Расул Мирзаев: «Не судите меня как кавказца, судите как россиянина!»

Приговор по резонансному делу назначили на 27 ноября

15.11.2012 в 16:36, просмотров: 22713
Расул Мирзаев: «Не судите меня как кавказца, судите как россиянина!»
Расул Мирзаев

Ажиотаж вокруг этого процесса, как всегда был тот еще. Далеко не все желающие воочию понаблюдать за судом над Мирзаевым смогли зайти в зал заседаний. Ведь на сей раз стоять никому не разрешили. Зато впервые за долгое время подступы и подъезд к зданию Замоскворецкого суда не были перекрыты.

Со стороны потерпевших в суд явились родители погибшего Ивана Агафонова, а также двое адвокатов — Оксана Михалкина и Матвей Цзэн. Очень много людей было со стороны обвиняемого. Поддержать Расула Мирзаева пришли его родственники и друзья. Защищал его интересы, как и ранее, адвокат Алексей Гребенской. Напомним, что полтора месяца в процессе был перерыв. В это время Российский центр судебно-медицинской экспертизы Минздрава РФ проводил пятую комплексную экспертизу по делу. Перед специалистами поставили десять дополнительных вопросов, касающихся того, от чего конкретно погиб Иван Агафонов. Наконец, в четверг судья Федин зачитал результаты.

Судья Андрей Федин по очереди зачитывал поставленные перед экспертами вопросы и полученные ответы. Перед собравшимися открылась полная клиническая картина смерти Агафонова. В частности, специалисты указали на то, что причиной смерти Ивана явилась закрытая тупая черепно-мозговая травма с характерными для неё повреждениями: кровоизлиянием, переломом затылочной кости, ушибом мягких тканей и т.д. Травмирующее воздействие было оказано тупым твердым предметом, которым в данном случае явилось дорожное покрытие. Черепно-мозговая травма возникла в результате однократного падения с высоты собственного роста, а имевшийся ушиб мягких тканей скуловой и щёчной области эксперты разъяснили, как повреждение, не причинившее тяжкий вред здоровью человека. Напомним, что ушиб скулы образовался у Агафонова в результате удара Мирзаева.

Один из самых бурно обсуждаемых стал ответ на вопрос: мог ли удар обвиняемого придать ускорение Агафонову? На что экспертная комиссия ответила: удар в область скулы мог придать ускорение и явиться причиной падения потерпевшего с высоты собственного роста. Ещё один вопрос звучал так: повлек ли удар в скулу потерю сознания? Эксперты ответили: потеря сознания исключается до удара Агафонова о дорожное покрытие. И еще раз обозначили, что от удара Мирзаева был лишь ушиб мягких тканей нижней части лица. От момента нанесения удара Мирзаевым до момента удара об асфальт никаких повреждений не было. Тяжкий вред здоровью не совместимый с жизнью Агафонову причинила именно закрытая тупая черепно-мозговая травма.

Смотрите фоторепортаж по теме: В деле Мирзаева точка не поставлена
9 фото

Кроме того, эксперты также ответили на вопрос: нет ли вины медиков в смерти 19-летнего Ивана Агафонова? Специалисты заключили, что медики 1-й градской больницы оказали адекватную и своевременную помощь и их вины в летальном исходе пациента нет. Также перед экспертами ставился вопрос о том, могли ли специальные спортивные навыки Мирзаева повлиять на травму и дальнейшую смерть Агафонова? На что специалисты ответили, что в их материалах отсутствовали какие-либо данные о специальных навыках Мирзаева. Перед ними ставились другие вопросы.

После заслушанных ответов адвокаты стороны потерпевших заявили ходатайство о вызове специалистов Минздрава, проводивших пятую экспертизу в суд для того, чтобы они прокомментировали свое заключение. Защитники хотели услышать дополнительные ответы на несколько вопросов. В частности, они говорили о том, что в клинической картине отсутствует такой симптом, как кратковременная потеря памяти Агафоновым, о которой говорили свидетели инцидента. Сторона защиты потерпевших посчитала этот момент важным. Далее их интересовало дополнительные объяснение, как именно был нанесен удар Мирзаевым. Потому что в одном случае специалисты говорят - кистью, а в другом называют — тупым твердым предметом. И, наконец, третий вопрос касался специальных навыков Мирзаева. Адвокаты заявили, что хотели бы спросить экспертов: были ли у них материалы с информацией о профессиональных спортивных навыках Мирзаева. В связи с этим они ходатайствовали о вызове двух экспертов: в обязательном порядке эксперта Чегавадзе и ещё одного любого из четырех оставшихся, которые участвовали в экспертизе.

фото: Сергей Иванов

Адвокат Мирзаева Алексей Гребенской возразил против удовлетворения ходатайства и объяснил этом тем, что, во-первых, предметом экспертного исследования являлись конкретно телесные повреждения Ивана Агафонова, а не полная клиническая картина. Он отметил, что изначально эти вопросы экспертам не ставились. Насчет остальных двух пунктов он пояснил, что специалисты четко разъяснили, что от них требовали, а всё остальное выходит за пределы компетенции экспертов.

Гособвинитель Сергеев также высказал своё мнение, что не видит никаких оснований для вызова экспертов в суд, потому как они дали исчерпывающие ответы. А то, о чем говорит сторона защиты потерпевших, — вопрос оценки. После чего судья Федин отказал в удовлетворении ходатайства и предложил на этом завершить судебное следствие и продолжить прения сторон. Адвокат Цзэн попросил суд предоставить время, чтобы защитники могли подготовиться к прениям. Ожидалось, что перерыв объявят хотя бы на день, но в итоге на подготовку сторонам дали всего один час.

После обозначенной паузы слово взял гособвинитель. Он вкратце изложил суть уголовного дела и события той роковой ночи у клуба «Гараж». А потом перешел к главному: по выводам пяти экспертиз, которые не противоречили, а только повторяли и дополняли друг друга, между ударом Мирзаева в скулу и ударом Агафонова головой об асфальт причинн-следственная связь отсутствует, как и связь между ударом спортсмена и смерть потерпевшего. По заключению специалистов, сила удара Расула Мирзаева не была настолько большой, чтобы вывести Ивана Агафонова из равновесия, и специальные навыки для применения такого удара не требуются. Однако версия Мирзаева о том, что он самооборонялся не нашла подтверждения в ходе судебного следствия, поэтому к ней стоит относится критично. Затем Сергеев напомнил, что до настоящего заседания к Мирзаеву применялась статья 111 ч. 4, в которой говорится о прямом или косвенном умысле нанесения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть. Прямой умысле, по словам прокурора, отсутствует: удар Мирзаева имел небольшую силу. Так же нет и косвенного умысла, потому как Мирзаев не желал смерти Агафонова и совершал свои действия по легкомыслию и небрежности. В связи со всеми изложенными фактами Сергеев попросил суд переквалифицировать действия обвиняемого по менее тяжкой статье — 109 ч. 1. В связи с отсутствием отягчающих обстоятельств назначить и наличием смягчающих (как явка с повинной и малолетний ребенок на иждивении) назначить ему наказание, не связанное с лишением свободы, а именно до двух лет ограничения свободы.

Сторона потерпевших была категорически не согласна со всеми доводами гособвинителя. И сразу же, еще задолго до объявления приговора, заявила, что будет добиваться справедливости в судах высшей инстанции. Адвокат Михалкина сказала, что речь идет об умышленном убийстве, и что фактически оправдательный приговор Мирзаеву вызовет всплеск подобных инцидентов. А защитник Цзэн говорил о незаконном и несправедливом отношении гособвинения к потерпевшим Агафоновым и о том, что это преступление вопреки позиции прокурора, на их взгляд крайне общественно опасное. По мнению Цзэна, гособвинение допустило серьезную ошибку, которая еще аукнется в недалеком будущем, потому как с Мирзаева будут брать пример.

Отец погибшего Александр Агафонов заявил, что весь процесс проходил односторонне, и нужно начинать новое следствие по делу. После чего выступила и мать, Татьяна Агафонова: «У нас человеческая жизнь ничего не стоит. Кто вообще может простить убийство своего ребенка? Как жить теперь? Мы надеялись на справедливое решение суда, а теперь наших детей будут безнаказанно убивать».

Адвокат спортсмена Алексей Гребенской, в свою очередь, сказал вот что: «Расследование этого дела изначально приобрело огромный общественный резонанс. Я изначально не собирался говорить о биографии Расула Мирзаева, но на него в прениях потерпевшая сторона обрушила столько грязи, что я вынужден сказать и о нем, и о погибшем. Алкогольное опьянение Ивана Агафонова его рост 190 см и вес, а также то, что он в спортивном клубе «Лион» когда-то также занимался восточными единоборствами не позволили ему опасаться Мирзаева, когда разгорелся конфликт. Он чувствовал себя сильнее в этой ситуации, не зная, кто такой Мирзаев. Также из показаний друга Агафонова Мякотина следует, что Иван в пьяном виде зачастую вел себя агрессивно. И напомню, что в момент инцидента, а именно 15 августа 2011 года, Агафонов находился под подпиской о невыезде за разбойное нападение и в пьяном виде грубо приставал к девушке. Расул Мирзаев же ранее никогда не привлекался к уголовной ответственности и всю жизнь занимался спортом, прославляя флаг своей страны. Я мог бы сказать намного больше, но не хочу травмировать ни потерпевших, ни Мирзаева». В дополнение Гребенской просил учесть еще два смягчающих обстоятельства: противоправность и аморальность потерпевшего и оказание Мирзаевым первой помощи уже после совершения преступления.

Затем последнее слово дали самому обвиняемому. Речь спортсмена была проникновенной, хотя потерпевших она ничуть не тронула: Агафонов-старший то и дело в довольно грубой форме прерывал Мирзаева. «Я никогда никому не желал зла. И все это время — год и три месяца — я переживал события той ночи, я все время думал об этом. Я очень жалею, что ударил его, я не могу передать, вам, что я чувствую. Зачем я это сделал? Ведь я мог просто уйти. Но он дернулся на меня, и у меня сработала реакция. Но я знаю, что ударил его не сильно, профессионально я бью правой рукой, а Ивану Агафонову я дал пощечину левой. Я еще раз хочу извиниться перед его родителями, сестрой и всеми его близкими.. прошу у вас прощения, я готов помогать им, сколько могу, всю свою жизнь. Простите меня! И еще хочу обратиться к суду: прошу, не надо судить меня как кавказца, судите меня как россиянина. Я такой же гражданин своей страны. Я всегда выступал за Россию и под ее флагом, никогда я не выступал отдельно за Кавказ».

В любом случае решение остается за судом, который может не внять доводам прокурора и не переквалифицировать дело по менее тяжкой статье. Однако развязка все же должны быть 27 ноября: Расула Мирзаева или отпустят с судимостью или посадят. Третьего не дано. Улыбку на лицах многих вызвало решение суда о проведении пятой экспертизы, помнится, специалистов с трудом нашли через месяц. Если же речь зайдет о шестой, тогда это будет уже клиника...

Дело Мирзаева. Хроника событий