День сурка

День сурка по-нашему. Где родился, там и пригодился. Видно, без Доренко сейчас никуда.

09.06.2011 в 17:46, просмотров: 3106

Ну вот они и вернулись. Прямо-таки опять на Первый канал. Не могли не вернуться. Десять лет прошло, ну сколько можно, хватит уже в сторонке сидеть. Пора делом заниматься.

День сурка

Правда, в субботу работать нельзя, нужно культурно расслабляться. Но они пришли именно в субботу, черти, как в те самые лучшие зубодробительные времена. Кто? Доренко с Березовским, конечно. На родной кнопке опять очутились. Сначала Березовский. Правда, в этой жизни он уже был армянином и звали его Роман. Ну какая разница!

Березовский на Первом — это круто. Конечно же, готовился к бою, ведь часовым он поставлен у ворот. Однако другой Роман, наш собственный, Павлюченко, показал ему, где раки зимуют. С Россией шутки плохи, получите-ка три “баночки” и распишитесь. Нет, ничего не получилось в этот раз у Березы, провокация не удалась.

Зато Сергей Доренко прибыл на первую кнопку самый что ни на есть натуральный. Его в “Прожекторперисхилтон” пригласили. Ну а куда же еще! Ту свою работу десятилетней давности он делал примерно так же: говорил о политике, смеясь, стебаясь и прикалываясь. Правда, от этого стеба и прикола были интересные последствия: новая партия власти с новым президентом, например. А перисхилтоновцы — народ безобидный, с них-то какой спрос.

Ну вот они интригуют: “Мы так давно мечтали пригласить этого человека. Практически все те три года, что идет передача. Ах, ох, как бы хотелось пообщаться со столь развитым мозгом”. О’кей, мозг в студию! И вот он пришел, седой мальчик, бывший телекиллер. Но кто сейчас об этом помнит?!

Доренко тоже человек с юмором, но тут он вообще ничего не понимал. Кто эти люди, что они здесь делают, о чем его спрашивают? Ну, может быть, Урганта он еще как-то знал, а вот этого черненького Мартиросяна и светленького — ни в одном глазу. Сашу же Цекало Доренко, очевидно, помнил в прошлой жизни не более как верным мужем певицы Лолиты, замечательно исполнявшим подтанцовки, подпевки и хорошо считавшим семейный бюджет. Только почему теперь этот замечательный человек сидит за одним столиком с молоденькими ребятками, молчит многозначительно?

Ну да ладно, пригласили, и замечательно. Теперь надо шутить, но как — неясно. Доренко делал вид, что ему дико смешно от того, что болтают эти детки в клетке. На самом деле он вообще не врубался. Действительно, десять лет прошло, страна другая, президент другой, Первый канал другой.

Но зачем товарища Сергея пригласили в самый раскрученный бренд этого канала? Ведь те нынче, кто не слушает радио, а входит в многомиллионную партию телевизора, так и спросят: “Кто этот Доренко? Чего он пришел? “А вы не поняли? Выборы на носу, а у Единой нашей России, кажется, большие проблемы. Она почему-то перестала людям нравиться. Раньше нравилась, а теперь — извините. Надо что-то делать, придумывать, одним “Народным фронтом” сыт не будешь. Но есть же в загашнике человек-оркестр, человек-театр, человек-амфибия! Ох, когда-то он уже здесь погулял.

С Березовским, конечно. Тот вбрасывал идею и бабло, г-н Доренко все это творчески развивал со свойственным ему запредельным креативом. И вот результат: где Примаков, где Лужков? Нет их в нашей политике. Зато Владимир Владимирович и его ЕдРо практически бессмертны. Ну а кто их породил? Конечно же он, Доренко.

Теперь реинкарнация, день сурка по-нашему. Где родился, там и пригодился. Видно, без Доренко сейчас никуда. Он уже пережил опалу, отлучение от телеэфира и зажигает на радио с огромной экспрессией. Попутно выполняя задание тех, кто его приручил, кто заказывает музыку и за это еще неплохо платит. Виртуозно мочит Навального, правда, без всяких аргументов, лучшего своего заклятого друга Немцова с его несогласными, а до этого еще и с радостью разоблачал неудобного “кремлевским” милиционера Дымовского. Он все делает правильно и возвращение в телевизор себе заслужил. На НТВ в “Честном понедельнике” он постоянно, а теперь вот и на родном Первом.

Ну а в заключение, как это водится в “Перисхилтоне”, Сергея Доренко попросили спеть. Понятно, что в кустах оказалась его любимая гитара, понятно, что это должно было быть на испанском. Патриса Лумумбу все-таки закончил, не что-нибудь. И вот он запел. Вернее, завыл. И мелодия-то была замечательная, и слова, наверное. “La camisa negro” называется. Суперхит десятилетия! Но этот киллер так ныл, гудел, вымучивал…

Эх, чудак он, этот Доренко, испортил песню. Уж лучше бы стихи о советском паспорте продекламировал.