Докричались до властей

Злоба дня

22.12.2013 в 19:40, просмотров: 11560
Докричались до властей
Павел Чернышевский. Фото из личного архива.

Кто-нибудь еще верит сегодня в справедливость? Не в ту — высшую, которая бывает только на небесах, а в земную, осуществляемую здесь и сейчас. Это так редко с нами происходит, что всегда похоже на чудо, в которое невозможно поверить.

Истории, которые случились с героями моих публикаций, очень разные. Но у них есть общее: людям удалось отстоять свои права. А наша газета поддержала их в самый трудный момент.

Павел Васильевич Чернышевский — праправнук русского писателя Николая Чернышевского, автора романа «Что делать?» — живет в скромном флигеле на территории Дома-музея, основанного в 1918 году. Михаил Чернышевский, сын революционера-демократа, передал советскому правительству родовую усадьбу, а государство взяло на себя обязательство предоставить членам его семьи пожизненное бесплатное проживание. Смета расходов по содержанию дома включалась в городской бюджет.

Во времена СССР на флигель никто не покушался. А потом вокруг ветхого строения развернулась война в духе лихих девяностых. Клочок земли с видом на Волгу, на котором расположен флигель Пыпиных, — лакомый кусочек, на котором можно построить элитный дом или пафосный ресторан. Павлу Васильевичу сначала сулили большие деньги. Он отказался, и тогда перешли к открытым угрозам. В борьбе за родовое гнездо он дошел до Генеральной прокуратуры и приемной Президента России. И осада флигеля была снята.

Беда пришла откуда не ждали. Муниципальное учреждение культуры «Музей-усадьба Н.Г.Чернышевского» без всяких предупреждений обратилось в районный суд с исковым заявлением к семье Чернышевского о задолженности за коммунальные услуги по теплу и водоснабжению за три года. Накапало без малого 200 тысяч рублей. Для пенсионеров, месячный бюджет которых не дотягивает до 20 тысяч рублей, сумма астрономическая. Но больше всего Павла Васильевича возмутило заявление музея, что «ответчики и члены их семей, являясь потомками Н.Г.Чернышевского в пятом поколении, не являются членами его семьи и, следовательно, безвозмездно пользоваться коммунальными услугами не могут».

Следующим шагом могло стать выселение «несуществующих» потомков из родового гнезда и снос флигеля.

Между тем злополучный флигель входит в состав Музея-усадьбы и является памятником истории и культуры общероссийского значения. Потомки Чернышевского живут там на законных основаниях. А музей, являясь бюджетным учреждением, финансируется за счет городской казны и расходов на коммунальные услуги не несет.

Изучив все обстоятельства дела, Волжский районный суд принял справедливое решение в иске отказать и взыскать с истца судебные издержки в сумме 10 тысяч рублей. Так что старинный флигель и его обитатели устояли и на этот раз.

фото: PhotoXPress

«МК» первым встал на сторону Рафаэла Гюльбекяна, который в силу семейных обстоятельств лишился квартиры и поселился вместе со щенком по кличке Япп в жилом автоприцепе на Профсоюзной улице. Домик под яблоней стал бельмом на глазу районных властей и отставного милицейского полковника Виталия Иванова, инициировавшего травлю безобидного пенсионера. Отрезали свет, чуть не опрокинули прицеп и даже угрожали сжечь. Но человек и собака стойко держали оборону.

фото: Елена Светлова
Рафаэль Гюльбекян.

Префектура ЮЗАО и управа района Коньково пытались добиться освобождения уличного места, занятого автоприцепом, в суде. Но Черемушкинский суд в иске отказал, подтвердив конституционное право россиянина жить там, где ему хочется. Хотя бы и на улице.

Под яблоню зачастили журналисты, 16 телеканалов сняли сюжеты о Рафаэле Гюльбекяне и его верном друге Яппе. Заглянули и к отставному полковнику Виталию Иванову. Председатель «Милицейского братства» на всю страну ославил своего недруга, заявив, что тот ворует электричество, выливает на улицу нечистоты, а его собака Япп пугает окрестных детей. И теперь уже Рафаэл подал иск о защите чести и достоинства в Черемушкинский суд. И выиграл дело!

Я позвонила Рафаэлу Артемовичу. Вот что он рассказал: «Всего было 6 судебных заседаний. Дело рассматривалось около трех месяцев. Судья очень внимательно исследовал все обстоятельства. Мы представили суду более 20 фотографий, где Япп играет с детьми и пытается их лизнуть. А электричество, к которому мы подключались для зарядки аккумуляторов, оплачивал спортивный магазин, о чем имеется соответствующий документ. О нечистотах, естественно, и речи быть не могло. Мы очень аккуратные. И суд принял решение, что заявления отставного полковника не соответствуют действительности и подлежат опровержению. Кроме того, ему придется выплатить компенсацию морального вреда в сумме 30 тысяч рублей!»

Деньги еще не получены, но Рафаэл и Япп уже решили, на что их потратить, и залезли в домашнюю копилку. Купили лесную елку и подарки своим маленьким друзьям, чтобы устроить им настоящий новогодний праздник. Вторая половина суммы достанется одной хорошей девочке, чье имя пока держится в секрете.

О Кате Морозовой — девушке из Сергиева Посада, спасшей бездомного щенка из-под колес электрички ценой своего здоровья, «МК» писал не однажды. Скальпированные раны, сложный перелом бедра. В местной больнице студентке оказали первую помощь, но, чтобы сохранить ноги, требовалось высокотехнологичное лечение. Увы, сегодня такое мало кому по карману. Все остальные вынуждены надеяться только на квоты, которые порой получить сложнее, чем полететь на Марс.

фото: Елена Светлова
Катя Морозова.

Но история получилась резонансной, и Катю приняли на лечение в Институт хирургии имени Вишневского. Две недели в реанимации, пересадки кожи, перевязки под наркозом. И чудовищная боль, от которой не было избавления ни днем, ни ночью. Каждый шаг на ходунках давался через жестокое преодоление.

Когда встал вопрос о реабилитации, все уперлось в пресловутую квоту. Отказ за отказом или вариант для богатых. Наши читатели собрали для Кати Морозовой около 250 тысяч рублей. На эти деньги она живет с мамой, которая вынуждена была взять отпуск за свой счет, чтобы быть с дочерью неотступно. Катя пока не может обойтись без помощи. Каждый день они с ужасом ждали выписки в никуда. И вдруг звонок из ЦИТО.

Они собрались молниеносно, как солдаты по тревоге. Хирурги-травматологи сделали еще одну операцию — поменяли штифт в бедренной кости, и вот Катя уже ходит по больничному коридору на костылях. Врачи осторожны в прогнозах: «Перелом должен срастись, и Катя сможет нормально ходить. Надеемся на восстановление всех функций».

...Люди обращаются за помощью к журналистам, когда их переполняет чувство несправедливости. Это, как правило, последняя надежда привлечь внимание общества.

Увы, в последнее время нас почти не слышат. У тех, от кого зависит судьба человека, всегда заложены уши. Но иногда — очень редко — удается докричаться.

Вот почему эти три истории кажутся особенно счастливыми, почти рождественскими. Казалось бы, ничего особенного. Просто случилось то, что должно было произойти.

Теперь вы верите, что экзотическая птица по имени Справедливость все-таки иногда прилетает?