Патриотизм у россиян — в прошлом

Мы любим свою страну, но… не хотим работать для ее блага

04.07.2010 в 13:59, просмотров: 11091
Патриотизм у россиян — в прошлом

Подавляющее большинство россиян — 84% — считают себя патриотами. Это значит, что они любят свою страну, ведь именно так мы сегодня расшифровываем понятие “патриотизм”. Реагируя на просьбу как-то ответить на вопрос “кто вы такой?”, 58% определяют себя как граждан России. Все другие варианты ответа — “просто человек”, “москвич”, “русский”, “европеец”, “отец” и проч. — резко уступают гражданской самоидентификации. Интересно, однако, что главным предметом, основанием гордости за свою страну для абсолютного большинства выступает не ее драматическое настоящее или, тем более, светлое будущее, а прошлое — исторические события, память о великих предках. Истинным же проявлением патриотизма мы считаем не работу на благо страны, а уважение к отечественным традициям, укрепление собственной семьи и воспитание детей.


Новый российский патриотизм имеет довольно необычное лицо, сильно отличающееся и от классически-советского, и от перестроечно-реформаторского образцов. С одной стороны, все последние двадцать лет в нем росла составляющая “любить Родину” и падала — “работать во благо страны”. С другой — снижается доля тех, кто настроен при любой погоде “рубить правду-матку” о своей стране, наслаждаясь морально-политическим стриптизом, и тем более — отдавать всего себя коренной переделке страны, забывая о собственных профессиональных, семейных и прочих обязанностях. Сегодня готов поработать на Россию только каждый четвертый, а десять лет назад декларировал такую готовность каждый третий.


Согласитесь, между этими двумя подходами есть существенная разница. В первом случае говорится об отношении, не требующем каких-то активных действий, а во втором без таких действий уж точно не обойтись. То есть мы все сильнее любим свою страну, но все реже готовы что-либо ради нее сделать. И уж точно работать мы все больше хотим на себя, а не на Родину. Не пользуются большой популярностью и такие жесткие определения патриотизма, как “защищать свою страну от любых нападок и обвинений” (согласны с этим только 27%), “стремиться к изменению положения дел в стране, чтобы обеспечить ее достойное будущее” (готовы 26%), “говорить о своей стране правду, какой бы горькой она ни была” (18%). Не востребован и “квасной” патриотизм — только 5% из нас согласны считать патриотом того, кто в принципе отказывается видеть у своей страны какие-либо недостатки. И только для 19% патриот — это тот, кто считает свою страну лучшей, чем другие. Не видно экзальтации по поводу символов российского государства (главным предметом гордости за свою страну ее флаг, герб и гимн считают только 9% опрошенных), религии ее народов (тоже 9%), их обычаев (12%), родного языка (13%). Меньше, чем раньше, поводов гордиться победами наших спортсменов (11%, пять лет назад было 14%). Немногим чаще мы гордимся душевными качествами нашего народа (15%), военной мощью нашего государства (16%), жемчужинами нашей культуры — литературой и искусством (17%). Еще больше тех, кто гордится родной природой (21%), нашей землей вообще (30%), а также малой родиной — местом, где родились и выросли (32%). И вне конкуренции — наша история (ею гордятся 47%), а также ее персонажи, великие деятели прошлого (еще 22%).


Все это — версии патриотизма, обращенного в прошлое. Его, вопреки тотальному разоблачительству перестроечных правдорубов, большинство склонны считать по-настоящему великим и заслуживающим если не всяческого восхваления, то хотя бы уважения. Один из респондентов, рязанский повар Сергей, так описал эту ситуацию: “У нас были великие умы, отличные гены. Да только истребили русский народ… Я горжусь только прошлым Великой Руси, а будущего не вижу. И это грустно”.


На этом фоне “патриотизм сегодняшнего дня”, т.е. политическая активность, разворачивающаяся под флагом патриотизма, привлекает немногих. Лишь 9% россиян считают, что “истинный патриот” должен участвовать в работе патриотических общественных организаций. 13% — что он должен разговаривать со знакомыми на патриотические темы, 14% — что он должен голосовать на выборах за патриотические партии. Гораздо больше тех, кто считает достаточным для патриота уважать традиции (48%), участвовать в праздновании исторических событий и юбилеев (19%), укреплять свою семью и воспитывать детей (46%).


Российский патриотизм больше не требует ходить на митинги и демонстрации под красными или черно-золотыми знаменами или отдавать на выборах свой голос записным патриотам. Практически исчезли такие советские формы “ультрапатриотизма”, как принципиальный отказ от работы на иностранную фирму (сегодня только 9% считают это непатриотичным) или брак с иностранцем (16%). Даже переезд на постоянное место жительства в другую страну называют непатриотичным поступком только 22%. Как сказала в интервью респондентка-фотомодель, вышедшая замуж за итальянца и живущая на два дома: “Для меня патриотизм — это обучать русскому языку мужа-иностранца, чтобы говорить дома на родном для меня языке”.


Но вот что не может быть прощено ни при каких обстоятельствах, так это отказ от службы в армии по призыву (50%), уклонение от уплаты налогов (57%) и незнание государственной символики (60%). Перелом в отношении к призыву, смена вектора с отрицательного на положительный, произошла в начале 2000-х годов. И с тех пор количество его сторонников устойчиво превышает противников. Правда, есть нюанс: среди сторонников явно доминируют мужчины и пенсионеры, а среди оппонентов — женщины и молодежь. Похоже, годичный срок службы — это хрупкий компромисс, позволяющий удерживать общество в относительной лояльности призывному принципу комплектования армии. А попытки трактовать его расширительно грозят резким падением количество сторонников призыва вообще.


Итак, мы далеко ушли от советского принципа: считать свою страну лучшей в мире и закрывать глаза на ее недостатки. Но и перестроечный позыв — активно менять страну к лучшему, идя наперекор сложившемуся положению, — давно иссяк. Теперь мы предпочитаем любить Родину расчетливо, не тратя на это особых сил и энергии, но настойчиво самоустраняясь от “повышенных обязательств” и оберегая как зеницу ока автономию своей частной сферы.


Возможно, это и неплохо. Ведь каждый сегодня по мере сил “возделывает свой сад”, прикрывшись от соседа высоким забором. Но есть что-то, чего остро недостает нашему патриотизму, чтобы он из элемента словесного “джентльменского набора” современного россиянина стал действительно важным мотиватором его поведения. Нам недостает предметов и оснований для гордости, взятых из дня сегодняшнего (самому свежему из всеми признаваемых достижений нашего народа — полету в космос — уже полвека). Нет героев сегодняшнего дня, на которых хотелось бы равняться (Чичваркин, Абрамович, Билан — персонажи, конечно, яркие, но “делать с них” свою жизнь абсолютное большинство россиян не готово). И наконец, возможно, самое главное. Нам не хватает понимания того, как взаимосвязаны успех страны в целом и успех каждого ее жителя. И осознания, что одного без другого не бывает.