Россиян душит часовой пояс

Зачем регионы лишают дневного света?

25.11.2010 в 17:20, просмотров: 7312

Это только счастливые часов не наблюдают — руководители российских регионов не просто пристально следят за минутными стрелками, но и активно пытаются их передвинуть. Только за последние дни Магаданская область, Приморье, Бурятия, Сахалин выразили желание “стать ближе к Москве”. А стоит ли спешить? В пяти субъектах Федерации, где переход произошел еще весной, зреет “часовой бунт”. “МК” узнал, как продвигается реализация инициативы президента Медведева и что об этом думают подопытные россияне.

Россиян душит часовой пояс
Рисунок Алексея Меринова

В своем прошлогоднем послании Федеральному собранию Дмитрий Медведев в числе важнейших государственных задач назвал сокращение количества часовых поясов. “Нужно рассмотреть возможность сокращения количества часовых поясов. Конечно, надо просчитать последствия такого решения. Но сделать это надо”, — объявил президент. Чиновники на местах, как водится, взяли под козырек и начали ревностно исполнять высочайшее указание.

“Света белого не видим”

В результате Самарская область и Удмуртия сдвинулись на один час на запад и стали жить по времени московскому. Стали на час ближе к Москве жители Камчатки, Чукотки и Кузбасса. Сам механизм перехода из пояса в пояс выглядит следующим образом: местные депутаты обращаются с просьбой к правительству, которое после рассмотрения ее удовлетворяет или нет. Жителей регионов фактически никто не спрашивает. Возмущение по этому поводу даже выплескивается на улицы. Ведь на Камчатке и в Самаре теперь темнеет в три часа дня, а световой день еще месяц будет сокращаться.

— Последние три недели у нас каждое воскресенье перед зданием областного правительства проводятся флэш-мобы, — сказал “МК” депутат Самарской облдумы и участник коалиции “За самарское время” Михаил Матвеев. — Люди выходят в пять часов вечера и в кромешной темноте освещают друг друга фонариками и свечками. Собирается по 200—300 человек. 11 декабря пройдет масштабный митинг, который должен состояться одновременно и в других пострадавших регионах. Его уже поддержали местное отделение КПРФ, “Яблоко”, ветеранские, общественные организации, ожидается даже участие профсоюза ВАЗа. При этом официальные соцопросы особого негатива к идее смены часового пояса не фиксируют, но субъективно с сокращением светового дня возмущение растет.

По словам Матвеева, из-за перехода на московское время самарцы теряют в год две сотни световых часов. Дело в том, что восход и закат здесь раньше, чем в Москве, на 56 минут. Такое положение вещей отражается в том числе на росте потребления электроэнергии. По имеющимся статистическим данным, за 9 месяцев этого года жители региона потратили электричества на 7% больше, чем за этот же период в прошлом году. В целом же по России фиксируется рост в 3%. Таким образом, расшаркивание местных властей перед Москвой не проходит бесследно и для кошелька самарцев.

Еще один “побочный эффект” — резко выросло число ДТП. Вечерние пробки в Самаре сейчас попадают на кромешную темноту. В этой связи характерно ДТП на одной из тихих улочек города, произошедшее 2 недели назад. Два офицера МЧС переходили дорогу, как положено, по “зебре” и были насмерть сбиты в четыре часа дня. Абсолютно трезвый водитель развел руками — он не увидел пешеходов…

Огромные неудобства касаются и школьников. Дети хотят после школы погулять, погонять в футбол, но к моменту окончания уроков света белого уже нет.

Интересно, что в Самаре в 1989 году уже был проведен эксперимент по переходу в московский часовой пояс. Однако после многочисленных жалоб через два года время вернули на прежнее место. “В марте я на заседании Думы напомнил депутатам о том опыте. Но коллеги меня не услышали. Единороссы говорят, что таким образом мы улучшаем взаимодействие с федеральным центром. Бизнесу удобнее синхронизировать свою работу с Москвой. Я считаю, что это недостаточные аргументы, — продолжает Матвеев. — Представьте, если бы Москву перевели на парижское время якобы для улучшения взаимодействия с Евросоюзом. Абсурд!” Самарцы составили в Интернете петицию к Дмитрию Медведеву, под которой подписи поставили уже 15 тысяч человек.

Часовые изменения пролоббировали гопники?

Вторым эпицентром сопротивления является Камчатка. “Мы категорически против, — говорит глава Камчатского крайкома КПРФ Михаил Смагин. — У нас ужасные дороги, по которым и днем-то не проедешь. У нас микрорайоны не освещаются должным образом — в темноте хулиганам, грабителям одно раздолье. Уроки в школах теперь начинаются в 8 утра, а есть идея и на более раннее время перенести. Дети не высыпаются. По статистике, каждый пятый ребенок опаздывает в школу! Зато после уроков идут в темноте. За последнее время у нас пропали трое детишек — просто вышли из автобуса и исчезли… Получается, все свободное время люди будут жить в темноте, как кроты”. 11 декабря в Петропавловске-Камчатском также запланирован митинг. Организаторы, правда, считают, что власти специально создали проблему на пустом месте, чтобы отвлечь народ от более серьезных вопросов.

— Такое ощущение, что решение о смене часового пояса пролоббировали гопники и педофилы — именно им выгодна ранняя темнота, — печально шутит доцент геофака МГУ Андрей Панин. — У нас в стране нехватка уличного освещения, и такие меры еще больше погружают народ в темноту. В развитых странах часовой пояс меняют на основании просьб людей, а у нас все делается для нужд управленческого аппарата. Говорят, в одном регионе обосновали переход к другому часовому поясу тем, что жене губернатора удобнее смотреть телевизор!

Часовые пояса затянут еще туже

По словам эксперта, если принять за период бодрствования большинства людей интервал с 6 до 23 часов, то окажется, что жители Петропавловска-Камчатского и Кемерова потеряли 75—80 часов светлого времени в год, в Анадыре — 125, а в Ижевске и Самаре — 175—180 часов. “Экономических выгод от этого мероприятия не предполагалось с самого начала, экономия электричества если и есть в госучреждениях, то она составляет доли процента. Зато граждане, особенно на Камчатке, в Сибири, где электричество очень дорогое, несут существенные убытки. Я могу объяснить поведение региональных властей — они полностью сориентированы на пожелания федеральных властей. А вот зачем этот вопрос педалируется в Москве?” — удивляется Панин.

Интересно, что в Советском Союзе, где решения тоже принимались командно-административными методами, устройство часовых поясов было ориентированным на географию. В современной России граждан по-прежнему никто не спрашивает, но и решения принимаются исходя из интересов чиновников и ведомств в целом.

Впрочем, у идеи “затягивания часовых поясов” есть и ярые сторонники, в числе которых замдиректора Института географии РАН Аркадий Тишков. Но даже он признает, что особых экономических выгод пока не последовало. Недовольство граждан он объясняет тем, что власть плохо ведет работу с населением. Зато Аркадий Александрович активно строит прожекты на будущее: “В ближайшее время возможно слияние времени Иркутска, Бурятии с Красноярским краем. Якутия, в свою очередь, может быть объединена с дальневосточниками. Возможно, что подвинуть придется и Москву — на час вперед. Все-таки большая часть страны у нас восточнее столицы”. Прожектерству, похоже, конца не видно. Одна проблема — солнце никак не хочет двигаться по небосклону по предписаниям чиновников.