Антифашистам ответили «условно»

По делу о погроме Химкинской администрации прошли прения сторон

14.06.2011 в 19:23, просмотров: 1320

В Химкинском городском суде прошли прения по делу о погроме городской администрации 28 июля прошлого года:  прокурор попросила для подсудимых 2 года условно с испытательным сроком в один год. Представитель потерпевшего сопоставила акцию с цветными революциями и волнениями в Африке, ответчики отказались признать вину и обвинили следствие в фальсификации доказательств.

Антифашистам ответили «условно»

Прения начались с выступления гособвинителя, которая попросила признать подсудимых полностью виновными. Свидетелям обвинения, которые часто путались в показаниях, а иногда не могли ответить на элементарные вопросы, по мнению прокурора, все же нужно поверить: «Да, они не узнали обвиняемых на фото и видео, но ведь с тех пор прошло столько времени». При этом показаниям свидетелей защиты, считает гособвинитель, верить не стоит, потому что правильно разглядеть происходящее им мешали взрывы дымовых шашек.  Вместе с тем, прокурор учла «благодарности и грамоты» подсудимых, тот факт, что раньше к ответственности они не привлекались, и попросила 2 года условно с 1 годом испытательного срока для каждого.

«28 июля прошлого года среди бела дня обвиняемые фактически громили Химкинскую администрацию, в которой находилось бесценное для жителей города имущество – полотна картинной галереи. Таким образом, было выражено крайнее неуважение ко всем химчанам и к их культурному наследию», - высказала свою точку зрения представитель потерпевшей стороны Анжела Думова. По ее словам, зданию администрации был причинен ущерб на 395 тыс рублей: были повреждены 12 стеклопакетов и разрублена поверхность двери. «Обращаю ваше внимание, что дверь была изготовлена из особо ценного материала, а именно дуба, таким образом, действия так называемых «защитников химкинского леса» противоречат их же лозунгам!», - уточнила госпожа Думова. «Завуалировав свой преступный умысел, они грубо нарушили порядок, установленный в нашей стране, - продолжила представитель потерпевшей стороны. – Я считаю, что если сейчас не будет задействован принцип неотвратимости наказания, это приведет к неминуемым последствиям». И госпожа Думова напомнила суду о революционных событиях начала и конца XX века, недавние цветные революции и массовые волнения в Африке.

«Все доказательства обвинения строятся на показаниях трех ранее судимых свидетелей со специфическими свойствами памяти (они почти ничего не помнят), - выступил Алексей Гаскаров. – При этом странно, что это не жители Химок, которые могли оказаться в тот день у администрации, это не жители какого-нибудь областного города в районе Ленинградки, даже не жители Москвы, всех троих следователи нашли в Мытищинском районе, и все они самым случайным образом оказались в тот день в Химках». «Заинтересованность свидетелей налицо: все трое приезжали в суд и уезжали с целым конвоем милиционеров», - добавил адвокат Динзе. При этом многие показания свидетелей опровергались фактами. Так, господин Питель утверждал, что акция была похожа на майскую демонстрацию, где люди несли множество плакатов, между тем в толпе был все один баннер; а свидетель Храмов показал, что в акции участвовало 30-40 человек, хотя на самом деле их было несколько сотен. «При этом мы имеем показания 9 свидетелей защиты, которые логично рассуждают и ориентируются на местности. И они показывают, что ни я, ни Максим в акции не участвовали», - пояснил Алексей Гаскаров.

«Ясно, что произошедшее 28 июля в Химках – нездоровая ситуация, и, конечно, государство должно на нее как-то отреагировать. Но у меня сложилось впечатление, что следствие было заинтересовано не в расследовании, а в быстром представлении какого-то результата, - сказал Алексей Гаскаров. – Свидетели показали, что люди, шедшие во главе колонны и закидывавшие администрацию дымовыми шашками, только на подходе к зданию начали одевать маски. При этом всю толпу от Трубной площади до Химок фиксировали камеры. Можно было просто посмотреть эти видео-записи и сравнить, кто в чем был одет. Почему следствие этого не сделало - вопрос». «Я также не признаю свою вину, - сказал Максим Солопов. – На допросе мне предложили оговорить других людей, я отказался, тогда следователь просто сказал «Ладно, значит арестуем тебя». Вот так я стал обвиняемым».

Приговор будет вынесен 17 июня.