Железные актеры

Старый лимузин может прокормить своего хозяина

05.07.2011 в 17:18, просмотров: 3388

Вы хотите сниматься в кино? Наверняка половина граждан ответит утвердительно. Вот только подобные предложения тем, кто “не приобщен к цеху”, услышать маловероятно. А между тем создателям экранной продукции довольно часто нужны непрофессионалы со стороны, но только не люди, а другие “исполнители ролей”. Например, те, у которых вместо сердца — пламенный мотор. Автомобили то есть.

Железные актеры
Для съемок в кино популярные полвека назад “Победы” приходится теперь искать у коллекционеров.

В гаражах киностудий имеется кое-какая техника, предназначенная специально для появления на экране. Но, во-первых, ее может попросту не хватить, а во-вторых, создателям фильма порой требуется нечто эксклюзивное. В таких случаях приглашают на съемки машины “со стороны”. Особый спрос у киношников на “ретромоторы”. Для съемок некоторых картин, действие которых разворачивается в 1930–1970-е годы, нужно довольно много старой колесной техники, которую уже не встретишь сейчас на дорогах. И вот тут не обойтись без помощи энтузиастов. Среди любителей автостарины немало таких, кто сумел собрать целые коллекции старых “моторов”. Разместить подобное хозяйство в таком крупном мегаполисе, как Москва, с ее дефицитом гаражных площадей очень проблематично, поэтому некоторые из них хранят принадлежащие им сокровища за городом.

Один из собирателей, Валерий Дроков, с легковушками-”старичками” из своего гаража уже много раз участвовал в съемках кино. Последним таким проектом стал фильм “Голубка”. В кадрах этого сериала неоднократно мелькают советские “ЗИМы”, старые “Волги”… Часть из этой техники как раз и принадлежит Дрокову.

Порой коллекционеру приходится даже “гримировать” авто для исполнения конкретных “ролей”.

“ЗИС-110” — визитная карточка сталинских времен.

— Помню, для картины “Долгое прощание” я покрасил “под такси” образца 1950-х аж четыре “Победы” — темно-синий низ и серый верх, а вдоль борта полоса с шашечками. Едва эти автомобили отработали в эпизоде, снимавшемся у гостиницы “Украина”, как меня попросили срочно перекрасить одну из “Побед”, придав ей внешний вид милицейской машины того времени: синий кузов с красной полосой посередине…

Другой собиратель отечественной автостарины, Михаил Красинец, тоже не раз пригонял на съемочные площадки технику — причем порой весьма редкую — из своей обширной коллекции, размещенной в сельской глухомани (он перебрался туда со своими колесными раритетами нарочно — подальше от столичных хулиганов-вандалов). Для фильма “Хрусталев, машину! “Михаил специально подновил имевшуюся в собрании раритетную “Победу”-вездеход… В другой картине должен был участвовать старый милицейский “бобик” — вездеход “ГАЗ-69”, но тут случился облом. Несколько дней Михаил перекрашивал в штатный милицейский цвет имеющийся у него “шестьдесят девятый”, однако загримированный уже “козлик” подвел: во время езды у него неожиданно лопнула рама. “Эх, не удалось подзаработать! “— огорчился коллекционер.

Ветераны в цене

Съемки со своей машиной в кино могут стать неплохим подспорьем для семейного бюджета.

— Стоимость киноаренды очень сильно зависит от марки и качества автомобиля, — приоткрывает коммерческую тайну один из московских ретромобилистов. — Владельцу какого-нибудь неказистого “жигуленка”-”копейки” дирекция картины может заплатить 200–300 рублей за час. Ухоженная “Победа”, “двадцать первая” “Волга” будут стоить уже значительно дороже — до 6000 рублей за съемочный день… Порой фигурируют и куда более серьезные суммы. Это случается, например, если авторы фильма оказываются в цейтноте. Подобный случай возник несколько лет назад при создании одного из сериалов, посвященных сталинским временам. Режиссеру понадобились для съемок некоторых зимних кадров правительственные лимузины “ЗИС-110”. Да еще целых три штуки! Однако как ни заманивали коллекционеров — обладателей раритетных “членовозов”, они отказывались: неохота портить дорогую ретромашину поездками по зимним дорогам. В конце концов все-таки удалось найти зисовладельцев, которые согласились предоставить свои лимузины для съемок при условии, что им заплатят по 500 долларов за каждые пять часов аренды!

Трамвай “Ф” снялся в сериале “МУР есть МУР”.

(К слову сказать, на эксплуатации собственных авто во время киносъемок в прошлые “скудные” времена не прочь были получить дивиденды и сами участники этого творческого процесса. По сценарию фильма из советского героико-детективного сериала “Рожденная революцией”, в нем есть эпизод, где милиционеры ловят удирающего главного злодея, растянув на пути его автомобиля ленту с шипами, на которой легковушка дырявит передние колеса. Узнав заранее о таком развитии сюжета, один из артистов договорился с дирекцией картины, что предоставит для съемок свои “Жигули”. Предварительно автовладелец переобул “железного коня” в старую лысую резину, которая и погибла перед объективом кинокамеры на шипах милицейского заграждения. Хозяину же легковушки потом на студии выдали две новенькие “жигулевские” покрышки — в ту пору большой дефицит!)

Однако подсчитывать киногонорары хозяев старинных автомобилей следует с осторожностью. Ведь участие их четырехколесных старичков в съемках имеет и свои расходные статьи. Порой совсем даже немалые.

Почти всегда сопряжена с кучей проблем доставка старого авто к месту съемок. “У многих таких машин нет ни номеров, ни талона техосмотра, — поясняют хозяева “ретромоторов”. — Эти автомобили нужно перевозить на специально заказанном эвакуаторе, но далеко не всякому подобная роскошь по карману. Вот и едем своим ходом, надеясь, что гаишники при случае вникнут в ситуацию. На всякий случай стараемся еще запастись “индульгенцией” на фирменном бланке какого-нибудь профильного музея или той же киностудии: мол, машина участвует в съемках фильма…”

Уже упомянутый Михаил Красинец несколько лет назад погорел именно на таком “деле”. В эпизоде хорошо известного теперь фильма об аварии на советской атомной подлодке К-19 американцам понадобился старый грузовик “ЗИЛ”. У Михаила подходящий “зилок” имелся, но его пришлось перегонять из дальнего села, где хранится коллекция, в Москву. “Даже техпаспорта у этого “ЗИЛа” давно уже нет, — вспоминал потом Красинец, — но повезло: несколько постов ГИБДД по пути до места назначения я миновал благополучно. А вот на обратном пути со съемочной площадки нарвался-таки на въедливого инспектора, который в итоге отнял у меня права”.

Погиб на съемках

Одна из серьезных проблем для любителей ретротехники, участвующей в киносъемках, — сохранность колесных раритетов.

— Я всегда стараюсь присутствовать на площадке, где снимается мой автомобиль, чтобы с ним не произошло каких-то неприятностей, — рассказывает Валерий Дроков. — Да и водительское место уступаю крайне редко. Если уж очень необходимо по режиссерскому замыслу, договариваемся: актер — исполнитель роли садится за руль, проезжает несколько метров, его снимают крупным планом… А в остальных сценах машину веду я.

Увы, известны случаи, когда создатели кинофильмов ради красивой “картинки” жертвовали ценными ретроавтомобилями. Один из самых ярких примеров — трагический эпизод на съемках картины “Директор” в 1965 г., когда погиб известный артист Е. Урбанский. Дирекция картины взяла тогда в аренду старую легковушку “ГАЗ-А” из коллекции Политехнического музея. Чтобы этот ветеран мог порезвее двигаться и даже эффектно прыгать с песчаного бархана, родной мотор “газика” заменили более мощным движком. Подобные переделки обернулись бедой: машина, подлетев на трамплине, “клюнула носом” и врезалась в землю. Сидевший рядом с водителем Урбанский погиб, а “ГАЗ-А” оказался сильно изуродован. В таком некондиционном виде машину и вернули музейщикам. После этого тогдашнее руководство Политеха зареклось давать свои автореликвии для участия в фильмах.

Сейчас сохранилось лишь три таких самосвала “МАЗ-205”.

Не так давно был уничтожен “из любви к киноискусству” лимузин образца 1950-х “ЗИМ”. Это произошло на съемках остросюжетной исторической ленты. В одном из эпизодов роскошное авто, на котором едет главный герой, падает с горного склона. Конечно, пожертвовать решили машиной-дублером. В интервью участники съемочной группы об этом упоминали как-то очень туманно: мол, в кадре разбивается специально изготовленный макет. Однако сведущие люди из числа любителей старых автомобилей утверждают: чтобы снять кадры, где машина слетает под откос, киношники якобы договорились с местным владельцем потрепанного “ЗИМа”, что берут лимузин в аренду, а потом этого человека просто поставили перед фактом: автомобиль разбился, можете получить за него денежную компенсацию.

Другой случай известен ценителям старой техники доподлинно. В свое время на съемках фильма “Письма мертвого человека” в кадре сожгли редчайший экземпляр советского троллейбуса ЯТБ, выпущенного еще в довоенное время (этот раритет успел “засветиться” в эпизодах советских многосерийных фильмов “Блокада”, “Рожденная революцией”).

В начале 1990-х угроза гибели “во имя кино” нависла над уникальной машиной из коллекции музея Мосгортранса — самосвалом “МАЗ-205”.

— Ассистенты режиссера одного из снимавшихся тогда фильмов захотели выкупить эту машину, чтобы использовать ее для съемок эффектного кадра, где тяжелый самосвал срывается в пропасть, — вспоминает заместитель директора Михаил Егоров. — Когда мы возразили им, что сейчас известно всего 3 сохранившихся экземпляра таких грузовиков, у киношников нашелся встречный аргумент: “Зато этот “МАЗ” останется вечно жить на кинопленке.“

“ЗИМ”.

…а троллейбус хуже!

Присутствие в кадре старых машин частенько сопряжено с немалыми организационными трудностями.

Снимался эпизод фильма Станислава Говорухина “Не хлебом единым”, для которого выбрали в качестве натуры старый московский переулок. В кадре — люди, одетые по моде середины прошлого столетия, неторопливо движутся “Победы” и “ЗИСы”… Но вдруг в эту тщательно воссозданную атмосферу полувековой давности “внедрился” какой-то водила на крутой иномарке! Ему было наплевать на “кирпич”, выставленный на подъезде к съемочной площадке, на запрещающие жесты дежурящего там милиционера… Конечно, дубль оказался загублен.

А в другой раз, во время работы в подмосковном Звенигороде, где снимали для картины проходной эпизод проезда старого автомобиля, всю работу чуть не испортил один из местных “важных начальников”. Упомянутый господин направлялся куда-то по своим делам именно по этой улочке и, когда его попытались притормозить, устроил киношникам настоящий разгон.

Михаил Красинец хранит свои “ретромоторы” прямо на приусадебном участке. фото: Александр Добровольский

Особенно много трудностей возникает при съемках трамваев.

— Кадры для фильма “Папа” снимали на Чистопрудном бульваре, — рассказывает Михаил Егоров. — Наш вагон КМ с прицепом пришлось гонять по кругу от Мясницкой до Покровских ворот несколько раз, пока не получился хороший дубль. И все время ретропоезду “наступал на пятки” трамвай-кафе, который возил своих клиентов по тому же кольцевому маршруту. Горячий южанин — хозяин заведения на колесах — никак не хотел вникнуть в сложности кинематографического процесса и громко возмущался, что ему мешают нормально работать. Лишь после того как режиссер картины позвонил по телефону — видимо, очень “компетентным товарищам”, — ресторатор сошел с дистанции… А в телесериале “МУР есть МУР” другой трамвай-”дедушка” — дореволюционный Ф с прицепным вагоном, — в одной из сцен подъезжает к остановке… задом наперед. Создатели фильма решили убыстрить процесс и не стали тратить время на разворачивание трамвайной сцепки (пока вагоны доедут до ближайшего разворотного круга, пока оттуда вернутся!), вместо этого при монтаже просто пустили пленку в обратную сторону.

Егоров поделился и еще одним профессиональным секретом. Оказывается, создатели кино очень не любят использовать в “транспортных” эпизодах фильмов троллейбусы, предпочитая этим “электрическим рогоносцам” автобусы. Причина такой антипатии сугубо практическая. Ведь для каждого эпизода приходится снимать по нескольку дублей, а, значит, четырехколесных актеров нужно раз за разом возвращать на исходную позицию. Но троллейбусы задним ходом почти нигде на трассе не могут самостоятельно двигаться, поэтому для съемок в кино такой машины необходимо заказывать в комплекте к ней еще и автомобиль-тягач, расходуя дополнительные средства из бюджета картины.