Мойте руки после метро

“МК” выяснил, какие общественные места столицы самые заразные

10.02.2011 в 20:29, просмотров: 8879

Английские ученые наградили всю нацию устойчивой фобией, после того как выяснили: на клавиатуре банкоматов столько же вредных бактерий, сколько и на сиденьях общественных туалетов. “МК” решил провести собственное расследование и узнать, так ли страшен черт, как его малюют. Нашу авантюру поддержали специалисты Центра гигиены и эпидемиологии по Москве. Вместе с врачом по общей гигиене отдела организации лабораторных исследований Лидией Федоровой репортеры “МК” решили выяснить, за что в столице можно хвататься руками, а что лучше обходить за километр. Результаты исследования обнадежили: московские банкоматы оказались гораздо чище британских. Правда, заразу можно подцепить на других захватанных поверхностях.

Мойте руки после метро
Сколько бактерий сидит на кнопках? Фото: Светлана Осипова.

Справка МК Справка "МК"

Если вдруг на ваших руках окажется кишечная палочка, вызывающая, к примеру, дизентерию, ничего страшного не случится. Пока вы не оближете руки или не потрогаете продукты, которые потом отправите к себе в рот. Попав в организм, бактерия тут же размножится и заявит о себе острой болью в животе и поносом. Если срочно не обратиться к врачу, исход может быть летальным.

— Я вам сразу говорю, бактерии могут быть везде, — уверяла меня попутно Лидия Ильинична. — Где люди, там и они.

Заходим в вестибюль станции метро “Рижская”. Остановившись у будки, из которой ведется наблюдение за эскалатором, Федорова начала доверительную беседу с работницей метрополитена Любой. Посвятив ее в наш замысел, моя знакомая торжественно достала пробирки номер 1 и номер 2 и приступила к работе. Она прислоняла ватные палочки к движущимся поручням — и вот в нашей копилке первые пробы.

У выхода из метро нас ждали два банкомата, возле одного мирно дремал бродяга. Однако стоило мне достать фотоаппарат, бомж очнулся и слинял на улицу.

— Вот она, антисанитария, — пробормотала я, наводя оптику.

— Не факт. Зачем ему на клавиатуру нажимать? Чай, кредиток в карманах не водится, — возразила Лидия Ильинична.

фото: Светлана Осипова

Для пущей объективности были взяты смывы сразу с двух банкоматов. И напоследок у нас оставались туалеты. Кто бы мог подумать, что это окажется самым приятным эпизодом нашей совместной работы. Общественный клозет в многоэтажном торговом центре показался нам неким оазисом — белизна стен и раковин ослепляла. В графике на двери значилось, что санитарная обработка в последний раз проводилась там полчаса назад. Что ж, посмотрим. Мы пристроились в очередь. Женщины впереди нас весело верещали, но, увидев колбочки, настороженно затихли.

— Мы из проверяющей организации. Хотим посмотреть, как здесь убирают, — пояснила я.

Дамы почему-то тут же ринулись мыть руки. Лидия Ильинична провела одним ватным тампоном по ободку унитаза, а другим вытерла ручку двери у кабинки. На обратном пути Федорова взяла пробы еще и с поручней эскалатора в магазине.

Смотрите фоторепортаж по теме: Мойте руки после метро
7 фото

Смывы, взятые с “твердой среды”, тут же были определены в лабораторную питательную среду. Микробиологи называют это посевом. Через некоторое время, если в смыве действительно находится интересующая лаборантов микрофлора, посев дает “всходы”. В питательной среде вырастают целые колонии бактерий. В нашем случае специалистам предстояло проверить, содержалась ли в пробах кишечная палочка, провокатор “болезней грязных рук”. Дело в том, что ее наличие говорит о фекальном загрязнении. То есть частицы того, что обычно смывается в унитаз, некоторые люди носят у себя на руках, потому что просто не любят их мыть.

Результаты исследования стали откровением. Самыми чистыми и оказались именно туалеты и банкоматы. На них не было обнаружено ни одной кишечной палочки. А вот поручень эскалатора в метро и ручка туалетной двери — настоящий рассадник. Кстати, как объяснили нам специалисты, большинство так называемых палочек — представители нормальной кишечной флоры. Однако существуют разновидности бактерий, способные вызвать у человека острые кишечные заболевания. В настоящее время выделяют более 150 типов патогенных палочек. Так что среди тысячи безвредных всегда есть риск встретить хоть одну опасную.

фото: Светлана Осипова

Впрочем, если подумать, чистота банкоматов и туалетов легко объяснима. Сами подумайте, кто снимает деньги с карточки? Те, кто получает таким образом зарплату, а значит, как правило, имеет образование и еще со школы усвоил элементарные правила гигиены. Что касается общественных сортиров, то они периодически дезинфицируются (в этом мы убедились на собственном опыте). А вот дверные ручки обеззараживать никому не придет в голову. Впрочем, как и поручни в метро. Но откуда тогда у британцев столько грязи в туалетах и на клавишах банкоматов?

— За границей многие организации пытаются подтвердить свою необходимость, проводя как нужные, так и ненужные исследования, — рассказал нам специалист отдела надзора по коммунальной гигиене Управления Роспотребнадзора по Москве Игорь Лунев. — Иногда это просто пиар-ход, попытка напугать население. Наслушавшись подобных выводов, жители туманного Альбиона, скорее всего, побегут покупать моющие средства для рук — вот и прибыль. И никто им не напомнит, что бактерии — естественная часть окружающей среды и самого человека. Вы знаете, что половина населения является носителем золотистого стафилококка? А это возбудитель ангины. Но это не значит, что все 50% жителей России постоянно больны или рискуют заразиться. До поры до времени стафилококк не вредит организму. Однако стоит иммунитету ослабнуть, как микроб тут же становится патогенным и приносит вред. А кишечная палочка — это вообще необходимый компонент нормальной кишечной флоры. Большинство штаммов безвредны, хотя есть и такие, которые вызывают сильные отравления. Но даже если представить, что предмет, к которому вы прикасаетесь, усеян безобидными палочками, все равно возникает чувство брезгливости. Ведь само их наличие означает, что до вас его трогал человек, который не помыл руки после туалета.

Первые пробы взяты. Фото: Светлана Осипова.

— То есть шокирующие результаты исследования британцев на самом деле не такие уж убийственные?

— Любому здравомыслящему человеку понятно, что в общественных местах нет стерильных предметов. Да и зачем их стерилизовать. Наше санитарное законодательство, например, не выдвигает нормативных требований к подобным объектам. Ведь не предполагается же, что вы будете лизать поручни в метро, целовать их или грызть. Вы доедете до дома и вымоете руки.

— А если я захочу перекусить в пути? Зайду в какую-нибудь забегаловку, где нельзя их помыть, или остановлюсь у палатки, съем пирожок и ненароком проглочу пару десятков кишечных палочек.

— А это уже, к слову, о культуре населения. Но прививать ее в семье мало. Государство должно позаботиться о том, чтобы у человека была возможность соблюдать правила гигиены: например, сделать доступными рукомойники и мыло в каждом заведении общественного питания. Наше современное законодательство позволяет не оснащать павильоны того же фаст-фуда автономной водопроводной системой, чтобы не “кошмарить” бизнес. Ведь это обойдется предпринимателям очень дорого. В советское время уличные туалеты стояли на каждом углу. А сейчас их и в центре города не везде встретишь. Так что забота о здоровье и правильной гигиене полностью лежит на плечах граждан.

Как в метро следят за чистотой

Справедливости ради надо отметить, что за чистоту в столичном метро борются. Ежедневно проводится полная дезинфекция вагонов, из-за чего риск подхватить какую-нибудь заразу снижается во много раз. Корреспонденты “МК” побывали на такой уборке.

Каждый состав в соответствии с регламентом один раз в сутки проходит тщательную обработку. Она состоит из нескольких этапов: влажная уборка, уборка моющими средствами и полная дезинфекция. Чтобы привести в порядок один вагон, требуется около 30 минут. На весь состав распределяется бригада из восьми человек и более (в зависимости от количества вагонов). Начальник электродепо “Калужское” Дмитрий Дощатов говорит, что это обычные процедуры и в связи с эпидемией гриппа никаких усиленных мер очистки не предпринималось. Процесс и так запущен на полную.

Дезинфекция в метро проводится с помощью ультрафиолетовых ламп. Фото: Светлана Осипова.

Уборка вагонов метро со стороны напоминает домашнюю генеральную. С той лишь разницей, что вместо домашней бытовой техники — специальная, более крупная. Например, полы сначала натираются моющими средствами с помощью размывочной дисковой машины. Затем водососом (эта машина напоминает обычный пылесос) поверхность осушается. Потом сотрудники вручную специальными скребками удаляют с пола жевательную резинку.

Окна в метро тоже тщательно моют. Для этого используют специальные щетки с милым названием “размывочные шубки”. Следующий этап — парообработка. С помощью пара температурой от 90 до 120 градусов чистят стены, сиденья, поручни и вентиляционные отдушины. В парогенераторы заливают воду, ждут нагревания, и вот он, пар, — сухой или влажный. Последний используют реже.

Дезинфекция проводится с помощью ультрафиолетовых ламп. Развешивают их в шахматном порядке. По правилам при такой обработке двери и окна вагонов закрываются, люди не должны находиться внутри из-за возможности получения сильнейших ожогов. Запускается процесс с помощью оператора. Дмитрий Дощатов говорит, что по специальной программе метрополитена такие лампы устанавливают на станциях и переходах, в депо “Калужское” действуют 64 установки по две лампы.

С помощью пара температурой от 90 до 120 градусов чистят стены вагонов. Фото: Светлана Осипова.

— Все работы проводятся согласно нормативным документам санэпиднадзора. Когда такие документы обновляются, мы — служба метрополитена — принимаем это к сведению, — говорит Дмитрий Дощатов.