Фашизм начался с отмены политических свобод: чему учит Нюрнберг

Вирус зла

«Выводы Нюрнберга и сегодня актуальны», — заявил Владимир Путин, обращаясь к участникам форума «Уроки Нюрнберга», посвященного 75-летию начала Суда народов. И с президентом можно и нужно согласиться. Материалы процесса, действительно, крайне поучительны для нас. Прежде всего в той части, которая, увы, мало пока востребована пытливыми исследователями из числа российской политической и экспертной элиты. В части, касающейся истории становления нацистского режима.

Вирус зла

Практически все внимание государственных и близких к ним ученых мужей сосредоточено сегодня на последствиях гитлеровского правления: развязывание агрессивной войны, военные преступления, преступления против человечности... Нет, помнить обо всем этом, разумеется, необходимо. Чтобы понимать, до чего может довести страны и народы «коричневая чума», если ее запустить.

Но столь опасные социальные болезни, как и обычные физические недуги, намного легче предупредить, чем вылечить. В запущенной фазе самое сильнодействующее средство может оказаться бессильным — история 75-летней давности лишь подтверждает это. Да, ту «пандемию» одолели. Но победа далась такой ценой, что мечтать «повторить» это могут лишь клинические идиоты.

В общем, если говорить об уроках Нюрнбергского трибунала, то главное, чему следовало бы научиться, — вовремя распознавать симптомы «чумы». На самых ранних стадиях, пока процесс заражения не прошел точку невозврата, не успел полностью захватить зазевавшийся государственный организм.

Итак, какие нюрнбергские документы могли бы помочь в этом деле? Прежде всего, конечно, обвинительное заключение. По версии обвинителей, путь ко Второй мировой войне и газовым камерам Освенцима начался с отмены в Германии политических свобод. Раздел «Укрепление контроля» описывает выстраивание гитлеровской «вертикали власти».

«Нацистские заговорщики низвели рейхстаг на положение органа, состоящего из их ставленников, и урезали свободу выборов по всей стране. Они реорганизовали ряд областей, провинций и муниципалитетов, которые пользовались раньше полуавтономной властью, просто в административные органы центрального правительства... Резко ограничили независимость суда... Контролировали распространение информации и способы выражения общественного мнения в Германии так же, как обмен информацией всякого рода между Германией и другими странами, и создали огромную машину пропаганды».

Приговор дополняет эту картину шокирующими цивилизованное общество подробностями.

«В 1935 году несколько должностных лиц концентрационного лагеря Хохштейн были обвинены в зверском обращении с заключенными. Высокопоставленные нацистские чиновники пытались оказать влияние на суд, и после того, как эти должностные лица были осуждены, Гитлер всех их освободил. В 1934 году правительство рассылало всем германским судьям письма, инструктировавшие их, «какой генеральной линии» им следует придерживаться...

Был принят закон... который дал возможность нацистскому правительству устранить всех учителей, «занимающихся подрывной деятельностью и неблагонадежных в политическом отношении»... Был учрежден целый ряд официальных агентств, в обязанность которых входили осуществление контроля и оказание влияния на прессу, радио, кино, издательства и так далее... Независимые суждения, основанные на свободе мысли, стали совершенно невозможными».

Апофеозом «концентрации власти» стал плебисцит 1934 года, утвердивший радикальные перемены в конституционном устройстве страны: национальный лидер, по-немецки der Führer, объединив в своем лице высшие государственные должности, принял титул «фюрер и рейхсканцлер». Помимо резкого увеличения объема полномочий главы государства поправки к конституции снимали какие-либо ограничения по времени пребывания его в должности.

Тот референдум, кстати, прошел без сучка и задоринки: за изменения высказались 89,93 процента участников голосования (при явке 95,65 процента). Это признает и приговор Суда народов: «38 миллионов немцев выразили свое одобрение». Что нисколько не помешало судьям квалифицировать действия Гитлера и гитлеровцев как «захват власти». Ибо плебисцит «проводился под контролем нацистов», а народ «был подвергнут сильнейшему воздействию пропаганды в пользу режима».

Утвердившись в Германии, режим перешел к территориальным захватам. Но и тут началось далеко не с Польши. Даже не с Чехословакии. Первой оккупированной страной в приговоре названа Австрия. Никакие оправдания обвиняемых — мол, и тут, и там живут немцы, мол, аншлюс был всего лишь восстановлением справедливости, реализацией законного права народов на самоопределение — в расчет приняты не были.

Не впечатлил судей даже такой аргумент, как плебисцит по вопросу «воссоединения Австрии с Германским рейхом», проведенный 10 апреля 1938 года одновременно в Австрии и Германии. По официальным данным, «да» аншлюсу сказали 99,73 процента проголосовавших австрийцев (при явке 99,71 процента).

Приговор четко объясняет, почему были отвергнуты эти доводы:

«Перед Трибуналом было выдвинуто утверждение, что аннексия Австрии была оправдана сильным стремлением к союзу между Австрией и Германией, которое высказывалось во многих кругах. Утверждалось также, что у этих народов было много общих черт, которые делали этот союз желательным, и что в результате цель была достигнута без кровопролития.

Эти утверждения, даже если они являются правильными, фактически не существенны потому, что факты с определенностью доказывают, что методы, применявшиеся для достижения этой цели, были методами агрессора. Решающим фактором была военная мощь Германии, которая готова была вступить в действие в том случае, если бы она встретила какое-нибудь сопротивление».

Кроме того, аншлюс, по мнению судей, нарушал международные обязательства Германии. Предусмотренные, например, подписанным в 1936 году «дружественным соглашением» между правительствами двух стран: власти Рейха признавали «полный суверенитет Федеративного государства Австрия» и отказывались от вмешательства в его внутренние дела, — а также Версальским договором 1919 года. Статья 80 последнего гласила: «Германия признает и будет строго уважать независимость Австрии в границах, которые будут установлены Договором».

Таковы факты, установленные, подчеркнем, приговором Международного военного трибунала. За отрицание таковых — равно как и за «одобрение преступлений, установленных указанным приговором» — нынче можно схлопотать до пяти лет лишения свободы (статья 354.1. УК РФ). В общем, современным политикам есть, право, над чем задуматься.

Если кто-то кое-где у нас — в смысле на планете Земля — начинает крутить в бараний рог оппозицию и прессу, диктовать приговоры судам, нарушать международные соглашения, обосновывая территориальные претензии «исторической справедливостью» и «голосом крови», есть основания полагать, что дело попахивает той самой субстанцией, подробный анализ которой произведен нюрнбергской «лабораторией» 75 лет назад. Отличия лишь в концентрации.

А воняет в последнее время, признаться, изрядно. Что, кстати, отмечают и российские власти. Последняя версия ежегодного доклада МИД РФ, посвященного ситуации в мире с «героизацией нацизма, распространением неонацизма» и прочих осужденных в Нюрнберге политических практик, фиксирует «тревожные тенденции» почти во всех странах Запада и союзных им государствах Восточной Европы.

Вирус зла обнаружен даже в сверхтолерантных и политически свободных с виду скандинавских странах. Внешность, увы, вновь обманула. «В Швеции, — указывается, в частности, в докладе, — осознанно умаляется решающий вклад Советского Союза в Победу над нацизмом при одновременном возвеличивании роли союзников во главе с США». Кроме того, дискриминируется «постоянно разрастающееся в стране мусульманское сообщество»: мусульмане-мигранты — беспредел да и только! — «часто сталкиваются с проблемами безработицы».

Одно радует в результатах этого беспристрастного мониторинга, один луч света в сгущающихся сумерках: Россия, ее союзники и стратегические партнеры, слава богу, вне всяких подозрений. Однако расслабляться, пожалуй, не стоит и нам. Люди, будьте бдительны: фашизм может подкрасться совершенно незаметно.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28426 от 27 ноября 2020

Заголовок в газете: Фашизм подкрался незаметно