Кто стоит за «Черными жизнями»: как в США выросло движение BLM

Откуда появилось протестное течение Black Lives Matter, захватившее половину Америки?

В этом году на Дональда Трампа обрушились сразу два «черных лебедя». Сначала коронавирус растоптал все экономические достижения президента, а потом и вовсе началась «холодная гражданская война», где президенту приходится противостоять сторонникам движения «Black Lives Matter». И если пандемию можно назвать нерукотворным кризисом (при всем уважении к Трампу, обвинения в адрес Китая пока не получили доказательств), то вот с протестами против расизма все несколько сложнее. «МК» разбирается, откуда появилось движение «Черные жизни имеют значение», кто стоит за ним и каких целей эти люди добиваются.

Откуда появилось  протестное течение Black Lives Matter, захватившее половину Америки?

«Я натравлю на тебя Циммермана!»

История «Black Lives Matter» началась с убийства. В конце февраля 2012 года был убит 17-летний афроамериканец Трейвон Мартин. Убил его белый патрульный-доброволец Джордж Майкл Циммерман. На первый взгляд может показаться, что дело достаточно простое, однако на самом деле все было гораздо сложнее.

Циммерман не был ни расистом, ни сторонником праворадикальных идей. Напротив, с 2002 года он состоял в рядах Демократической партии. Также, по свидетельству адвоката, он был наставником чернокожего мальчика.

В целом, за всю биографию Циммермана не было зафиксировано никаких проявлений расизма с его стороны, хотя другие грехи были. Он в состоянии алкогольного опьянения чуть не подрался с полицейским, после разругался с невестой, да так, что оба обвиняли друг друга в домашнем насилии и рукоприкладстве, обвинялся в существенном превышении скорости, но был оправдан – в целом, мелкие правонарушения, которые не имеют никаких следов расизма.

Циммерман увлекался юриспруденцией и работой полиции. Он прошел курсы при полицейской академии во Флориде, и после этого провозгласил себя координатором «соседского дозора» - причем имел на то полное право.

«Соседский дозор» интересное американское изобретение, доставшееся в наследство от эпохи Дикого Запада, когда защищаться от грабителей приходилось своими силами. К XXI веку «соседский дозор» выглядит так: вооруженные люди собираются и патрулируют улицы. Им запрещено применять оружие – но вот сам факт их нахождения на улице сильно снижает преступность и помогает полиции.

Джордж Майкл Циммерман жил в не самом благополучном районе Флориды, однако так уж получилось, что среди его соседей не нашлось никого, кто бы присоединился к патрулю. Он патрулировал улицы один, и во многом это привело к путанице в деле об убийстве Трейвона Мартина.

Вечером 26 февраля 2012 года Циммерман патрулировал свой жилой комплекс с полуавтоматическим оружием. Внезапно он заметил незнакомца, который подозрительно себя вел. Циммерман по инструкции позвонил в полицию, призвав на помощь профессионалов. В этот момент незнакомец побежал к выходу, и патрульный, уверенный в своей правоте, кинулся его преследовать, несмотря на просьбы диспетчера не делать этого.

Что произошло дальше – большой вопрос. Сторонники Циммермана утверждают, что молодой Трейвон Мартин напал на него, сломал тому нос и разбил затылок (все эти повреждения были подтверждены в суде). Противники настаивают на том, что Циммерман сам атаковал подростка, а после выстрелил в него с близкого расстояния. Так или иначе, от пулевого ранения юноша скончался. А суд оказался перед непростым решением.

Дело в том, что о гибели Трейвона Мартина узнали по всей Америке. Это тут же привело к многочисленным акциям, где протестующие требовали «справедливости для Трейвона». В адрес Циммермана сыпались обвинения и угрозы, в то же время многие считали его абсолютно невиновным. Если погибший первым напал на патрульного, то убийство следовало классифицировать как самооборону.

Надо отдельно отметить, что убийство бы могло не получить такого резонанса, случись оно на год позже или раньше, но 2012 был предвыборным годом, когда президент Обама отчаянно пытался сохранить свой пост. Для демократов тема расовой несправедливости была удобной картой для мобилизации чернокожего электората, порядком разочаровавшегося в Обаме.

Во многом поэтому рядовое, в общем-то, хоть и трагическое происшествие, приковало к себе внимание всей страны. Про Циммермана знали едва ли не больше людей, чем про Обаму и Ромни, которые собственно и боролись за пост президента. Про него сняли целую серию в «Южном парке», его имя не раз упоминалось в песнях, как в положительном, так и в отрицательном смысле, а в сериале «Бесстыжие» появилась яркая фраза, брошенная персонажу, изображавшему чернокожего: «Если ты не прекратишь, я натравлю на тебя Циммермана!».

Чем больше внимания привлекала фигура Циммермана, тем больше людей с нетерпением ждали приговора суда. Одни настаивали на долгом, если не пожизненном сроке, другие напротив, требовали оправдать патрульного. В результате 12 июля 2013 года состоялся суд, где Циммерман был единогласно оправдан. И грянул гром.

Три черных валькирии

Огромное количество людей вышло на улицы, чтобы публично выразить свое несогласие с приговором. Но еще больше осталось дома, при этом не давая выхода накопившейся обиде: для афроамериканского сообщества оправдательный приговор Циммерману был очень болезненным событием.

Именно в это время и была сказана фраза, положившая начало всему движению. Она принадлежала Алисии Гарза – чернокожей активистке, которая, как и все остальные, была подавлена и очень сильно обескуражена решением суда. На эмоциях она написала в социальной сети Facebook «письмо любви к афроамериканцам». Оно заканчивалось такими словами: «перестаньте говорить, что мы не удивлены. Это само по себе невероятно обидно. Я по-прежнему удивляюсь тому, как мало значат черные жизни. И я буду продолжать в том же духе. Перестаньте отказываться от черных жизней. Афроамериканцы. Я люблю вас. Я люблю нас. Наша жизнь имеет значение».

Этой речью вдохновилась ее давняя подруга афроамериканка Патрисия Каллорс, которая долгое время занималась активизмом и боролась за права чернокожих. Она перепостила эту запись на свой аккаунт и снабдила ее тегом «Черные жизни имеют значение».

Сакральная фраза была произнесена. Хэштег был буквально создан для того, чтобы разойтись в народ и стать всеобщим слоганом борьбы против расизма…

Вот только он не стал. Фраза про черные жизни утонула в море других тэгов, вчистую проиграв банальному требованию справедливости для Трейвона Мартина. И здесь на сцену вышла третья «валькирия» Опал Томети.

Опал также имела большой опыт в активизме: она сама была дочерью иммигрантов из Нигерии и активно защищала права приехавших в страну. Она и занялась распространением фразы в социальных сетях и популяризацией движения.

Получалось все это с переменным успехом. Все три темнокожие девушки прикладывали максимум усилий для того, чтобы сделать свой проект действительно популярным, однако их известность была очень локальной, и о многотысячных толпах на их митингах нельзя было и мечтать.

Резкому взлету популярности движения поспособствовало… еще одно убийство. В 2014 году в Фергюсоне офицером полиции Дарреном Уилсоном был убит афроамериканец Майкл Браун.

Там история была чем-то похожа на ситуацию с Циммерманом – есть две абсолютно разные версии: одна гласит, что Браун спровоцировал служителя порядка и даже попытался напасть на него, другая утверждает, что Браун был застрелен после того, как он поднял руки. В любом случае смерть Брауна стала причиной массовых беспорядков.

Тогда три девушки во главе с Патрисией Каллорс при поддержке известного чернокожего писателя Дарнелла Мура организовали длинный марафон через всю страну, чтобы доехать до Фергюсона и выразить поддержку протестующим. Этот заезд назывался «Черные жизни имеют значение: поездка».

На инициативу откликнулось 600 человек, и за время поездки их число стало расти. В результате о движении начали упоминать СМИ, стали появляться стихийные отделения BLM в разных городах, в поддержку активистов начали высказываться звезды кино и музыканты…

Из Фергюсона основательницы Black Lives Matter вернулись уже знаменитыми. Дальнейший рост популярности был связан с теми активистами из других городов, которые примкнули к этой поездке.

К 2015 году BLM уже стало широко распространенной сетью, способной влиять на политику. И тогда на основательниц вышли представители Демократической партии США.

Оружие массового убеждения

Движение Black Lives Matter вступило в плотный союз с Демократической партией не случайно. В 2015 году началась одна из самых напряженных президентских кампаний в истории Америки. У яркого лидера Демпартии, президента Обамы, истекали полномочия. За вакантное место шла очень напряженная борьба, причем не только между партиями, но и внутри самих партий.

В 2015 году, на раннем этапе предвыборной гонки стало понятно, что у демократов будет противостояние двух кандидатов. Одним из них была Хиллари Клинтон – максимально умеренный и конъюнктурный политик, за которой тянулся шлейф из многочисленных скандалов. Другим кандидатом был сенатор-социалист от Вермонта Берни Сандерс, который боролся за права афроамериканцев еще более 50 (!) лет назад. Возник вопрос: кого же поддержит движение, которое само называло себя «радикальным»?

Правильный ответ: того, кто платит. А щедрые пожертвования в казну Black Lives Matter тогда начал переводить «Демократический альянс» - крупнейшая организация, которая объединяет ключевых спонсоров Демпартии. Официально «Демократический альянс» не поддерживал Клинтон, однако исторически бывшая госсекретарь была тесно связана с этой организацией, кроме того, в числе знаковых членов «Альянса» были такие системные миллиардеры как Джордж Сорос и Том Стейер. Все они очень опасались победы Сандерса на праймериз и фактического «захвата» власти в партии прогрессивными активистами.

После того, как движение «Черные жизни имеют значение» стало получать финансирование от официальных доноров умеренного крыла Демпартии, руководство быстро определилось с выбором. Они… не поддержали никого. Однако на этом их деятельность не закончилась.

Активисты Black Lives Matter неоднократно нападали на прогрессивного Сандерса, обвиняя его в том, что он не заботится о проблемах афроамериканцев. В Сиэтле Сандерсу руководители местного BLM даже не дали выступить на публичном мероприятии. Потом такая ситуация повторилась еще в нескольких городах.

Берни Сандерс попытался исправить положение и нанял свои пресс-секретарем афроамериканку, но BLM продолжали настаивать на том, что Сандерс «пожилой белый мужчина из Вермонта (штат, где 95% населения – белые)», а следовательно он не знает, как живут афроамериканцы, и не может решить их проблемы. На Хиллари Клинтон таких атак не производилось.

В 2016 году Black Lives Matter сыграли важную роль. Тогда Сандерс смог показать очень сильный результат в штатах, где преимущественно преобладали белые американцы, особенно высокие рейтинги у сенатора были среди молодежи. Но в тех штатах, где большинство сторонников Демократической партии составляют афроамериканцы, Берни Сандерс с треском провалился. Социалист проиграл абсолютно все штаты американского юго-востока, причем показывая откровенно слабые результаты (16% в Миссисипи, 19% в Алабаме и 23% в Луизиане). Во многом именно это и предрешило исход гонки. Риторика BLM о том, что Сандерс не сможет позаботиться о чернокожих американцах, дала результат.

После того, как Хиллари Клинтон гарантировала себе статус единого кандидата от Демократической партии, активность BLM не то, чтобы спала, но перетекла в обычное русло. Афроамериканцев не надо было тогда массово убеждать не голосовать за Трампа, и Black Lives Matter ограничивалось дежурными акциями протеста против инициатив республиканцев. Разумеется, движение заявило о поддержке Хиллари Клинтон – и проиграло вместе с ней. После поражения BLM стали еще плотнее работать с Демократической партией, устраивая акции протеста против политики Дональда Трампа. Пик их активности пришелся на предвыборный 2020 год.

Пешка превратилась в ферзя

За прошедшие пять со вступления в большую игру, движение Black Lives Matter превратилось из инструмента в полноценного игрока американской политики. В 2016 году активисты всячески атаковали Берни Сандерса, оказывая поддержку системным кандидатам. Однако уже в этом году все изменилось.

Патрисия Каллорс публично поддержала Берни Сандерса, также высказав одобрение в адрес прогрессивной Элизабет Уоррен. Ее давняя подруга Алисия Гарза не стала поддерживать Сандерса, однако официально заявила о своей поддержке Уоррен. При этом обе девушки заявили, что Байден человек «со старой ментальностью», который представляет интересы «старого истеблишмента».

«Нам нужны голоса всех прогрессивистов, чтобы убедиться, что мы не пустим таких людей как Джо Байден и Майкл Блумберг в Белый дом» - заявила Патрисия Каллорс. Также движение стало массово поддерживать кандидатов на местных выборах. И такое изменение позиции неспроста.

В 2015 году движение Black Lives Matter впервые серьезно заявило о себе, и приобрело ресурсы, благодаря которым мнение участников этого течения стало заметным фактором американской политики. Однако за прошедшие годы BLM превратилось из инструмента в игрока – теперь уже сами представители движения надеются добраться до власти, а не просто передать свои голоса кому-то, кто готов дать им деньги.

Кроме того, если главным «партийным заданием» в 2015 году было недопущение победы Сандерса на праймериз, то в этом избирательном цикле BLM долгое время пыталась справиться с другой серьезной проблемой. Эта проблема называется «Blexit».

Именно таким термином американские политологи стали именовать массовый исход чернокожих избирателей из рядов Демпартии. Люди, десятилетиями голосовавшие за «партию ослов», меняли свои взгляды и становились сторонниками Дональда Трампа. Основная причина таких перемен – экономика, где Трамп смог сильно улучшить положение афроамериканцев и привлечь их на свою строну. Это сильно тревожило руководителей Демократической партии.

Black Lives Matter в любом случае не могло бы обойтись без организации акций протеста в этом году. Протесты против правительства помогают провести границу между крупнейшей организацией, защищающей права чернокожих, и Республиканской партией. Вот только никто не мог представить, что беспорядки достигнут таких масштабов.

Причина у этого такая же, как и у «Blexit» - экономика. Коронавирус и экономический кризис разрушили финансовую систему Трампа, и афроамериканцам пришлось снова затянуть пояса. В такой ситуации на воззвания активистов реакция была гораздо более позитивной, кроме того, люди устали сидеть на карантине и стали выходить на улицы как раз в это время.

Несчастный Джордж Флойд в этом плане – всего лишь сакральная жертва. Переиначивая печально-известную фразу: «Если бы Флойда не было, его стоило бы придумать».

Ведь справедливости ради, к 2020 году в руках организации Black Lives Matter оказались огромные ресурсы – как финансовые, так и политические, и беспорядки им были нужны, чтобы эти ресурсы сохранить и приумножить.

На фоне беспорядков резко росла популярность кандидатов от радикального крыла Демократической партии, которых и поддерживало движение BLM. Старому истеблишменту это не нравилось, однако Black Lives Matter в нынешнем состоянии слишком могучая организация, чтобы игнорировать ее интересы. Сейчас движение, начатое тремя активистками 7 лет назад, находится на пике популярности.

Скорее всего, в ноябре 2020 года Black Lives Matter получит внушительную фракцию сторонников в американском Конгрессе. И вне зависимости от исхода выборов, движение на этом не остановится. Для BLM все только начинается – они уже преодолели путь от инструмента до полноценного игрока. Осталось пройти дорогу от игрока до победителя. Смогут ли они сделать это – покажет только время.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28349 от 28 августа 2020

Заголовок в газете: Америка гуляет «по-черному»