Изменению Конституции Чили помогло подорожание метро на 2,5 рубля

Новый основной закон предстоит написать обычным гражданам

Тысячи чилийцев вышли на улицы Сантьяго, устроив радостное празднование и всеобщее братание, не слишком-то уместное во времена пандемии и социального дистанцирование. Поводом стало принятое на референдуме решение за изменение принятой еще в годы правления Пиночета конституции. Что не нравилось чилийцам в прежнем основном законе и какие надежды они связывают с новым – попробуем разобраться.

Новый основной закон предстоит написать обычным гражданам

За изменение конституции проголосовало подавляющее большинство участников референдума, на который пришло рекордное количество чилийцев. Люди были настолько уверены в исходе голосования, что праздновать начали, не дожидаясь оглашения его итогов.

На референдум было вынесено два вопроса: хотят ли чилийцы новую конституцию и какой орган должен ее создавать.

Большинство участников проголосовало за то, чтобы новый основной закон Чили был создан собранием, целиком и полностью состоящим из избранных граждан, а не органом, в котором состояли бы прежде всего юристы – тем самым люди недвусмысленно выразили свое недоверие к политическому и юридическому истеблишменту.

В соответствии с волеизъявлением народа, проект новой конституции будет разработан специально избранным органом, состоящим наполовину из женщин, а наполовину из мужчин. Полторы сотни членов этот Конституционного конвента будут избраны свободным и тайным голосованием к апрелю 2021 года, и у них будет до года для согласования проекта текста с предложениями, одобренными большинством в две трети.

Как ожидается, среди вопросов, которые, вероятно, будут в центре внимания конституционной реформы: признание прав мапуче – коренного населения Чили, гарантия права на ведение коллективных переговоров, права на воду и землю и ныне приватизированные системы, обеспечивающие здравоохранение, образование и пенсии.

Затем чилийцам снова предстоит проголосовать за то, принимают ли они новый текст основного закона или хотят вернуться к предыдущей конституции.

Ныне действующая конституция была принята во времена военного правления генерала Аугусто Пиночета – взамен приостановленной в 1973 году после переворота конституции 1925 года. Работавшая над главным законом страны конституционная комиссия не представляла всего политического спектра Чили, поскольку ее члены были выбраны диктатурой Пиночета, а противники режима были, само собой, исключены. Есть у юристов немало претензий и к жестко контролируемому референдуму, на котором была утверждена старая конституция. Принятая в 1980 году конституция гарантировала, что Аугусто Пиночет мог оставаться президентом Чили еще восемь лет с расширенными полномочиями, после чего необходимо было проведение референдума о переизбрании. (Стоит напомнить, что в результате проведенного в 1988 году плебисцита большинство чилийцев проголосовали после Пиночета, которому пришлось оставить власть, а в стране начались демократические преобразования).

Отказ от «пиночетовской» конституции сорокалетней давности – это не только символический акт расставания с «проклятым прошлым». С ним многие жители южноамериканской страны связывают надежды на лучшее будущее.

Президент страны Себастьян Пиньера назвал итоги референдума началом пути, по которому чилийцы должны пройти вместе: «До этих пор конституция разделяла нас. С сегодняшнего дня мы должны работать вместе, чтобы новая конституция стала великой основой единства, стабильности и будущего».

С прошлого года Чили сталкивается с массовыми протестами против неравенства. И к этому неравенству, уверены многие чилийцы, страну привела как раз «пиночетовская» конституция. Зато сторонники конституции 1980 года защищают ее как базу, благодаря которой Чили превратилась в одну из самых стабильных экономик Латинской Америки.

Уличные многотысячные акции начались примерно год назад – и уже тогда манифестанты требовали принятия нового основного закона, который положил бы конец царящему в Чили неравенству, которое – несмотря на значительные успехи, достигнутые в стране в борьбе с нищетой – остается острой проблемой.

Поводом к вспышке протестных акций в Сантьяго послужило увеличение стоимости проезда в метро в час пик с 800 до 830 песо (по тогдашнему курсу примерно с 72 до 74,5 рублей). В ходе беспорядков погибли около двух десятков человек.

Властям при виде такой волны народного гнева не оставалось ничего другого, как включить задний ход и отменить повышение цен на общественный транспорт. Людям пообещали увеличить пенсии и минимальную оплату труда, а также провести другие реформы. Более того, ровно год назад президенту Себастьяну Пиньере в ответ на массовые протесты, охватившие всю страну, пришлось распустить правительство и сформировать новый кабмин для проведения социальных реформ. Правда, все эти уступки не охладили ярость чилийцев, протестные акции не прекратились. Чилийцам пришлось даже отменять проведение в их стране саммита АТЭС с участием мировых топ-лидеров.

Так вот, именно в конституции пиночетовских времен многие в Чили видят корни социально-экономических бед и основу общественного неравенства, при котором закон отдает частному сектору контроль над здравоохранением, образованием и пенсиями. Люди считают, что старый закон не защищает права человека, не гарантирует социальное благополучие, концентрирует власть внутри элиты и вообще дает частному сектору слишком большой контроль над экономикой.

Голосовавшие за новую конституцию граждане ждут от нее обеспечения большего участия государства в экономической сфере и гарантии более равных прав на все те же здравоохранение, пенсии и образование. Над тем, в каком виде эти гарантии будут оформлены, предстоит еще поработать – и острых дискуссий явно не избежать. Новой конституции только еще предстоит обрести свои очертания. Проблема, впрочем, не только в том, в какие слова будут облечены социально-экономические гарантии – а в том, как они будут реализовываться на практике. Критики нововведений предупреждают, например, что расширение доступа граждан к системе здравоохранению может подорвать и без того пострадавшего от протестной активности финансовую стабильность страны и увеличить бремя государственного долга.