Cкончался переводчик генсеков Виктор Суходрев — последний аристократ эпохи социализма

От Хрущева до Горбачева: история под грифом «Секретно»

16.05.2014 в 18:06, просмотров: 15889

Не стало Виктора Михайловича Суходрева…

Его называли человеком у правого плеча, тенью генсеков и переводчиком номер один. Он переводил всех руководителей СССР, от Хрущева до Горбачева.

Мне посчастливилось несколько раз побывать в его доме на Николиной Горе.

Cкончался переводчик генсеков Виктор Суходрев — последний аристократ эпохи социализма
фото: Александр Корнющенко
Виктор Суходрев

Я ожидала увидеть роскошную виллу, но переводчик номер один жил в небольшом и скромном по нынешним меркам, но невероятно теплом и уютном доме. Мы с Виктором Михайловичем сидели на веранде и покуривали тайком, пока не видела Инга Дмитриевна, его любимая жена, дочь легендарной актрисы Татьяны Окуневской.

...Как перевести выражение «ехать в Тулу со своим самоваром»? Ведь ни американцы, ни англичане не знают про тульские самовары. Можно сказать, что не стоит возить уголь в Ньюкасл, где он, собственно, добывается, но в таком случае беседа уйдет в другое русло. Виктор Суходрев всегда находил точный эквивалент. Но особенно трудно было переводить шутки.

Никита Хрущев беседовал часами, легко распалялся и, случалось, не выбирал выражений. Виктор Суходрев не раз был свидетелем неожиданных ситуаций, но многие истории так и остались в его памяти под грифом «совершенно секретно». Он никогда не позволял себе никаких спекуляций на легендарных именах, как ни пытали журналисты. А рассказчиком был потрясающим.

Дважды Виктор Михайлович был пассажиром Леонида Ильича и испытал сильнейшие ощущения. По узким дорожкам Кемп-Дэвида генсек промчался с бешеной скоростью на подаренном Никсоном «Линкольне». А в Завидове на «Роллс-Ройсе» с ветерком прокатил Киссинджера, который от ужаса вжался в кресло, не подозревая, что его ждет еще одно испытание — гонка на катере.

Виктор Михайлович с улыбкой рассказал мне эпизод, произошедший на переговорах Брежнева с президентом США Картером: «В мою задачу входило пошелестеть этими страницами, найти ответ и дать его в руки Брежневу. Но имелся один вопрос с вариациями. Если бы Картер задал его по варианту «А», следовало зачитать всю страницу, а по варианту «Б» — нижний абзац надо было опустить».

Естественно, все пошло по второму сценарию, и переводчик, вычеркнув лишнее, протянул страницу Брежневу. «Витя! А что, это читать не надо?» — громко спросил Леонид Ильич. Потом этот случай вошел в анекдот.

Десятилетиями он был непререкаемым авторитетом в вопросах политики и, конечно, перевода. Его книга «Язык мой — друг мой» стала бестселлером. Виктор Суходрев посвятил ее своей жене Инге.

Помню залитый солнцем день. Мне навстречу идет улыбающийся хозяин, а на пороге сидит старый пес Джимми, считавший себя овчаркой. Эти двое понимали друг друга без перевода.