«Крым - это Турция»: зачем Эрдоган атакует Россию

Чего на самом деле хочет новый «султан»

Бывают настоящие друзья. Бывает липовые друзья. А бывают «друзья» из того типа, чьим ярким представителем является нынешний президент Турции. Реджеп Эрдоган только что объявил, что Анкара отказывается признавать Крым российским. Ничего реально нового в этом заявлении нет. Реально новое состоит в том, что крымская декларация Эрдогана прозвучала аккурат в тот момент, когда Турции удалось осуществить беспрецедентный прорыв в то политическое пространство, которое Москва всегда считала зоной своей исключительной ответственности. И это придает агрессивным заявлениям Анкары дополнительное зловещее звучание.

Чего на самом деле хочет новый «султан»

«Турция рассматривает Украину как ключевую страну в плане обеспечения стабильность и безопасности нашего региона. Поэтому мы всегда поддерживали и будем поддерживать территориальную целостность и суверенитет Украины» - провозгласил Эрдоган на совместной пресс-конференции с Владимиром Зеленским и слукавил при этом всего лишь процентов на 50. Откуда в моих оценках взялась такая точность? А вот откуда. Эрдоган точно не считает Крым российским. Но одновременно он совсем не считает его и украинским. В глазах Эрдогана Крым — это территория, которая была несправедливо отобрана Россией в 1783 году у Османской империи и должна быть возвращена наследнице этой империи — современной Турции.

В таких случаях в России принято с пренебрежением говорить, что мечтать не вредно. И применительно к Крыму все действительно обстоит именно таким образом. Однако у Эрдогана большие и разнообразные аппетиты — аппетиты, которые в некоторых ранее контролируемых Москвой регионах вполне себе близки к удовлетворению. В далеком 1995 году я случайно оказался среди журналистов освещавших саммит тюркоязычных стран в столице Киргизии в Бишекеке. Выглядело действо не слишком впечатляюще. Тогдашний президент Турции Сулейман Демирель и пять лидеров бывших советских республик произносили прочувственные слова о братстве и о культурной общности. Но текст речей не совсем сочетался с «картинкой»: в компании недавних первых секретарей ЦК республиканских компартий гость из Анкары выглядел как совершенно чужеродный элемент.

Но турки не унывали и продолжали работать, не покладая рук — причем преимущественно в непубличной сфере. В 1997 году во время отдыха в Сочи я внезапно решил отправиться в гости к своему большому другу — тогдашнему послу Казахстана в Турции Балташу Турсумбаеву. Казахстан был тогда очень небогатым государством. И я ожидал, что резиденция посла окажется достаточно скромной. Вместо этого я оказался на роскошной вилле в одном из самых богатых и аристократических кварталов Анкары (достаточно сказать, что недалеко квартировала недавно ушедшая в отставку с поста премьера Турции Тансу Чиллер. Мне даже показали ее резиденцию, на которой эта почтенная государственная дама разводила кур).

Порадовавшись, было, тому, как Казахстан заботится о своих послах, я вскоре узнал, что источником этой роскоши была страна пребывания моего друга. В знак своей «братской любви» Турция подарила по резиденции всем послам тюркоязычных бывших советских республик. Множество подобных жестов и годы кропотливой работы сделали свое дело. Турция сумела завоевать очень прочные позиции на многих территориях, ранее входивших в состав СССР. И осенью 2020 года Эрдоган наглядно продемонстрировал, насколько большой объем влияния ему удалось приобрести. Не готов пока говорить о том, что происходило за кулисами. Но со стороны все выглядит так, как будто поддержанная Турцией попытка Азербайджана отвоевать Нагорный Карабах стала для Москвы шоком — шоком, от которого она пока так и не смогла оправиться.

Россия оказалась сейчас в Закавказье в положении страны, на которую в регионе обижаются абсолютно все. Грузия обижена нашу страну еще с начала 90-ых годов прошлого века и конца и края этой обиды не видно. И вот теперь Армяне считают, что Россия бросила ее на произвол судьбы и оставила наедине с двумя опасными врагами. А азербайджанцы при этом убеждены, что на самом деле Москва поддерживает Ереван. С какой стороны не посмотри, Эрдоган занял очень выгодную позицию. Налаживать отношения с Арменией ему не нужно в принципе. А в глазах Азербайджана он при любом исходе войны превратился в верного друга и «старшего брата». 

Разумеется, сейчас Москва предпринимает исполинские усилия для того, чтобы развернуть в приемлемую для себя сторону ситуацию в Закавказье. И это абсолютно правильно. Но важно помнить: политическое наступление Турции не ограничивается только этим регионом. Эрдоган очень активен в Средней Азии ( например, именно на Турцию в период своего правления больше всего ориентировался бывший президент Киргизии Алмазбек Атамбаев). Анкара «активничает» даже внутри самой России, налаживая под флагом «культурного обмена» связи с тюркоязычными республиками в составе РФ. Впадать в панику и создавать атмосферу шпиономании нам из-за всего этого однозначно не стоит. Но вот внимательно следить за действиями «друга России Эрдогана» - это очень хорошая идея. Спасибо поэтому «турецкому султану» за то, что он своим заявлением по Крыму напомнил, что для нас совсем не друг, а в лучшем случае тактический партнер в ограниченном наборе ситуаций. Как говорится, кто предупрежден — тот вооружен.