший теракт в новозеландском городе Крайстчёрч, долгие годы пропагандировал «власть белых», однако в итоге пришел к выводу, что одних постов явно недостаточно, и их нужно подкрепить реальными делами. В результате, 52 человека отправились на тот свет.

«В течение нескольких лет я работал в качестве репортера с троллями, расистами и пропагандистами-экспертами по конвертированию мемов в национальную политику, и у меня нет никаких сомнений в том, что насаждаемая в Интернете жестокость может поражать реальную жизнь, - пишет Эндрю Марантз. – Ядовитая речь наносит физический вред».

«Что же мы, то есть власть, частные компании и простые граждане, должны с этим делать? Ничего. Подобный ответ мы часто слышим и от либералов, и от консерваторов. Они уверены: некоторые заявления (в Интернете – «МК») могут считаться дурными, однако цензура еще хуже - читайте Первую поправку (к Конституции США, утверждающую принцип свободы слова – «МК»)».

Автору статьи в The New York Times такая аргументация представляется нечестной и даже безнравственной. Не всякие речи, звучащие в виртуальном пространстве, можно защищать, ссылаясь на Первую поправку, убежден Эндрю Марантз. «Клевета, подстрекательство к насилию и детская порнография тоже являются формами самовыражения, однако они подвергаются цензуре, и никто не видит в этом знака наступления смерти Эпохи Просвещения».

«Свобода слова является фундаментальной ценностью в этой стране. Но не единственной. Как всякие ценности, она должна находиться в балансе с другими, такими, как равенство, безопасность, участие граждан в управлении страной. Свободу слова необходимо защищать, но как быть в тех случаях, когда слова содержат призыв выгнать с работы женщину, затравить подростка до суицида, повернуть общество от демократии к тоталитаризму?», - задается вопросом обозреватель The New York Times.

Он вспоминает, как в 1993-94 годах в Руанде популярные радио-шоу создали в стране такую атмосферу, которая привела к геноциду. Аналогичную роль, в более широких масштабах, могут сыграть интернет-площадки.

«Я не призываю отменить Первую поправку или удалять из Интернета заявления граждан, представляющиеся мне оскорбительными и агрессивными», - пишет автор. Однако при этом утверждает, что безответственные высказывания и призывы в социальных сетях чреваты реальными рисками для общества, и у общества есть право принимать меры, снижающие эти риски.

«Конституция запрещает правительству применять кнут, но она ничего не говорит о применении пряника, - пишет Эндрю Марантз. Он полагает, что Конгресс мог бы инициировать национальную кампанию «информационной грамотности» или создать интернет-площадку, способную состязаться по популярности с Facebook и Google.

Он предлагает Марку Цукербергу «сделать Facebook менее прибыльным и менее аморальным» и не поскупиться на то, чтобы нанять на работу дополнительных сетевых модераторов.

Обозреватель The New York Times вспоминает, как один из экспертов при обсуждении социальных последствий виртуальной ругани сравнил агрессивные посты в Интернете с углеродным загрязнением. Эксперт настаивал на том, что у людей есть право водить машины, и с этим Эндрю Марантз не спорит. Но напоминает, что «правительство в состоянии регулировать выбросы парниковых газов, частный сектор способен разрабатывать возобновляемые энергетические ресурсы, гражданские группы могут пропагандировать общественный транспорт, а городские власти - принимать решения о строительстве волноотбойных дамб для того, чтобы заранее подготовиться к подъему уровня мирового океана».

«Каждый обладает правом на вождение автомобиля, это нормально, - заключает автор статьи. - Однако уровень воды вокруг нас продолжает расти».