Астахов борется за свою "Россию без сирот"

Хотя аналогичные программы есть уже во многих регионах

14.03.2013 в 15:22, просмотров: 5424

Главный уполномоченный в РФ по правам детей Павел Астахов в очередной раз собрал журналистов, чтобы рассказать о своей кипучей деятельности и защитить программу «Россия без сирот» от многочисленных критических атак.

Астахов борется за свою
Павел Астахов

У главного детского защитника, вероятно, есть в голове какая-то своя романтичная картинка счастливых сирот-инвалидов и брошенных подростков, за которыми стоят очереди облагодетельствованных государственными подачками усыновителей. И с настойчивостью гипнотезера Астахов старается навязать ее всем остальным:

- Мы успешно работаем – оптимистично заявляет Павел Астахов. - В течение месяца шло народное обсуждение «России без сирот». Выяснилось, что многие регионы настолько успешно ведут эту деятельность, что заявляют – нам не нужно никаких денег, никаких решений из Москвы, поскольку мы благополучно работаем своими силами! К примеру, в Тюмени число детдомов сокращено в 3 раза (было 12, стало 4), а на 600 детей стоят в очереди 1000 усыновителей!

Главная из претензий к программе «Россия без сирот» заключается в том, что она фактически дублирует множество уже существующих аналогичных проектов по борьбе с сиротством, требует огромных затрат, а ничего нового не несет. Пытаясь объясниться, Павел Астахов собрал крупных социальных чиновников из разных областей страны, каждый из которых начинал свое выступление со славословий в адрес программы «Россия без сирот». Но ирония как раз в том, что некоторые говорили именно о собственном опыте решения проблемы социального сиротства. Вот что, к примеру, рассказала первый замминистра социального развития и семейной политики Краснодарского края Татьяна Ковалева:

- Уже пять лет у нас действует программа «На Кубани чужих детей не бывает». За время работы программы количество родителей, лишенных родительских прав, сократилось на треть, 76% детей проходящих реабилитацию детишек возвращаются в семью. «Закон Димы Яковлева» в нашем крае вообще не нужен – еще до его принятия практически всех детей усыновляли российские граждане. К примеру, незадолго до принятия этого закона на 320 российских усыновлений было 12 иностранных.

Получается, кубанская программа выглядит ничуть не хуже «России без сирот» (если не лучше!) и явно не нуждается в каких-то дополнительных аналогах или заменах – об этом говорят даже в Министерстве финансов. В чем-то централизованный подход нужен – скажем, в том же вопросе создания единой базы данных кандидатов в усыновители. Но во многом «Россия без сирот» рискует оказаться тем «лучшим», что, как известно, «враг хорошего». Астахов же упорно гнет свою линию, пытаясь создать гигантскую структуру под собственным управлением, и игнорирует тех, кто утверждает, что дублирование успешно работающих систем еще ни к чему хорошему никогда не приводило.