Хроника событий Украина собирается "декоммунизировать" Крым В Госдуме оценили планы по возвращению Крыма Украинский политик разработал "план по возвращению Крыма" «Виновата Меркель», говорят на Украине, рассуждая о потере Крыма Феодосийские "Кометы" и "Зубры" - 80 лет заводу "Море"

Ялтинская киностудия имела свой флот

Который участивовал в «киносражениях» от Азова до Латинской Америки

11.12.2014 в 16:32, просмотров: 5229

Снимок на фоне кормы бригантины Hispaniola — в обязательной программе всех, кто впервые прогуливается по набережной Ялты. Люди с восхищением рассматривают 2-мачтовый парусник, и мало кто отказывает себе в удовольствии выпить на его борту бокал крымского портвейна, мечтательно вглядываясь в морскую даль. Когда-то на этой палубе стояли Джон Сильвер и капитан Смоллетт, на этом же корабле после своих злоключений на родину возвращался Робинзон Крузо. Все это было на самом деле, но в кино. Почти 45 лет назад.

Ялтинская киностудия имела свой флот
фото: Майкл Львовски

За сокровищами Флинта

«Испаньолу» специально создавали для фильма Евгения Фридмана «Остров сокровищ». С этой картины началась собственная корабельная история Ялтинской киностудии, и этот парусник был пионером крымского кинофлота.

В красавицу бригантину «Испаньола» превратилась из рыболовецкой парусно-дизельной посудины с грозным именем «Клим Ворошилов», с 1953 года бороздившей просторы Азова и Черного моря. Сначала «Ворошилов», груженный арбузами, курсировал из Скадовска в Одессу, а потом его трюмы наполняли виноматериалами. Киношники отыскали это судно в феврале 70-го на Днепре в Голой пристани вмерзшим в лед и выкупили его у Херсонского винзавода. По требованию инспекции Морского регистра команде Ялтинской киностудии пришлось не просто декорировать судно, а полностью его перестраивать, меняя бортовую обшивку, дубовые шпангоуты и все оснащение. Возросли не только расходы, затягивались сроки подготовки игрового судна.

— Летом 1970 года уже полным ходом шли натурные и павильонные съемки фильма «Остров сокровищ», — вспоминает инженер-конструктор Валерий Павлотос, которого по праву можно считать адмиралом крымского кинофлота. — Я с группой монтажников-высотников работал в труднодоступной местности: в Никитской расщелине, в урочище Сосняк, на Красном камне и под скалой Шаан-Кая. Из этих уголков Крыма сотканы пейзажи острова, где спрятал свои сокровища капитан Флинт. И когда «на суше» все отсняли, оказалось что игровой корабль еще не готов. Возникла пауза в процессе, и меня вызвали в Херсон, где строили бригантину. Оказалось, что наш главный консультант и автор проекта переоборудования шхуны, научный сотрудник Военно-морского музея в Ленинграде Андрей Ларионов, отозван своим начальством на работу — его командировка закончилась. Мне в срочном порядке за неделю пришлось принимать у него документацию, притом что я никогда не занимался строительством судов. А тут мне поручают возглавить монтаж рангоута и такелажа парусника XVII века! На стене своего номера в гостинице я повесил огромный чертеж «Испаньолы» и стал надписывать наименования рангоута и такелажа, от которых первое время просто торопел: фор-брам-стень-штаг и тому подобное! Мне казалось, что я никогда не запомню эту абракадабру.

фото: Майкл Львовски

В сентябре после достройки деревянного корпуса бригантину спустили на воду у причала яхт-клуба и к ноябрю завершили монтажные работы на палубе. Старые херсонские мастера собрали деревянный рангоут и стоячий такелаж, а севастопольская команда капитана учебного парусника «Кропоткин» Виталия Букарина уже подвязывала паруса для перехода. 2 ноября 1970 г. шхуна своим ходом вышла из Херсона и через сутки благополучно пришвартовалась в ялтинском порту.

Сроки съемок «Острова сокровищ» существенно сместились, и приключения Джима Хокинса, сквайра Трелони и доктора Ливси в жарких тропических морях пришлось снимать под свист ледяного ветра при изнуряющей качке до марта 71-го. Летом у берегов Крыма бригантину задействовали эстонцы в фильме «Русалочьи отмели», а осенью она ушла в Сухуми на съемки фильма Станислава Говорухина «Жизнь и удивительные приключения Робинзона Крузо». Прекрасный парусник с тщательной деталировкой, выверенной до мелочей по морским справочникам, был востребован кинематографистами; режиссеры записывались на него в очередь. Шхуну Ялтинской киностудии ждало большое будущее в интереснейших приключенческих проектах, если бы не инспекторы Морского регистра.

Фото из архива В.Павлотоса

— Нас стала донимать крымская инспекция с требованиями установить антенны, локаторы, спасательные надувные плоты, обшить дерево металлическими листами с асбестовой прослойкой, — с горечью говорит Валерий Павлович. — Вроде бы их претензии справедливы, но кто же станет после этих нагромождений и уродований снимать старинный парусный корабль? Инспекция была неумолима: деревянных кораблей в советском флоте нет и не будет!

Ялтинская киностудия вынужденно передала прекрасный парусник на баланс «Интуриста». Так «Испаньола» в 72-м году всего с тремя фильмами в послужном списке превратилась в ресторан. На вечный прикол ее поставили напротив гостиницы «Ореанда».

«Испаньола» на набережной, даже в кабацком состоянии, со всеми противопожарными переделками и заменой многих деревянных фрагментов, как декорация все равно бывает интересна кинематографистам. То на общем фоне мелькнет, то сцену с романтической парой снимут на палубе... А в 2003 году у нее была серьезная роль в морской истории. Режиссер Александр Атанесян в своей версии «Человека-амфибии» использовал интерьеры ялтинской бригантины — трюм и кают-компанию — как фрагменты внутренних помещений «Медузы» — корабля Педро Зуриты. В этих сценах на «Испаньоле» принимала участие модель Анастасия фон Калманович (вторая жена миллионера Шабтая фон Калмановича, экс-продюсер Земфиры. — Прим. авт.), сыгравшая роль журналистки Джинны.

— До Крыма мы были в экспедиции на Кубе, — поделилась своими впечатлениями с нами актриса. — Там у нас «Медузой» была какая-то реальная старая шхуна. Я не морской эксперт, но сравнивая ее с крымской «Испаньолой» — вижу, насколько здесь все добротно, со вкусом и знанием дела сделано. По ощущениям, каких-то отличий от той шхуны нет. Жаль, что из-за роли пришлось отказаться от всех пляжных прелестей, — я так и не искупалась в Карибском море. По сценарию, я должна быть самой «белокожей», тогда как все вокруг меня — смуглые, загорелые. Я постоянно пряталась от солнца в специально сшитом костюме-саркофаге, который меня полностью закрывал — были видны только глаза!

«Беда» с Пуговкиным на борту

Новый парусник потребовался Ялтинской киностудии в 1978 году для съемок фильма Геннадия Васильева «Новые приключения капитана Врунгеля» с Михаилом Пуговкиным в главной роли.

«Помня горький опыт «Испаньолы», — рассказывает Валерий Павлович, — мы решили построить новое судно небольших размеров, чтобы не связываться с Морским регистром. «Маломеры» (до 50 т водоизмещением) им не поднадзорны. За основу для «Победы» Врунгеля мы взяли рыболовецкую фелюгу, корпус которой нам с нуля сделали на судоверфи в Приморско-Ахтарске. А все остальное оснащение с мачтой и парусами изготавливали сами на киностудии. Игровая шхуна получилась на загляденье — с дизельным двигателем мощностью 25 лошадиных сил и пятью парусами общей площадью около 200 кв. метров». Как и в случае с «Островом сокровищ» к месту съемок шхуну провел опытный мореход, капитан Виталий Букарин. За три дня он прошел Азовское море, Керченский пролив и прибыл в порт «Артека». С июня по сентябрь у берегов Аю-Дага были сняты все морские эпизоды, в которых помимо Пуговкина поучаствовал и Савелий Крамаров в роли Свирепого Гарри.

Фото из архива В.Павлотоса

«Я с удовольствием играл роль капитана Врунгеля, — вспоминал позже Михаил Иванович. — Даже собственную бороду отрастил и этим избавил гримеров от дополнительных хлопот. И у меня как никогда много было сцен в воде — и нырял, и плавал. Помню, тепло, хорошо, море, рядом любимая Ялта! Но при этом было много всяких неувязок — то плот раскачается и кто-то из группы то в воду упадет, то в катер, актерам приходилось осветительные приборы устанавливать — пленка была такая неважная, что солнечного света не хватало. Но в итоге фильм получился веселый, с хорошим юмором».

«Восток» на 10 лет опередил «Титаник»

С появлением в 1987 году уникальной плавательной декорации начался золотой период в морской истории Ялтинской киностудии. Для фильма Михаила Ведышева «Странник» по сценарию Эдуарда Володарского об открытии Антарктиды ялтинцам заказали постройку флагманского корабля Фаддея Беллинсгаузена — 3-мачтовый шлюп «Восток». Требовалась не только историческая подлинность на палубе и внутри корабля начала ХIХ в., но и конструкторское решение устойчивости при плавании под парусами огромной декорации.

«Естественно, мы не замахивались на создание копии знаменитого шлюпа, — рассказывает ветеран киностудии Валерий Павлотос. — За основу взяли стальной корпус старого сейнера, который киностудия выкупила у керченского рыбколхоза. Но между сейнером и шлюпом была существенная разница в параметрах. Наш «рыбак» длиной 25 м и шириной 5,5 м, а деревянный «Восток» был соответственно 39 м и 10 м. Вот тут и требовался от нас нестандартный ход, который мы нашли. Учитывая возможности кинематографической оптики — широкоугольных объективов — мы решили строить декорацию шлюпа в масштабе ¾: длиной 30 м и шириной 7 м. Позже такое же решение использовал голливудский режиссер Джеймс Камерон, заказавший копию «Титаника» — три четверти от реальной величины лайнера. В итоге наша плавдекорация имела два корпуса: прочный стальной от сейнера и наружный деревянный, соответствующий шлюпу «Восток». Оригинальным решением оказалось и использование в качестве мощной опоры деревянной декорации «Востока» герметичных емкостей из 700-мм газовых труб. К корпусу сейнера приварили 20 штук таких 2-метровых емкостей, и получились своеобразные бортовые були, спасавшие всю конструкцию от шторма».

Все оснащение «Востока» от трапов и якоря до мачт и корабельных пушек, 20 парусов площадью 1200 кв. м, украшения корабля с двуглавым орлом готовили в цехах Ялтинской киностудии. Ялтинцы также сами на основе архивных материалов разрабатывали рабочие чертежи корпуса, рангоута, такелажа, парусов, декора и интерьера судовых помещений. В конце августа 87-го «Восток» был готов к съемкам. Отпускники столбенели от удивления и восхищения, когда с набережной замечали корабль Беллинсгаузена под всеми парусами.

Фото из архива В.Павлотоса

Морские съемки фильма «Странник» прошли без ЧП и точно в сроки. Слава о «Востоке» сразу же облетела все киностудии СССР, и в Ялту потянулись эмиссары с заказами на использование этой плавдекорации. Ялтинцы перестраивали «Восток» с изменением декора и парусного вооружения на любое пожелание режиссеров: шлюп превращался и во фрегат, и в каравеллу, и даже в испанский галеон XVI в. для советско-марокканского фильма «Огненные барабаны». В 88-м польский режиссер Ежи Кавалерович снял на крымском паруснике несколько сцен для своего фильма «Пленник Европы». Потом были картины «Господа артисты», «Царская охота», «Простодушный», «На Муромской дорожке». А в 91-м «Восток» переоборудовали в пароходо-фрегат для приключенческой ленты «Сердца трех»: между фок и грот-мачтами была установлена металлическая труба, из которой при съемках валил черный дым.

«Арабелла» для пиратов и Горбачева

Звездным для ялтинских корабелов был 90-й год, когда на киностудии запустили сразу три морских проекта: наш «Летучий голландец» режиссера Виктора Кузнецова, «Одиссея капитана Блада» совместно с французами и «Век просвещения» с кубинцами и французами. Продюсер Луи Мальон, ознакомившись лично с возможностями крымских мастеров, заказал сразу несколько плавдекораций парусных кораблей.

— Этот год был знаменательным и в моей творческой биографии, — рассказывает председатель правления крымского отделения Союза кинематографистов РФ Валерий Павлотос. — Если раньше я участвовал в создании парусных кораблей как разработчик конструкций по эскизам художников-постановщиков, то на фильм «Век просвещения» меня пригласили в качестве художника по кораблям. Я отвечал уже и за декор, планировку интерьеров, насыщение парусников реквизитом. Несколько дней мне довелось поработать в архивах Морского музея Франции, знакомясь с материалами по парусным кораблям ХVIII века. А на Кубе наши партнеры показывали мне карибское побережье острова и приморские города, где планировались съемки фильма.

Для «Одиссеи капитана Блада» шлюп «Восток» перестроили на Керченском судоремонтом заводе в пиратский фрегат «Арабелла» с роскошным орнаментом и резными скульптурами по бортам. А в Камышовой бухте Севастополя из обычного сейнера сделали галеон «Ля Фудр», для которого ялтинцы в своих цехах готовили всю обшивку, парусное оснащение и декор. В июле 90-го «Арабелла» и «Ля Фудр» встретились в акватории «Артека», где у Аю-Дага снимали морские бои. Ялтинскую флотилию усилили еще несколькими декорациями парусников. А для эффектности эпизода, связанного с выходом французской эскадры в картине «Век просвещения», к берегам Крыма специально пригнали знаменитый парусный барк «Товарищ». Кроме того, на берегу моря в Утесе — между Алуштой и Партенитом — возвели впечатляющие декорации набережной Порт-о-Пренс с крепостными сооружениями, причалами, зданиями, куда, по сценарию, приходят французские корабли. Ялтинская киностудия в знак признания получила благодарственную телеграмму от Луи Мальона из Парижа. Кроме приятных воспоминаний от работы у ялтинцев остался и «Ля Фудр», который для простоты переименовали в «Запад». Весь «кинофлот» студии базировался в порту лагеря «Артек».

Особой чести киношные корабелы удостоились накануне ГКЧП. 28 июля 91-го парусники «Восток» и «Запад» пригласили на День ВМФ в Севастополь. Игровые суда стояли рядом с грозными крейсерами в Южной бухте перед выходом на парад. По сценарию праздника, кинематографисты разыграли перед гостевой трибуной на графской пристани сражение русского фрегата с турецким парусником. Такой сюрприз командование ЧФ СССР приготовило для VIP-гостей, среди которых был Михаил Горбачев с Раисой Максимовной.

Штормовой финал

Жестокий удар по кинофлотилии нанесла стихия в ночь с 14 на 15 ноября 92-го, на съемках фильма «Империи пиратов». Этот собственный проект Ялтинской киностудии с впечатляющим размахом демонстрировал возможности мастеров киностудии в создании береговых декораций и парусников, в съемках на море и в горах. По плану оставался последний объект — порт пиратской республики Либерталии, декорации которого выстроили в Симеизе. «Восток» превратился в пиратский галеон, а «Запад» стал испанской шебекой. «В ту роковую ночь над Черным морем пронесся шторм невиданной силы, — вспоминает Валерий Павлович. — В ялтинском грузовом порту стоявшие у причала корабли таранили друг друга, несколько судов затонуло. А в пассажирском — на правительственную яхту «Крым» навалился 100-тонный плавкран. Не пощадил шторм и наши парусники. «Запад» был оторван от причала вместе с чугунными кнехтами, выброшен на камни и разломан на три части. А «Восток», находившийся у волнолома в Симеизе, возможно, и устоял бы, но не выдержал напора стихии сам бетонный волнолом!

Волны раскидали гигантские блоки, словно детские кубики. Парусник выбросило на галечный пляж — рухнули все три мачты с реями, полностью сорвало обшивку и палубный настил. К счастью, никто из экипажа, дежурившего в ту ночь на судне, не пострадал, хотя, как и в Артеке с «Западом», команде пришлось прыгать в воду и плыть на берег, когда «Восток» понесло на пляж.

Киностудия осталась без кораблей, и ситуация осложнялась тем, что на 93-й год уже был подписан контракт о предоставлении их для съемок российско-германского фильма «В империи орлов» Донована Скотта. Чудом 70-тонный корпус «Востока» уцелел, его удалось сдернуть с берега в воду и отбуксировать в Севастополь на ремонт. К лету ялтинцы восстановили свой парусник — и «Восток» еще послужил киношникам в фильмах

«Гелли и Нок» (1994), «Роксолана» (1995). Но весной 96-го корпус «Востока» дал течь, что стало тревожным сигналом и поводом разобрать фрегат по частям. Так закончилась история ялтинского кинофлота….

Уже в ХХI веке для своего морского проекта «Бегущая по волнам» Ялтинской киностудии пришлось арендовать парусные яхты у частников — «Килиакру» в Болгарии и «Новую» в Николаеве.

— Прискорбно, что в Ялте не смогли сохранить то наследие советской киношколы с колоссальным опытом мастеров — создателей декораций и кораблей, знатоков морского дела, — поделился с нами своими мыслями режиссер Станислав Говорухин. — Ветераны уходят, унося свои секреты. Некому было передавать опыт. Мне об этом горько говорить, потому что я сам раньше много снимал на море. Здесь вот на Черном море я месяц ходил под парусами «Товарища», когда мы снимали с болгарами фильм «В поисках капитана Гранта». Еще я снимал на теплоходе — ходил тут такой, когда вас еще не было, перекрашенный, с вязью на борту «Цесаревич». Еще «Жизнь и удивительные приключения Робинзона Крузо», где была «Испаньола» — теперь из нее сделали ресторан. Много, очень много я снимал и снимался на море. И не случайно, что для работы в фильме «Пассажирка» я пригласил ялтинцев Валеру Павлотоса и Алика Федорова — это эксперты в своем деле, штучные мастера. В моем распоряжении был знаменитый парусник «Крузенштерн», и нам нужно было декорировать его: мы поставили трубу, потому что двигатель был паровой, поставили мостик таким, каким он был, и прочие детали, которых сегодня нет на современном судне. А снимать пришлось в океане возле Канарских островов — по затратам это оказалось не дороже тех цен, которые нам предлагали тогда в Ялте…

Кстати, опыт и знания Валерия Павловича были востребованы и Никитой Михалковым на съемках фильма «Солнечный удар» — велика Россия, но за специалистами по колесным пароходам пришлось снова обращаться в Ялту, где когда-то был свой кинофлот.

Возвращение Крыма. Хроника событий