«Ученый высочайшей пробы»: каким запомнят экс-президента РАН Владимира Фортова

Лучшим памятником выдающемуся физику стало бы создание ядерного двигателя для ракет

Талантливый ученый с большой буквы, академик российской академии наук Владимир Фортов скончался в воскресенье утром в ЦКБ. Владимир Евгеньевичу было 74 года, он двух месяцев не дожил до своего юбилея. По своему темпераменту он очень соответствовал области своей науки — энергетике. Фортов многие годы руководил Объединенным институтом высоких температур РАН. Но судьба, словно испытывая его собственный экстремальный предел, забрасывала его еще выше, заставляя в конце 90-х совмещать должности заместителя председателя Правительства РФ с должностями министра науки и технологий, а также председателя Государственного комитета РФ по науке и технологиям и председателем Российского фонда фундаментальных исследований. Наконец, в 2013 году его избрали президентом РАН. И на этом нелегком посту Владимир Фортов до последнего, пока позволяли силы, удерживал позиции, спасая академию от полного разрушения.

Лучшим памятником выдающемуся физику стало бы создание ядерного двигателя для ракет

Владимир Евгеньевич родился 23 января 1946 года в подмосковном Ногинске в семье инженера ВВС и учительницы. Благодаря отцу, который  занимался испытанием бомб, пушек, ракет в институте Минобороны, Фортов тоже рано стал интересоваться техникой, физикой. Несмотря на сложное послевоенное время в школе тогда была очень развита система дополнительного образования, и он серьезно занялся баскетболом и радиолюбительством. 

Отличник, спортсмен, победитель математических олимпиад, он, конечно, мечтал выложиться в этой жизни по максимуму. «Я не мог понять, - говорил он мне в одном из интервью, - как может нормальный молодой человек, имея руки, ноги, голову, работать официантом... Те, кто балбесничал и ничего не делал, сразу становились как бы ущербными людьми, изгоями». А потому юный Фортов рискнул, и поступил в самый престижный Физтех, да сразу на  факультет аэрофизики и космических исследований! «Я решил при поступлении такие сложные задачи, которые сейчас вряд ли смог бы решить», - вспоминал он.

В Физтехе, 17-летнего талантливого паренька сразу заметили, - он попал в группу, которая занималась испытаниями ядерного оружия и вместе с НИИ-1 — плазменными ядерными реакторами. Ему читали лекции Сергей Павлович Королев, Михаил Алексеевич Лаврентьев, Мстислав Всеволодович Келдыш, Яков Борисович Зельдович, Виталий Лазаревич Гинзбург... Что еще надо было для счастья!

Владимир Фортов стал одним из самых успешных российских ученых. На его счету более 500 научный работ и 30 монографий на темы импульсной и промышленной энергетики, космической физики, управляемого термоядерного синтеза. Им разработаны генераторы мощных ударных волн и экспериментальные методы изучения физических свойств вещества с использованием взрывчатых веществ, лазерных, релятивистских электронных и ионных пучков.

Именно он создавал защиту для советской автоматической межпланетной станции «Вега», которая в 1984-86 годах исследовала атмосферу Венеры и комету Галлея.

Ученый, добившийся в своей жизни многого, знал, что нужно науке, в чем ее слабые стороны. Когда в 2013-м его избрали на должность президента РАН, Фортов произнес такие слова: «Надо сделать так, чтобы работающий ученый стал центральной фигурой в нашей Академии Наук, чтобы все составляющие научной инфраструктуры были бы сфокусированы на его нужды, вращались бы вокруг него, как планеты вокруг Солнца». Фортов видел острую необходимость перехода страны с сырьевого сценария развития экономики на инновационный и считал, что у Академии наук есть  хорошие перспективы по генерации прорывных идей. У него самого была пара-тройка таких прорывных решений. В частности, он рассказывал о плане по созданию новых электросетей, связанных с широким применением информационных технологий. Это снизило бы потери и увеличило надежность в несколько раз. Рассказывал Фортов и о других проектах в области механики, робототехники, микроэлектроники, о  разработках по созданию электромагнитного оружия и радиобомбы... 

Однако в правительстве образца 13-го года решили по-своему. Как только Фортов стал президентом, грянула реформа РАН. В результате «работающего ученого» оторвали от академии, подчинив «успешному менеджеру» и заставив работать в основном не на результат, а ради бессмысленной гонки за публикациями в престижных, западных журналах.

Фортов, этот человек-глыба, выдающийся физик, управлявший взрывами, ударными волнами и экстремальными состояниями вещества вынужден был мириться с двойственностью своего положения. И принять правило «двух ключей», по которому научное руководство наукой оставалось за академией, а хозчасть отходила к ФАНО (Федеральному агентству научных организаций). По факту же все основные механизмы управления институтами отошли именно под управления ФАНО. Над академией, нависала угроза полного уничтожения.

Заслугой Фортова стало сохранение Большой академии. Он добился того, что ее не стали ликвидировать юридически, а лишь присоединили к ней медицинскую и сельскохозяйственную. Кроме того, Владимир Фортов в нелегкой борьбе отвоевал для академии право самостоятельно разрабатывать и вносить в правительство программу фундаментальных научных исследований, а также право на введение моратория на изъятие у академии собственности.

Четырехлетняя работа Фортова на посту президента РАН была ежедневной отчаянной борьбой с ветряными мельницами — силы были неравны, но он держался.

В феврале 2017 года перед очередными выборами на должность президента РАН, Владимир Евгеньевич вновь получил поддержку президиума РАН для переизбрания на новый срок... Однако непосредственно перед выборами Фортов снял свою кандидатуру. По неофициальным данным, ему «очень порекомендовали» сделать это в Кремле, Фортов был неудобным для чиновников президентом.

Фортов умер в ЦКБ, где лечился от коронавирусной инфекции. В последние дни состояние его было тяжелым, его подключили к ИВЛ. Шансы, по словам медиков, были. Но ситуацию усугубил инсульт...

Прощаясь с Владимиром Евгеньевичем, хочется вспомнить, с какой надеждой он говорил о будущем российской науки. В одном из последних интервью «МК» мы беседовали с ним о возвращении России к созданию ядерного двигателя для космических ракет, который будет обладать большими преимуществами по сравнению с двигателем на химическом топливе. «Россия в этом направлении по-прежнему впереди всех в мире, - говорил Фортов. – Когда американцы в NASA говорят о новых ракетах на ядерном топливе, они указывают на необходимость обратиться за опытом к нам». Может, оставшимся ученикам выдающегося академика все-таки удастся создать такой двигатель? Поздравляя Владимира Фортова с предыдущим юбилеем, коллеги назвали его физиком высокой пробы. «Ну про высокую пробу, это вы слишком», - скромно поправил он. Нет, не слишком, Владимир Евгеньевич. Ученый и человек высочайшей пробы – это именно Вы.

Читайте также: Академик Владимир Фортов умер после заражения коронавирусом

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28428 от 30 ноября 2020

Заголовок в газете: Ученый высочайшей пробы