Триумфальная арка — не место для парадов

Церетели пришел в Мосгордуму на заседание по вопросу создания мемориального захоронения

17.06.2011 в 21:31, просмотров: 2902

К столетию Бородинской битвы в 1912 году в Москве построили величественный Бородинский мост. Но то — в богатой Российской империи. Сейчас, в канун 200-летия “дня Бородина”, денег нет даже на скромные памятники. Это может помешать созданию в городе мемориального захоронения неизвестного солдата войны 1812–1814 годов с Вечным огнем, который предлагается разместить у Триумфальной арки. Тем временем о готовности поучаствовать в мемориальных делах заявил даже Зураб Церетели.

Триумфальная арка — не место для парадов

Г-н Церетели, ослепляя присутствующих насыщенно-голубым костюмом и массивным перстнем с печаткой, лично пришел в Мосгордуму на заседание по вопросу создания мемориального захоронения. Скульптор похлопывал депутатов по плечам, а те ласково звали его Зурабушкой. Ситуация выглядела странной, поскольку комиссия создавалась в том числе и для противостояния творческой экспансии плодовитого Зураба Константиновича. К тому же идея мемориального захоронения, в конкурсе на создание которого может участвовать Церетели, принадлежит главе комиссии Льву Лавренову. Лавренов отметил, что к дате предполагается проведение парада воинских подразделений тех времен: “А где его проводить? Красная площадь, на мой взгляд, неуместна. Есть места, связанные в Москве с Бородинской битвой, и это прежде всего Триумфальная арка и Кутузовский проспект”. Но здесь, по мнению Лавренова, не хватает значимого композиционного ядра, “праха героя этой битвы, неизвестного солдата”. Значит, если здесь появится комплекс с Вечным огнем и памятной плитой, можно смело проводить парад.

Пару месяцев назад депутаты горячо высказались “за”. Смутила их разве что ситуация с останками — ведь предполагается перезахоронить именно русского солдата, а тогда могилы были братскими, и определить гражданство погибших теперь крайне сложно. Но тогда эту тему временно задвинули, решив, что для начала надо выбить место. И депутаты разослали письма по разным городским структурам.

Ответы пришли местами сдержанные, местами негативные. Так, Комитет общественных связей счел идею захоронения нецелесообразной, но все же проконсультировался с ветеранской общественностью. “Их мнение мы получили откровенно отрицательное, — не без ехидства заметил начальник отдела по работе с объединениями ветеранов комитета г-н Какбуриев. — Ветераны считают, что Могила Неизвестного Солдата в Александровском саду в Москве должна быть единственной. Да и вы хотя бы представляете себе, как можно у Триумфальной арки проводить парады? Рядом с трассой, где президент ездит как минимум раз в день? Чтобы провести какое-то мероприятие даже на Поклонной горе, мы должны запрашивать разрешение у ФСО! “Замруководителя Комитета по культуре Ольга Гришина высказалась в том же ключе: “Вечный огонь должен быть один — в Александровском саду. Ведь символ Вечного огня един. Даже за олимпийским огнем ездят на место его зарождения, то же самое и с пасхальным благодатным огнем. Надо учитывать и то, что из-за кризиса сейчас строительство 11 памятников приостановлено. Кто будет финансировать новый памятник? “Представители Москомнаследия забили еще один гвоздь в гроб этой идеи: Триумфальная арка — объект культурного наследия, и строить в этих границах ничего нельзя.

К тому же столичные чиновники заявили, что в любом случае ничего нельзя делать без согласия федеральной власти. И только если формальности будут соблюдены (в чем все уже начали сомневаться) — можно и конкурс объявлять. “Объявите его уже, наконец, — а то мы так и будем бесконечно спорить! “— не выдержал Церетели, принесший в думу собственный проект в виде написанной маслом картины, на которой изображены защитники отечества времен и Куликовской, и Бородинской битв. Оказалось, этим произведением, видимо, впоследствии отлитым в бронзу, он хочет внести свой вклад в празднование 200-летия Бородинской битвы. “Все люди должны знать свою историю. И историю главных битв. Поэтому надо описать эти события пластичным, объемным языком искусства. Пусть объявят конкурс — у меня лично идеи уже есть”, — заявил Церетели обозревателю “МК”.