Госдума не считает нехватку анальгетиков причиной суицидов онкобольных

Болеумоляющие средства

27.02.2015 в 19:44, просмотров: 3827

Госдума намерена взять под контроль ситуацию с оказанием медпомощи онкологическим больным на последней, четвертой стадии заболевания. Первое совещание на эту тему с представителями Минздрава, МВД и ФСКН прошло в Охотном Ряду. Закон, который призван облегчить доступ к обезболивающим, вступит в силу лишь 1 июля 2015 года, нормативные акты к нему пока не готовы.

Госдума не считает нехватку анальгетиков причиной суицидов онкобольных

Открывая совещание, «социальный» вице-спикер Андрей Исаев («ЕР») напомнил, что Госдума уже приняла закон, призванный облегчить получение обезболивающих. А в них нуждается, по данным Всемирной организации здравоохранения, 80% больных раком на 4-й стадии... Закон предполагает увеличение с 5 до 15 дней срока действия рецептов на сильные препараты, отмену требования обязательной сдачи использованных упаковок и ряда других, осложняющих процесс требований.

Первый зам. главы думского Комитета по охране здоровья Николай Герасименко («ЕР») рассказал, что документ принимался «с большим трудом, пришлось переламывать сопротивление ФСКН и МВД». Но вступит в силу он лишь 1 июля 2015 года — сначала, уточнил депутат, предполагалось дать исполнительной власти три месяца на подготовку нормативных актов, без которых новые правила не заработают, но потом по просьбе правительства срок этот был продлен до шести месяцев.

Из слов зам. главы Минздрава Дмитрия Костенникова и его подчиненных стало ясно, что проект постановления написан, «на днях» будет размещен на официальном портале для общественного обсуждения, оно продлится месяц, потом еще не менее двух недель уйдет на согласования... А уж потом можно будет вносить изменения в приказы Минздрава.

Но есть проблема, не связанная с не работающим еще законом: врачи боятся выписывать обезболивающие. «В одном из регионов только под давлением Минздрава врачи согласились колоть обезболивающее умирающему ребенку, потому что боялись, помня о случае со своим коллегой, которого ФСКН чуть не посадила на 8 лет»...

Мнение представителей ФСКН и МВД услышать не удалось: на открытой для прессы части мероприятия они не выступали.

Само понятие «паллиативной медпомощи», направленной на улучшение качества жизни неизлечимых больных, появилось в российском законодательстве только в 2011 году, напомнили чиновники Минздрава. Пока процесс ее воссоздания в самом начале. «Должно быть не меньше 10 коек на 10 тысяч человек, а у нас в лучших регионах в среднем по 2 на 100 тысяч, это недопустимо», — сказала г-жа Касаева.

«Если у дерева нет корней, оно расти не будет. Наша паллиативная помощь была уничтожена, кадры потеряны, теперь их надо заново воспитывать. По 10–15 паллиативных коек в диспансерах должно быть, но кто на них будет работать? В медвузах не готовят таких специалистов», — заметил директор Московского НИИ онкологии им. П.А.Герцена Андрей Каприн. По его словам, в стране нехватка онкологов — 47%... Институт готов обучать врачей, но найдутся ли желающие переучиваться на такие специальности?

На подготовку специалистов нужны средства, и Госдума готова обратиться к Минздраву с предложением найти способ решить вопрос.

Г-н Герасименко отметил, что большой проблемой остается использование в основном инъекционных обезболивающих, пластыри, сиропы и таблетки заказывают мало, а «больше половины регионов вообще не используют».

По итогам совещания г-н Исаев сообщил журналистам, что это совещание «не последнее»: теперь тема будет обсуждаться в Госдуме раз в месяц, до тех пор, пока не заработает новый закон и новые правила. Он сообщил, что за закрытыми дверями говорили и о тех 11 случаях самоубийств онкобольных в Москве, которые произошли в этом феврале. «Только в одном из этих случаев, по словам специалистов, причиной стало отсутствие обезболивающего», — сказал вице-спикер. В основном же речь идет о психологических срывах. Г-н Исаев отметил, что большая доля военнослужащих среди онкобольных, наложивших на себя руки, связана с тем, что госпитали и медучреждения силовых ведомств особенно неохотно выписывают обезболивающие. «Мы обратимся в Минобороны, чтобы найти решение проблемы», — пообещал он.

А г-н Герасименко сказал, что необходимо упростить регистрацию новых обезболивающих препаратов: в ближайшее время будут получены 11–12 таких лекарств, 5 их них отечественные.