Охот@ на педофилов

Государству лень ловить совратителей малолетних. Этим занялось в Интернете “народное ополчение”

09.06.2011 в 18:10, просмотров: 74553

Таня, 12 лет. Согласилась снять лифчик в видеочате за пять виртуальных “золотых монет”. 13-летнюю Олю развели на откровенный стриптиз за 100 рублей. В игровой валюте, которую даже нельзя обменять на настоящие деньги. “Давай раздевайся, мы тебе уже золота набросали...” За последние годы онлайн-видеочаты и соцсети стали настоящим раем для педофилов. Под надежным прикрытием ников извращенцы не боятся ничего: подкупить ребенка виртуальными деньгами или же заставить его раздеться с помощью шантажа. Казалось бы, проблемой безнаказанности растлителей малолетних озаботились даже на самом верху. Не успели утихнуть споры о химической кастрации педофилов, как президент принял еще одно соломоново решение: расследование педофильских дел поручили Следственному комитету. Но, видимо, народ уже утратил веру во власть и решил самостоятельно выйти на тропу войны.

Охот@ на педофилов

Только в Москве действуют три крупных народных ополчения, объявивших войну педофилам. Методы у всех разные: одни под видом детей выманивают извращенцев из Интернета на встречу, а потом по-мужски объясняют, что такое хорошо и что такое плохо. Другие вывешивают фото педофилов на самых читаемых сайтах. Методы охотников не всегда законны, но их мотивация понятна: “если государственной машине лень марать руки о педофилов, отцы и матери сделают их работу сами…”

“МК” попытался выяснить, кто эти тайные мстители и почему они решили защищать наших детей.

Один из самых популярных видеочатов в Рунете. Число зарегистрированных пользователей неуклонно приближается к двум миллионам. “Наш чат — лучшее средство для общения с друзьями и близкими” — гласит реклама. В видеотрансляциях действительно происходит обычный треп: кто о погоде, кто о моде. Но стоит только нам с агентом “Охотников за головами” — сообществом, уже четыре года занимающимся отловом сетевых педофилов, — зайти под VIP-аккаунтом, как трансляции моментально переходят из бытовой плоскости в категорию ниже пояса.

Пролистав несколько взрослых конференций, натыкаемся на эфир неких Дашек. В экран смеются две девочки лет 12–13. Обсуждают что-то, хихикают. Девичий треп явно пользуется популярностью: за трансляцией кроме нас следят еще 255 зрителей. Через несколько минут из открытой переписки мы понимаем почему.

“Вам уже накидали золота показывайте уж )))“ (Здесь и далее в цитатах авторская орфография и пунктуация сохранены. — “МК”)

“За что мы платим если вы одетые”

“Вам уже много золота накидали за это нужно раздеваться”

Золото сыплется рекой, и спустя несколько минут девочки остаются в одном нижнем белье.

А потом и без него…

— Золото — это виртуальная валюта, использующаяся в этом чате, — объясняет идейный вдохновитель “Охотников за головами” Гудвин. — Купить ее можно, положив реальные деньги в интернет-кошелек. Но обратно обменять их уже нельзя: дети могут потратить золото лишь на повышение статуса своей странички. Иными словами, сидящие на этом сайте педофилы подкупают детей ни за что, за пшик. А сами девочки, возможно, по наивности не понимают всей серьезности происходящего, уж больно им хочется повысить свой статус на сайте, вот и исполняют все их требования. Для детей это игра, а преступники этим пользуются.

Между подростками и педофилами здесь происходит настоящий торг. Вот несколько извращенцев уговаривают девочку лет 13 показать им откровенный стриптиз.

“Называй свою сумму”

“200”

“А п*** за 200 покажешь?“

Чтобы полностью раздеть ребенка, извращенцы даже скидываются и соображают на пятерых.

“Котенок мы на передачу по пять золота каждый ты снимаешь халатик мы сразу отправляем”

А где же модераторы? Неужели никто не следит за откровенными видеосессиями детей? Естественно, следят. Вверху есть кнопка “пожаловаться”, после нескольких сигналов модератор проверяет трансляцию. Если ее производит ребенок, не достигший 14-летнего возраста, его отправляют в раздел “карантин”.

— А вот там уже нет “красной” кнопки, детей вообще никто не контролирует. Кроме педофилов, — негодует Гудвин. — Доступ в комнату штрафников разрешен по самому дорогому элитному аккаунту. Заплатив 500 рублей в месяц за эту услугу, педофилы беспрепятственно могут зайти в карантин и все так же писать детям сообщения, передавать валюту. Модераторы их не блокируют. Но в этой комнате, созданной якобы для наказания детей, всевозможным извращенцам намного легче отыскать жертву. Не нужно лазить по трансляциям — все дети, согласные на откровенные эфиры, и так собраны в этом “карантине”.

фото: PHOTOXPRESS

Гудвин показывает мне еще одну “оперативную съемку”, сделанную их сообществом на одном из популярных чатов. Лысеющий мужчина лет 50 мило беседует с девочкой-подростком. Мужик не знает, что вместо длинноволосого ангелочка с ним кокетничает агент.

— У нас есть один талантливый охотник, который скопировал несколько детских трансляций и сумел заменить ими реальное изображение с камеры. Педофил видит в окне чата ребенка, который с ним общается. Изображение с веб-камер часто тормозит, поэтому заметить подлог невозможно, — объясняет Гудвин. — Педофил поймет, что с ним общается не ребенок, только после того, как мы соберем достаточно доказательств.

“Екатерина: Вам сколько лет кстате? Мне 11 лет.

Сергей: все мои

Екатерина: значет маленькая для вас

Сергей: почему

Екатерина: ну вы наверняка старше меня раза в 3

Сергей: шалить хочешь

Екатерина: как? Научите) Я неразу в интернете не игралась с кем та

Сергей: давай покажи мне

Екатерина: что?

Сергей: трусики”

После этой просьбы Катя честно признается, что она не девочка, а агент “Охотников за головами”. Растлитель сглатывает слюну и меняется в лице, но все же пытается пойти ва-банк.

“Сергей: вот я и проверил… Я с такими как ты работаю”

— Почти сразу мы пробили его по разным социальным сетям, нашли фотографии — оказалось, Сергей работает в МВД Новосибирска, подполковник, — говорит Гудвин. — Его фото из семейного архива тут же перекочевали в Интернет в сопровождении компрометирующего видео.

— А может, проще его было в милицию сдать? Все же такое обнародование, мягко говоря, не совсем законно.

— Не поможет. Некоторое время назад мы поймали одного товарища, который в Интернете занимался вербовкой детей для занятия проституцией. На руках у нас была его переписка и все анкетные данные, с которыми мы и отправились в угрозыск Москвы. Но там нам объяснили, что сделать ничего не могут. Ведь номинально за компьютером сидел не ребенок, а взрослый мужчина. А значит, пока не будет заявления от реальных детей, состава преступления нет.

Но охотники нашли способ наказать того любителя недозрелой клубнички. Как говорит Гудвин, из любителя устраивать половой ликбез для детей сделали хит просмотров. “Я знаю, что у него сейчас крупные проблемы на работе и в семье. Со мной по электронной почте связывались его коллеги и отец”.

И все-таки их сажают!

Этот метод публичного порицания вызывает много этических и уголовно-процессуальных вопросов. Но, наверное, главный из них такой: можно ли без суда и следствия объявлять человека педофилом на всю страну?

— Есть Уголовный кодекс, и я его чту. Мои деяния ни разу не выходили за рамки закона. Но, подобно растлителям, которые находят способ огибать закон, нахожу его и я. Педофил — это не уголовный термин, а медицинский. Да, я не могу назвать человека вором, пока его преступление не доказано, — за это я сразу могу попасть в тюрьму. А педофилом могу. И поверьте, если этот грех водится за этим человеком, желание со мной судиться не возникнет у него никогда. Здесь главное не ошибиться. Но оплошностей мы не допускаем.

С недавнего времени “охотники” все же немного сменили тактику. Теперь они любыми путями заставляют растлителей прислать им детскую порнографию, а затем вместе с мегабайтами запрещенного видео сдают их в ближайший околоток. Дело в том, что распространение материалов с порнографическими изображениями несовершеннолетних подпадает под часть 1 ст. 242 УК РФ и карается лишением свободы на срок от двух до восьми лет.

Правда, урожай сотрудничества “охотников” и правоохранительных органов пока невелик. За решетку удалось посадить всего нескольких извращенцев, среди которых и известный на всю страну 33-летний Руслан Поплавский. В Интернете мужчина устроил трансляцию домашней попойки. Когда же эфир не заработал должной популярности, извращенец заставил раздеться перед камерой свою семилетнюю дочь, показав в угоду зрителям интимные части тела девочки.

— Сигнал администратору нашего сообщества прислали агенты. Мы вычисли данные и адрес этого извращенца, потом нашли нескольких свидетелей, которые подтвердили факт трансляции, — говорит Гудвин. — Сейчас Поплавскому предъявлено обвинение по 132-й и 242-й статьям УК РФ.

Но даже если ваш ребенок никогда не держал в руках веб-камеру, он все равно не застрахован от приставаний сетевых педофилов. Молодежные социальные сети и простые интернет-ресурсы по обмену сообщениями кишат извращенцами, которые просто готовы поговорить с ребенком про “это”.

— Мы проводили анонимный опрос школьников с пятого по девятый класс. И 60% детей признались, что в Интернете к ним хоть раз приставали люди с предложениями недвусмысленного характера, — говорит Гудвин.

В этом популярном видеочате дети раздеваются перед растлителями за виртуальные деньги.

Ради эксперимента мы решили создать несколько детских страничек. Фотографии позаимствовали у знакомых.

— Главное соблюсти все условия, — учит Гудвин. — Страничка должна быть максимально заполнена. Нужно обязательно выбрать школу и подружиться с как можно большим количеством якобы одноклассников и приятелей. Добавить детские фильмы, музыку, приложения, игры.

Спустя три дня странички зажили своей жизнью. По цепной реакции со мной начали перекидываться сообщениями дети. А спустя еще пару дней предложение “подружиться” поступило вовсе не от подростка. Виталий, 36 лет, не женат. Якобы сисадмин. Правда, на всех трех фотографиях разглядеть “друга” была крайне сложно: он то изображен полубоком, то на групповой фотографии на 12 персон. Но мы поняли одно: клюнул. Еще несколько вечеров ушло на то, чтобы наладить контакт с Виталиком. Разговоры шли в основном о школе, дискотеках и Джастине Бибере. Пока вдруг новый приятель не начал вытаскивать меня на откровенный разговор.

“А у тебя парень когда-нить был? “

“Был один, но мы расстались, он дурак такой был”

“А у вас с ним что-нибудь было? Ну в плане отношений”

“Не, а что? “

“Ты даже перед ним никогда не раздевалась? Хочешь поиграем? “

Отвечать на вопросы становилось все сложнее — все же в 26 лет играть 12-летнюю девочку не так-то просто. Засыпалась я позорно. Когда в два часа ночи “друг” спросил меня, не рано ли мне завтра вставать в школу, я машинально ответила, что мне завтра к третьему уроку. Совершенно забыв, что уже пару недель как начались летние каникулы.

При этом не все сетевые педофилы отстают от детей, если те не соглашаются с ними играть в секс-игры. Некоторые начинают шантажировать и угрожать. Эту переписку извращенца с агентом, который, естественно, выдавал себя за 11-летнюю девочку, не то что цитировать, читать противно. После того как ребенок-агент отказался “поиграть” с собакой, извращенец начал запугивать его. Причем только для взрослых людей эти угрозы кажутся глупыми. 11-летний ребенок мог бы на них и поддаться.

“Мне тебе вирус послать? Или нашу переписку папе показать а” “Вирус послан. 59 минут. Твой мир поставлен на удаление”

“Скажи ка где мамаша твоя работает… просто если она в москве я убью ее… а ее голову тебе по почте пришлю”

“вирус не уберу… у твоих родителей нету денег на новый комп… ты же бедная тока бедные в области живут”

— Сейчас этот подонок находится у нас в разработке, но пока выманить у него детское порно либо пригласить его на встречу не удалось, — объясняют “охотники".

Найти и обезвредить

Москва, Санкт-Петербург, Челябинск, Казань — кажется, что партизанская война с педофилами охватила едва ли не всю Россию. Анна и Андрей (фамилию ребята просили не указывать, и дальше будет ясно почему) — на первый взгляд среднестатистическая молодая семья из Воркуты. Он — менеджер, она — домохозяйка. Но вечерами их волнуют отнюдь не семейные заботы. Уже несколько месяцев они пытаются оградить родной город от растлителей детей. Причем весьма спорными методами.

— Однажды зашла на страничку интернет-приятеля и увидела свою фотографию в альбоме под названием “Девочки на которых я *****”. Но что меня больше всего поразило — наряду со взрослыми девушками там были и фотографии совсем маленьких девочек. Потом зашли в его видеозаписи и увидели детское порно, родительское возмущение не знало предела. У нас у самих маленькая дочь растет! — так Аня рассказывает о причинах, побудивших их семью собрать народное ополчение. — Поговорив с мужем, решили выложить фото этого человека на самый популярный сайт в городе — на народный суд. Потом нашли еще одного, второго, третьего. Но там пока не все: еще троих сейчас прорабатываем.

Действуют ребята проверенным способом: в видеочат в качестве приманки вместо изображения с камеры выкладывают ролик с подростком. Супруг с друзьями тем временем “работают на передовой”: группой в несколько человек они приезжают домой к потенциальным педофилам и пытаются поговорить по-мужски.

Руслана Поплавского, заставившего свою дочь раздеться перед камерой, помогли поймать именно “Охотники”.

— Недавно приехали к одному такому, — разоткровенничался Андрей. — Дверь он нам открыл, но, увидев пятерых здоровых амбалов, тут же решил затвориться. Пришлось проникать в дом, применив физическую силу. На компьютере мы обнаружили целую тучу детских порнороликов. Жесткий диск мы ему подчистили, побеседовали по душам и ушли. Надеюсь, после этого у мужика всякая любовь к детям пропадет.

Задаем Андрею уже традиционный вопрос: не правильнее ли все-таки сдавать таких “клиентов” в полицию?

— У нас есть сторонники таких методов. Но мне проще самому держать этих людей на контроле. За своих ребят и за себя я ручаюсь, а там еще неизвестно, посадят их или нет…

Еще один известный борец с педофилами, Анна Левченко из Санкт-Петербурга, действует более законными методами. Можно назвать их шпионажем. Засланные казачки работают на всевозможных педофильских форумах, которых, как оказалось, в Рунете существует несколько десятков.

— Последние пару лет пошла устрашающая тенденция: педофилы, зная, что их не ловят и не будут ловить, создают сообщества, где публикуют свои тексты, манифесты и даже советы для начинающих. На подобных сайтах можно найти информацию, что педофилия — это вовсе не психическое расстройство, а просто “другой”, непонятый остальным миром взгляд на сексуальную жизнь. Здесь также можно найти советы, как соблазнить ребенка, где его лучше искать.

По подсчетам Анны, таких русскоязычных ресурсов в Интернете больше 40. И это, подчеркивает девушка, только те, на которые ей удалось выйти.

— Первый вариант — это сайты, пропагандирующие педофилию, которые находятся в открытом доступе. Второй — педофильские форумы с закрытой регистрацией. Пускают туда только “своих”. При этом происходящее на таких форумах даже стыдно описывать — здесь педофилы в красках рассказывают о совращенных ими детях, делятся контактами жертв.

Именно на такие сайты и проникают шпионы Левченко.

— Нам приходится очень сильно изгаляться, чтобы туда влезть: выдавать себя за педофилов, придумывать слезливые истории, биографии. Потом начинается сбор информации. Главная наша цель — заставить педофила признаться в совершенных преступлениях.

После того как растлитель клюнул на наживку и выдал все явки-пароли, переписку вместе с IP-адресом передают в правоохранительные органы.

— Потом начинается другая борьба — с правоохранителями, которые чаще всего не хотят возбуждать дела, мотивируют свое бездействие тем, что это полный бред. Они отказываются работать даже по очевидным вещам: к примеру, когда один мужчина признался нам, что он изнасиловал свою дочь, и даже отправил нам фото девочки.

Хотя ситуация с наказанием за распространение детских порнороликов все же сдвинулась с мертвой точки. Несколько человек из числа их клиентов уже получили реальные сроки. Но проблема в другом: по словам Анны, у управления “К” просто нет физической возможности оперативно прорабатывать все те террабайты информации, которые им ежедневно направляют волонтеры.

Решение проблемы Анна видит в создании мониторингового центра, который будет в автоматическом режиме выявлять порностранички и сбрасывать эту информацию вместе с IP-адресами владельцев, а заодно и посетителей, в правоохранительные органы. “Таким образом можно и педофилов вычислять, ведь, по нашим подсчетам, 20% постоянных клиентов таких сайтов — реальные преступники”.

Гудвин предлагает другой вариант: сейчас их организация разрабатывает программу родительского контроля. “Существующие сейчас программы просто не разрешают доступ детей к сомнительным сайтам. Но ведь мы уже доказали, что педофилы “живут” даже на вполне безобидных ресурсах. Наша программа будет отличаться в корне от всех предыдущих. Правда, пока мы не получили патент, раскрывать подробности не будем”.

А Андрей говорит, что искать компромиссные решения без толку. “Надо отыскивать педофилов в реале и брать на контроль…”

Ясно одно: людям в погонах нужно серьезно подумать, как обезопасить наших детей от сетевых растлителей. Ведь силами одних только партизан еще ни одна война не была выиграна.

Оперативная съемка “Охотников за головами”: под прикрытием девочки с мужчиной общается агент.

Комментарии экспертов:

Как пояснил “МК” один из оперативных сотрудников Управления “К” МВД РФ, подобные “партизанские отряды” скорее мешают работе правоохранителей, чем помогают им.

Я считаю, что деятельность большинства таких организаций — это чистой воды PR, в их действиях нет ничего от борьбы с преступностью. Ведь итогом такой борьбы должно стать привлечение подозреваемого лица к уголовной ответственности. А активисты данных организаций, вместо того чтобы сообщать информацию о преступниках нам, делают ее общедоступной, тем самым давая возможность скрыть следы преступления и подготовиться к визиту сотрудников правоохранительных органов. В последующем доказать преступление фактически невозможно.

— В беседе с “МК” ребята утверждали, что они приносили вашему подразделению педофилов чуть ли не на блюдечке со всеми доказательствами, но вы их не рассматривали.

— Ряд информации, которая была получена от волонтеров, в том числе и от Анны Левченко, оказалась недостоверной. Кроме того, для привлечения лица к уголовной ответственности необходимо соблюсти установленные Уголовно-процессуальным кодексом требования. Люди со стороны этих требований не знают и ошибочно полагают, что их доказательства являются основанием для возбуждения уголовного дела. Например, если некое лицо в переписке сообщило, что кто-то кого-то совратил, этот факт не является основанием для возбуждения дела. Это лишь основание для проверки.

— А если некий пользователь в чате делает 11-летней девочке непристойные предложения. В этом тоже нет состава преступления?

— Есть ст. 135 УК РФ, которая под совершением развратных действий подразумевает именно физический контакт, реальные действия по отношению к лицу, заведомо не достигшему 16-летнего возраста. Вопрос с откровенной перепиской достаточно сложен и решается индивидуально.

— Были ли случаи, когда на сетевых педофилов, терроризировавших детей в Интернете, завели уголовное дело?

— Я статистику не отслеживал, вполне возможно, были.

— Прокомментируйте действия “охотников” с точки зрения УК РФ. Действительно ли выкладывание компромата на растлителей в Интернете не является противозаконным?

— У нас статью за клевету никто не отменял. И любое лицо, названное данным словом без наличия на то оснований, может подать заявление. В УК РФ понятия “педофил” действительно нет, там используются другие термины. Но публично называя так человека, вы намекаете на определенное направление его действий.

— Как часто возбуждаются уголовные дела за распространение детской порнографии?

— Регулярно. И сроки наказания колеблются от условных до реального лишения свободы. Другое дело, что доказательную базу под эти дела подвести довольно сложно. Это требует определенных ресурсов.

Руководитель Центра правовой и психологической помощи в экстремальных ситуациях, психиатр-криминалист Михаил Виноградов, напротив, считает, что пока в нашей стране не ужесточат законы против педофилов, действия “охотников” оправданны.

— К сожалению, проблема педофилии во всем мире, а в нашей стране особенно, приняла ужасающие размеры. Интернет же технически способствует тому, что эта беда становится неподконтрольной. И первое, что нам нужно менять, — это отношение общества и правоохранительной системы к этой проблеме. К примеру, на Западе наказание за такие преступления — от 12 лет до пожизненного заключения. У нас же максимальный срок — это 8 лет.

— Как врачи расценивают вред, нанесенный детям такими вот сетевыми педофилами?

— Интернет-растление — наиболее опасный из всех вариантов педофилии. Ведь если педофил совращает ребенка лично, так или иначе это станет известно родителям, учителям, друзьям. Одним словом, откроется. Возможность же в Интернете тайно от всех реализовывать свои девиации — это вред, который растлевает душу ребенка, но при этом явным не становится. Не так давно полиция западных стран произвела аресты пользователей детских порносетей, именно посетителей, а не тех, кто распространяет. Они учли тайную власть Интернета над детьми и, безусловно, поступили правильно.

— Почему же подростки соглашаются раздеваться онлайн?

— В детстве мальчики и девочки часто играют в больницу. Им любопытно посмотреть друг на друга, показать себя. На этом детском любопытстве и основано психологическое влияние педофилов через Интернет. Для ребенка это игра: что-то посмотрел, что-то показал сам, а тебе за это еще и денег подбросили. Этот игровой оттенок вообще распространен в педофилии, а в Интернете он является преобладающим.

Материалы по теме: Друга Михаила Плетнева подозревают в педофилии