От слов Макрона о «смерти мозга НАТО» России не полегчало

Почему у нас нет причин радоваться оценке французского президента

08.11.2019 в 17:49, просмотров: 12465

Ай да Макрон, ай да великий государственный деятель — или, если пока еще не великий, то уж точно произносящий слова, ласкающие наши уши. «То, что мы сейчас наблюдаем, — это смерть мозга НАТО» — мог ли президент Франции в принципе выдать медико-политический диагноз, который был бы более приятен и для нашего политического класса, и для среднестатистического россиянина? Но проблема в том, что приятное совсем не обязательно является синонимом полезного.

От слов Макрона о «смерти мозга НАТО» России не полегчало

При всей своей чисто французской изящности риторика Макрона — это не более чем сотрясение воздуха. С точки зрения интересов России за заявлением «друга Эммануэля» не стоит ничего фундаментального — не стоит, да и не может стоять.

Не буду возводить напраслину на президента Франции. Его жалобы на отсутствие «координации по стратегическим решениям между США и их союзниками по альянсу» не высосаны из пальца, а основаны на фактах.

Как написал в социальных сетях известный российский публицист Петр Романов: «Политически сказанное французским президентом верно. Трамп нанес альянсу серьезную черепно-мозговую травму. А воспользовавшийся удачной ситуацией Эрдоган приложил к травмированному черепу еще и свой ятаган». Что меня тогда не устраивает? То, что нечто подобное — или даже гораздо более масштабное — случалось с «мозгом НАТО» и раньше и, к нашему сожалению, не привело к распаду противостоящего Москве военного блока или даже его значительному ослаблению.

Пара самых ярких примеров. 1974 год. Один член НАТО — Греция — устраивает на территории суверенной Республики Кипр военный переворот, желая воссоединить этот остров с «греческим отечеством». Второй член НАТО — Турция — в ответ начинает вооруженное вторжение на Кипр, берет в два этапа под свой контроль 37% территории острова, создает там свое никем не признанное вассальное государство, из которого изгоняют около 150 тысяч киприотов греческого происхождения. Третий член НАТО — США — вводит против Турции «суровые санкции», которые, правда, с течением времени постепенно сходят на нет. Сильный «уровень координации по стратегическим решениям между союзниками по альянсу», вы согласны?

В 1956 году все было даже еще более круто. Великобритания и Франция тайно договорились с Израилем и вместе попытались уничтожить режим лидера Египта Гамаля Абделя Насера. Заранее Вашингтону об этих планах прямым текстом решили не говорить. Все предупреждения были на уровне туманных намеков.

В Париже и Лондоне были уверены, что американцы не будут ломать игру своих ближайших союзников по НАТО. Как же сильно ошибались политики в этих двух столицах! Президент США Дуайт Эйзенхауэр не стал слушать жалобы англичан и французов на «плохого» президента Насера. Вместо этого Лондону пригрозили настолько суровыми экономическими санкциями, что покорение Египта сразу остановилось.

И ничего, блок НАТО после этого скандального эпизода не развалился. Французы, правда, затаили обиду. В следующем десятилетии президент де Голль вывел свою страну из состава интегрированных командных военных структур НАТО (возвращение Парижа в эти структуры состоялось только в 2009 году при президенте Саркози). Но по большому счету, все обиженные Америкой члены альянса утерлись и продолжали следовать в фарватере американской генеральной линии.

Чем вызвана такая стрессоустойчивость НАТО? Кого за это следует благодарить? Нас с вами, дорогие товарищи! Россия (а до нее Советский Союз) — это главный фактор единения членов НАТО. Американцев в большинстве других государств альянса не особо любят и не особо понимают. Их ругают, над ними насмехаются, но при этом считают своими. Нас же в странах НАТО в политическом плане считают чужими. Нас боятся. И это обеспечивает Североатлантическому альянсу стабильное существование.

Осознавать это обстоятельство нам очень обидно, но в то же самое время необходимо. Америка — это главный кукловод блока НАТО, его «руководящая и направляющая сила», которая «заказывает музыку». Но считать американцев еще и главными тюремщиками НАТО неправильно. Если вывести за скобки некоторое количество исключений, то в большинстве случаев в их карманный блок НАТО «сами все приходят» — громко жалуются по типу последних заявлений Макрона, но все равно приходят. Не будем поэтому всерьез относиться к заявлением о «смерти мозга НАТО». Как показывает опыт, этот орган альянсу совсем не обязателен — он прекрасно функционирует и при его отсутствии.

Предыдущее предложение — это, конечно, чистое злобствование человека, у которого нет никаких причин относиться к НАТО с симпатией. Но у этого злобствования есть и своя рациональная сторона.

Как уже было дано понять выше, вхождение в состав западного военного альянса бывших членов советского блока из Восточной Европы в очень значительной степени было их собственной инициативой. Уж очень они хотели укрыться от непредсказуемого русского медведя под американским зонтиком. Но это понятное, наверное, стремление заставило уже русского медведя почувствовать, что ему угрожают. И это ощущение тоже вполне понятно и полностью обоснованно: когда к твоим границам планомерно продвигается твердящий о своих добрых намерениях самый мощный военный альянс в мире, принять на веру подобные заявления может разве что клинический идиот.

Вернусь поэтому к тому, с чего начал: прав Макрон, прав. С мозгом у НАТО действительно уже давно большие проблемы. России, однако, от этого не легче.