Хроника событий Чемпион Мирзаев и студентка Лоткова Фигуранты дела, по которому проходил погибший в драке с Мирзаевым Агафонов, могут получить реальные сроки Мирзаев начал тренировки и намерен вернуться в спорт Приговор Мирзаеву признан законным "Мягкий" приговор Мирзаеву признали законным

Преднамеренное убийство по неосторожности

«Победителю» в смертельной драке позволили сбежать сразу после суда

25.07.2013 в 19:31, просмотров: 9884

Громкие дела самбиста Расула Мирзаева и боксера Валерия Третьякова, которых суд признал виновными в причинении смерти по неосторожности и выпустил прямо в зале суда после вынесения обвинительного приговора, разделили общество на два лагеря. Одни считают, что спортсмены получили вполне адекватное наказание, другие возмущены несправедливо маленькими сроками. Последние не верят в то, что более сильный и опытный участник драки не мог предполагать, к чему может привести владение техникой боя. А значит, их никак нельзя судить за неумышленное причинение вреда здоровью, тем более если человек в результате умер.

Впрочем, ситуации, когда оба дерущихся не спортсмены, но один из них просто «грамотно» использует сложившуюся обстановку, по сути ничем не отличаются.

Такой, в частности, стала история, которая произошла в подмосковном Томилине в октябре прошлого года. Намеренно затеявший ссору посетитель букмекерского клуба не мог не понимать, что примененный им жесткий прием, если дело происходит вне спортивной площадки, да еще на скользком льду, обязательно приведет к трагическим последствиям.

Преднамеренное убийство по неосторожности
фото: Геннадий Черкасов

30 октября 2012 года 48-летний Юрий Зорич, житель подмосковной деревни Вялки, после работы в строительной компании заехал в спортклуб «Букмекер-холл». В то время как раз транслировался футбольный матч. Мужчина подошел к стойке, сделал ставки и сел за столик. Когда он открывал кошелек, персонал заметил, что у него при себе крупная сумма денег. Это, кстати, отметил и уже час как попивавший пиво приезжий — гражданин Узбекистана 26-летний Илхом Рахимкулов.

При виде туго набитого кошелька Рахимкулов сразу же оживился и предпринял неудачную попытку познакомиться с Зоричем. Предлог он выбрал странноватый: мол, деньги у тебя есть, угости алкоголем. На что получил вполне ожидаемый ответ:

— Ты что, девочка, чтобы я тебя пивом угощал? Иди и купи.

Оскорбленный Рахимкулов предложил «выйти поговорить». Но Зорич предложение проигнорировал.

Через какое-то время Зорич все же направился к выходу, но его опередил Рахимкулов. Он выскочил на улицу первым и остановился в ожидании. Наблюдая эту картину, охранник клуба остановил Зорича у выхода и предложил вызвать такси или проводить. Опытный секьюрити сразу смекнул, что конфликт вполне мог быть затеян Рахимкуловым для того, чтобы опустошить карманы состоятельного посетителя. Зорич позвонил другу и стал ждать, когда за ним заедут.

Через полчаса подъехал друг Зорича Вадим Измагилов. Охранник вышел на улицу, убедился, что там никого нет, и друзья пошли на выход.

Однако позже оказалось, что Рахимкулов и не собирался никуда уходить: он выпил еще пива и вернулся к клубу. Подойдя к выходу с недопитой бутылкой в руке, он снова зацепил появившегося в проеме дверей Зорича. На этот раз урезонить задиру попытался Измагилов. Но разговор не получился — Рахимкулов замахнулся на «парламентера» бутылкой. Тот, пытаясь предупредить нападение, нанес Рахимкулову два удара в лицо. Зорич попытался прекратить конфликт.

И вот наступает момент, поняв который, судья должен определить, произошла ли последовавшая трагедия случайно или намеренно.

Дело в том, что, пока мужчины проводили вечер в клубе, погода сделала свое дело. На улице прошел т.н. ледяной дождь, и поверхность крыльца на выходе из клуба превратилась в каток.

Находившийся до этого в клубе Зорич мог не успеть оценить ситуацию, а вот Рахимкулов, который в ожидании жертвы околачивался на улице, напротив, не мог этого не знать. Он рванул в сторону Зорича, схватил его за ногу и резко дернул ее вверх. Естественно, на ледяной поверхности Зорич никак не мог удержаться и, перелетев через всю лестницу, грохнулся головой об обледеневшую поверхность земли.

Как правило, такие травмы — удар затылком о твердую неровную поверхность — редко оставляют шанс на выживание. Наверное, трудно найти человека, который этого не знает. И совсем не верится в то, что этого не знал Рахимкулов.

В результате примененного приема Зорич получил открытую черепно-мозговую травму, от которой через 11 дней умер.

А Рахимкулов, увидев, что голова его «соперника» буквально разлетелась вдребезги, даже не попытался оказать ему хоть какую-то помощь. Он просто сбежал. Впрочем, правоохранительным органам удалось его разыскать и привлечь к ответственности. В ходе расследования выяснилось, что Рахимкулов в Москве нигде не работал, а добывал себе на хлеб случайными заработками. Проживал он в квартире, до отказа набитой другими гастарбайтерами, занимая там койко-место. При этом много раз привлекался к ответственности за нарушение миграционного законодательства...

Прокурору, поддерживавшему обвинение Рахимкулова в Люберецком городском суде, картина умышленности как минимум возникновения конфликта, который привел к смерти одного из его участников — того, кто его не инициировал и всячески, как следует из материалов дела, старался избежать, — была вполне очевидна. Он поддержал действия следователей, квалифицировавших вину Рахимкулова по статье «умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасное для жизни человека, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего». То есть, если отойти от юридической формулировки, это выглядело так: Рахимкулов понимал, что, дернув за ногу Зорича, стоявшего в тот момент на скользком крыльце, нанесет ему серьезную травму, от которой может наступить смерть.

Прокурор посчитал, что наказанием за такое злодеяние может быть не менее 10 лет лишения свободы.

А вот судья Журавлева рассудила иначе. Она вынесла приговор, которого, возможно, не ожидал даже сам подсудимый, к слову, частично признавший свою вину. По ее мнению, Рахимкулов просто «не проявил должной осмотрительности», в результате чего и наступила «смерть по неосторожности».

Разница между тем, что имел в виду прокурор, а что — судья, только на слух небольшая. А вот если вернуться к юридическим формулировкам, то получается, что судья переквалифицировала вину Рахимкулова на преступление небольшой тяжести. В результате чего Рахимкулову было назначено наказание в виде... исправительных работ на два года и компенсации принесенного вреда потерпевшей стороне в 300 тысяч рублей.

И довольный Рахимкулов после освобождения из-под стражи с победным видом покинул зал суда. Где сейчас находится осужденный приезжий, неоднократно нарушавший миграционное законодательство и убивший человека, никому не известно.

Представитель потерпевшей, жены Зорича, адвокат Владимир Купцов говорит, что не сразу поверил, когда услышал такой вердикт.

— Вынесенный приговор нарушает принцип справедливости и неотвратимости наказания. Вообще удивляет такое отношение суда к переквалификации содеянного и назначению чрезмерно мягкого наказания осужденному, — пожимает плечами адвокат.

В апелляционной жалобе, которую Купцов направил в вышестоящий суд, он указывает на незаконность переквалификации действий Рахимкулова, поясняя, что суд, на его взгляд, «не раскрыл субъективную сторону преступления в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью Зорича», в результате которого наступила смерть по неосторожности.

Как следует из текста жалобы, возможно, это произошло потому, что «суд, несмотря на неоднократные вызовы важных свидетелей в судебные заседания, ограничился оглашением показаний шести свидетелей, данных на предварительном следствии», а также по другим причинам.

Факт того, что Рахимкулов, пытаясь ударить Измагилова бутылкой по голове, сам получил по лицу, суд истолковал как смягчающее его вину обстоятельство.

Ну и, конечно же, сумма компенсации за невинно погибшего мужа потерпевшей кажется несправедливо заниженной.

Еще раз во всей этой истории в порядке апелляции предстоит разобраться в Московском областном суде. Только вот удастся ли во второй раз привести Рахимкулова в суд — теперь уже под огромным вопросом.

Дело Мирзаева. Хроника событий