Случай девочки, полностью вылеченной от рака иммунной терапией

Счастливый, буквально исторический, случай исцеления Эмили Уайтхед

19.03.2013 в 17:16, просмотров: 5133

Западные медики предложили новый подход к решению проблемы. Наглядным примером его эффективности может служить случай семилетней американской девочки Эмили Уайтхед, страдавшей одной из форм лейкемии - острым лимфобластным лейкозом. Однако ее удалось спасти: после лечения раковых клеток в организме девочки не нашли.

Случай девочки, полностью вылеченной от рака иммунной терапией
Michel Sadelain, MD, PhD (mskcc.org)

Предпринимавшиеся не раз попытки заставить собственную иммунную систему пациента бороться с раковыми клетками до сих пор успехом не увенчивались. С вторгшимися в организм извне агрессорами иммунная система обычно справляется неплохо, но выявить и уничтожить раковые клетки не может. Чтобы помочь ей в этом, были даже созданы специальные вакцины.

Но успехов в борьбе со злокачественными опухолями такие вакцины не принесли. "Ведь это же наши собственные клетки, - поясняет Мишель Садлен (Sadelain), директор Центра клеточной инженерии и переноса генов в Мемориальном онкологическом центре имени Слоуна и Кеттеринга (Нью-Йорк). - Раковые клетки - не бактерии, не вирусы, не паразиты, не вторгшиеся в организм патогены".

И сразу же выкристаллизовываются две проблемы: одна - в том, что различие между здоровыми и раковыми клетками слишком мало, другая - в том, что иммунный ответ, вызываемый противораковой вакциной, слишком слаб. Что и побудило нью-йоркских ученых изменить сам подход к иммунной терапии.

"Если вы не можете добиться достаточно сильного иммунного ответа с помощью вакцины, то есть другой вариант: непосредственно модифицировать сами иммунные клетки, - говорит Садлен. - Мы производим отбор так называемых регуляторных Т-клеток у пациента и внедряем в них в лаборатории один-два дополнительных гена, вследствие чего эти лимфоциты обретают способность распознавать раковые клетки и вызывать достаточно сильный иммунный ответ".

У подвергшихся такой манипуляции Т-клеток на мембране образуется особая белковая структура - химерный антигенраспознающий рецептор. Этот рецептор распознает специфические белки-антигены на поверхности опухолевых клеток (конкретно речь идет пока о двух формах рака - лейкемии и лимфоме). Такие модифицированные Т-клетки связываются с раковыми клетками-мишенями и подают сигнал к их уничтожению.

Ярким примером эффективности нового подхода может служить случай семилетней американской девочки Эмили Уайтхед, страдавшей одной из форм лейкемии - острым лимфобластным лейкозом. После двух безуспешных циклов химиотерапии, медики Филадельфийского детского госпиталя решились применить генетически модифицированные Т-клетки с химерным антигенраспознающим рецептором, сообщает Deutsche Welle.

"Терапия этой пациентки оказалась чрезвычайно успешной, - говорит Садлен. - Похоже, модифицированные Т-лимфоциты полностью уничтожили все раковые клетки. Во всяком случае, никаких опухолевых клеток в ее организме врачи обнаружить больше не смогли".

В то же время случай Эмили Уайтхед показал и то, что такая терапия связана с риском. Модифицированные Т-клетки вызвали столь сильный иммунный ответ, что девочка чуть не умерла и ее пришлось положить в отделение интенсивной терапии.

Может быть, врачи "переборщили", ввели пациентке слишком много модифицированных Т-клеток? Дозировка - очень серьезная проблема, признает Садлен. С обычными медикаментами правильную дозировку можно "нащупать", увеличивая ее постепенно. Но здесь этот метод не работает: "Наши медикаменты - живые. Даже если вы ввели пациенту совсем мало клеток, они в организме размножаются, и дозировка сама по себе растет. А потом эти клетки еще какое-то время остаются в организме больного. Поэтому проблема разумной дозировки - это пока terra incognita".

Новой экспериментальной терапии пока подверглось около 40 человек. Некоторым она помогла, некоторым - нет. Кроме того, в принципе тот же подход годится и для лечения других форм рака - при условии, что на оболочках этих опухолевых клеток удастся обнаружить столь же специфические антигены, что имеются на оболочках лейкемических и лимфомных клеток.

Если же такие белковые структуры, позволяющие однозначно отличать раковую клетку от нормальной, найдены не будут, то, возможно, отыщутся хотя бы какие-то специфические сочетания мембранных белков, типичные для опухолевых клеток, но не присущие здоровым. "Тут требуется хитроумное решение, - говорит Садлен. - Если такие сочетания найдутся, то мы модифицируем Т-клетки так, чтобы на их мембране было сразу два, три или четыре химерных антигенраспознающих рецептора. И только если все эти рецепторы одновременно свяжутся на поверхности одной и той же клетки с соответствующими антигенными белками, будет запущена команда на ее уничтожение".