Приговор ветерану войны: депортация

Власти Егорьевского района через суд выселяют 89-летнюю женщину из ее дома в убогую квартирку, чтобы отчитаться об “отдельном жилье для ветеранов”

89-летняя Нина Константиновна Лосева из Егорьевского района Подмосковья не желает “улучшать жилищные условия” даже… по решению районного суда. Пенсионерка живет в покосившейся избе в деревне Колионово и не мечтает о новоселье.

Власти Егорьевского района через суд выселяют 89-летнюю женщину из ее дома в убогую квартирку, чтобы отчитаться об “отдельном жилье для ветеранов”
Нина Константиновна. Фото: Владимир Чуприн.

— Для мамы переезд в Починки — это смерть, — считает дочь Нины Константиновны, Елена Борисовна. — В квартире, куда хотят ее переселить, раньше находился сельсовет, и помещение совершенно не приспособлено для жилья. Оно холодное, двери там металлические.

Двухэтажный панельный дом №27 по ул. Молодежной в селе Починки, которым власти решили осчастливить ветерана Великой Отечественной войны Лосеву, внешне навевает скуку. Грязный и неухоженный. На двери висит тяжелый амбарный замок.

— Нас заверяют, что земельный участок в Колионове сохранят за нами, — продолжает Елена Борисовна. — Если его действительно не заберут, то в летние месяцы я должна разрываться на части. Из Колионова в Починки автобусы ходят три раза в день, последний — в 14.45. Как и когда мне ухаживать за мамой?

Впрочем, в деревне, где Нина Константиновна прожила больше 50 лет, не особенно верят, что земельный участок в 13 соток сохранят за заслуженной пенсионеркой. И тому есть определенные основания. Дом ветерана находится на территории бывшего больничного комплекса с несколькими корпусами, где еще до недавнего времени принимали пациентов врачи самых разных профилей. Они обслуживали 36(!) близлежащих деревень, для стариков имелся стационар на 20 больничных коек. Но в прошлом марте из-за отсутствия финансирования медицинское учреждение приказало долго жить. И все 36 деревень на прием к врачам теперь вынуждены ехать в Егорьевск — за 40—50 км.

Приговор ветерану войны: депортация

Приговор ветерану войны: депортация

Смотрите фотогалерею по теме

По этому поводу в деревне был сход, крестьяне объявили недоверие своему сельсовету. Но ничего не изменилось.

— Мы отстаивали интересы как могли, — говорят в деревне. — По Интернету разослали обращение президенту, предлагали сделать земскую больницу для бедных и стариков. Ведь сегодня в Егорьевске, если человеку за 60, отказывают в койко-месте.

Избушка ветерана простоит еще 100 лет. Фото: Владимир Чуприн.

На просьбы о помощи ответов не последовало. Зато поступили десятки предложений от… американских врачей из Калифорнии и других штатов! Они были готовы примчаться в Колионово хоть завтра и начать практику земского врача. Скорее всего янки начитались нашего Чехова, вот и решили хлебнуть романтики. Но у них, конечно же, ничего не получилось.

Общая площадь бывшего больничного комплекса около 6 га, а буквально в центре этого лакомого кусочка — покосившийся домик Нины Константиновны Лосевой и ее сад с огородом в 13 соток. Ну как тут не позаботиться о ветеране, не признать ее избушку аварийной? Можно и галочку поставить в рапорте вышестоящему руководству. Дескать, никто не забыт, ничто не забыто, еще одному фронтовику удалось улучшить жилищные условия к 9 Мая! С октября по сегодняшний день пенсионерку завалили повестками из суда — 8 раз то намечались, то откладывались слушания ее вопроса об отказе переезжать на ПМЖ в соседние Починки. 17 января прозвучал вердикт: переселить, нельзя помиловать.

Эта “хрущоба” навевает скуку. Фото: Владимир Чуприн.

Входим в избу Нины Константиновны. Тут очень тепло, хотя ее паровое отопление, замкнутое на больничной котельной, отключили с закрытием больничного комплекса.

Почтенная полуслепая старушка показывает на потолок:

— Это наша нанотехнология! — говорит она.

В большую комнату-светелку односельчане поставили ветерану три инфракрасных тепловых излучателя, которые и обогревают избу. За электричество в месяц приходится платить в среднем по 4 тыс. руб. Конечно, дороговато. Но если топить печь дровами, то за их запас на зиму жители Колионова платили по 25 тыс. рублей. Получается, что “нанотехнологии” все-таки предпочтительнее, и сегодня инфракрасные излучатели поставлены практически в каждой деревенской избе.

Еще в доме Нины Константиновны есть центральный водопровод, и “по удобствам” он почти не уступает городской квартире.

— По закону власти обязаны выплатить ветерану денежную компенсацию на ремонт своего дома или на строительство нового, — говорит житель деревни Валерий Середа. — По рыночным оценкам в нашем районе это примерно 1,5 млн. рублей. На них мы сами поправим избу Нины Константиновны и еще пристройку на 25 кв. метров сделаем. Но ведь денег платить не хотят, хотят, чтобы она съехала с этого места!..

Больничный комплекс, куда затесалась изба пенсионерки, был построен еще во времена Александра II, т.е. этим зданиям больше 100 лет. Высвободившиеся помещения сегодня разбирают бригады рабочих. И разобрать… не могут! Тогда, при царе, крестьяне не халтурили и строили на века. Вот и домик Лосевой еще 100 лет простоит, ничего с ним не случится. Однако Юрцовская сельская администрация с завидным упорством пытается проявить такую “заботу” о ветеране.

Адвокат Анатолий Кучерена, член Общественной палаты РФ, уже заинтересовался этим делом и в середине нынешней недели обещал приехать в Егорьевский район.