Жители Швеции начали терять доверие к власти из-за коронавируса

Но главный эпидемиолог все равно считает шведскую стратегию по противодействию COVID-19 достаточно успешной

Уровень доверия народа к правительству Швеции стремительно снижается из-за ситуации с пандемией коронавируса. Граждане не довольны действиями властей по борьбе с опасной инфекцией, а также их решением пересмотреть шведскую стратегию по борьбе с COVID-19 только к следующим парламентским выборам в 2022 году.

Но главный эпидемиолог все равно считает шведскую стратегию по противодействию COVID-19 достаточно успешной

Международная исследовательская компания Ipsos провела на этой неделе опрос среди жителей Швеции, который показал, что на фоне распространения коронавируса уровень доверия к руководству страны упал на 11 пунктов и составил 45%, а поддержка Национального агентства общественного здравоохранения снизилась на 12 пунктов.

Доля респондентов, удовлетворенных действиями левоцентристского правительства в борьбе с пандемией, также снизилась до 38% в июне. Достаточно сказать, что месяцем ранее их поддерживало 50% респондентов. Более того, личный рейтинг одобрения премьер-министра Швеции Стефана Лёвена также упал на 10 пунктов.

«Различия достаточно велики, чтобы мы могли с уверенностью сказать, что произошли реальные изменения, - сообщил The Guardian аналитик Ipsos Никлас Келлебринг. – Мнение о возможностях властей явно приняло негативный оборот».

Результаты соцопроса Ipsos перекликаются с выводами специалистов компании Novus, которые ранее также сообщили о снижении доверия граждан к шведскому правительству. Эксперты выяснили, что только 45% респондентов сообщили «о высокой или довольно высокой» степени уверенности в способности правительства справиться с эпидемиологическим кризисом. В апреле этот показатель составлял 63%.

Парадоксально, но стратегия Швеции по противодействию инфекции нового типа в значительной степени основывается как раз на доверии граждан к властям. Правительство скандинавской страны не вводило жестких ограничительных мер и не отправляло всех жителей на принудительный карантин. В королевстве никак не ограничивалось передвижение людей, оставались открытыми школы, детские сады, рестораны, бары, магазины и спортивные центры.

Жителям разрешалось собираться группами не более 50 человек. Существовал запрет лишь на посещение домов престарелых.

Остальные требования, включающие, в частности, соблюдение социальной дистанции, носили скорее рекомендательный характер. Шведские власти были уверены, что только подобный подход защитит национальную систему здравоохранения от перегрузок и поспособствует выработке коллективного иммунитета, который поможет остановить распространение опасного заболевания.

Более того, члены шведского правительства утверждали, что общественное здравоохранение следует рассматривать в самом широком смысле. По их мнению, строгие ограничения, введенные в других странах, являются неустойчивыми в долгосрочной перспективе, а также могут иметь серьезные вторичные последствия, в том числе рост безработицы и проблемы с психическим здоровьем среди населения.

Однако итогом такой внутренней политики стали гораздо более высокий, чем в соседних Норвегии и Финляндии, уровень заболеваемости и, соответственно, вызванной коронавирусом смертности.

На сегодняшний день в Швеции зарегистрировано почти 64 тысячи подтверждённых случаев заболевания и свыше 5 тысяч смертей от COVID-19.

«Это было так, будто мир сошел с ума, и все, что мы обсуждали, было забыто, – заявил в эфире Шведского радио главный эпидемиолог страны и один из авторов национальной стратегии по борьбе с коронавирусом Андерс Тегнелл. – Случаев заболевания слишком много, политическое давление стало очень сильным. А потом, Швеция осталась в некотором одиночестве».

Помимо этого, падение показателей доверия шведов к властям может объясняться тем, что число новых случаев заражения COVID-19 в Швеции стремительно увеличивается после того, как страна запустила массовое тестирование. В результате многие европейские страны, открывающие свои границы для туристов из-за угрозы распространения вируса запретили шведам въезд до 30 июня. И если другие северные страны уже некоторое время назад договорились о взаимном открытии границ, то граждан Швеции эти послабления не касаются.

Что касается высокой смертности, то шведские чиновники здравоохранения объясняют ее проникновением инфекции в дома престарелых. Именно этот фактор они называют главной ошибкой государства, не сумевшего защитить наиболее уязвимые слои населения от вируса нового типа. Это признал и Андерс Тегнелл.

«Если бы мы столкнулись с заболеванием, зная о нем то, что нам известно на сегодняшний день, думаю, что нам стоило бы предпринять нечто среднее между тем, что было сделано в Швеции и в остальном мире», – подчеркнул эпидемиолог в эфире Шведского радио. Но добавил, что все равно считает избранную официальным Стокгольмом стратегию в целом успешной. 

С подобной позицией солидарен и премьер Стефан Лёвен, называющий шведский подход к борьбе с COVID-19 правильным. Однако под давлением представителей оппозиции глава правительства все-таки пообещал провести широкий независимый обзор шведской стратегии, изучив конкретные недостатки.

После встречи лидеров партий правительство Швеции взяло на себя обязательство завершить этот обзор к началу 2022 года для того, чтобы обеспечить полную подотчетность к следующим парламентским выборам, которые должны состояться в стране в сентябре 2022 года.

Сюжет:

Пандемия коронавируса