Хроника событий Защита Царнаева потребовала провести новые слушания Джохар Царнаев извинился в суде Бостона перед родственниками жертв терактов В США на 3,5 года осужден друг Царнаева Друга Царнаева приговорили к 6 годам заключения Суд присяжных приговорил Джохара Царнаева к смертной казни

Знаменитая монахиня защищает Джохара Царнаева

Будет ли для бостонского бомбиста пожизненное заключение страшнее, чем смертная казнь?

13.05.2015 в 11:38, просмотров: 2818

Адвокаты Джохара Царнаева — бостонского бомбометателя бросили в бой тяжелую артиллерию в лице католической монахини Хелен Приджин. Одетая в гражданское платье с серебряным крестом на груди, сестра Хелен показала в суде, что Джохар Цараев выразил сожаление родственникам жертв Бостонского марафона. «Он сказал подчеркнуто, что никто не должен страдать, как они», — заявила в суде сестра Хелен. Когда её спросили, как прозвучал голос подсудимого, 76-летняя монахиня ответила: «В его голосе чувствовалась боль. Он действительно был потрясен тем, что содеял».

Знаменитая монахиня защищает Джохара Царнаева
фото: AP
На фото: Хелен Приджин

Монахиня Приджин — автор книги «Ходячий мертвец», вышедшей в свет в 1993 году. Эта книга была экранизирована для фильма, в котором играет знаменитая голливудская актриса Сьюзан Сарандон. Приджин была первой свидетельницей, которая сказала на суде о том, что Джохар Царнаев охвачен чувством сожалению по поводу содеянного им. Она провела с заключенным всего пять минут. По её словам, Царнаев вел себя уважительно, несмотря на то, что никогда не встречался с католическими монахинями.

На суде Джохар вел себя безразлично и всплакнул лишь раз, когда его тетя давала показания. Сам Царнаев никаких показаний не давал. Так было решено его адвокатами. Они же устроили так, что именно показания сестры Хелен оказались последними, которые были услышаны присяжными перед заключительными выступлениями обвинения и защиты в среду, 13 мая.

После этого, присяжные удалятся, и будут обсуждать меру наказания — смертную казнь или пожизненное заключение без помилования. В своих показания сестра Хелен ни разу не употребила выражение «угрызения совести». Это символически важный термин, который присяжные часто хотят услышать из уст подсудимого и который считается смягчающим обстоятельством в судебных делах, в особенности, когда на кону стоит смертная казнь. Но «угрызения совести» — произнесла лишь Мериам Конрад, одна из защитников Царнаева. Именно Конрад допрашивала знаменитую монахиню. Она спросила её, может ли та сказать присяжным, что Джохара Царнаева мучали «угрызения совести». На это сестра Хелен ответила: «Никак не могу». Но хотя она и не произнесла этих слов, но приблизительно был таков смысл её показаний. Сам факт её выступления в суде как бы молил о прощении Джохара. Вот почему появление в суде сестры Хелен оспаривалось прокурорами. Но они это сражение проиграли. Прокуроры пытались доказать, что сестра Хелен является знаменитой противницей смертной казни, то есть сильно предвзятой свидетельницей. «Их перекрестный допрос имел совершенно обычную цель. Поскольку сестра Хелен против смертной казни, естественно, она будет выступать даже против смертной казни Адольфа Гитлера», — заявил Дэвид Хузе, адвокат из Массачусетса, который имеет опыт участия в судебных процессах, где подсудимым грозит смертная казнь. Тем не менее, сказал адвокат Хузе, сестра Приджин была очень ценным свидетелем, поскольку она обладает огромным моральным авторитетом. Кроме того она смогла донести до присяжных искренность слов, приписываемых Царнаеву. «Его адвокаты, возможно, чувствовали, что это будет наиболее лучшей заменой выражения «угрызения совести». Быть может, это не будет достаточным, чтобы склонить всех 12 присяжных. Но, если хотя бы один из них сказал: «О'кей, это для меня достаточно», то приговор был бы — пожизненное заключение.

В последние дни процесса стала проявляться весьма интересная тенденция. Она вызвана тем, что вариантом решения присяжных может быть пожизненное заключение.

Адвокаты Царнаева пытаются охарактеризовать пожизненное заключение, как нечто более страшное, чем смертная казнь. Для этого они всё время демонстрируют присяжным так называемую ADX-тюрьму, которая находится во Флоренции, штат Колорадо. Она считается одной из наиболее суровых мест заключения. Надо учесть, что Царнаев, если он получит пожизненное заключение, то из 24 часов в сутки, 23 часа он будет проводить в камере-одиночке.

И вот правительственные представители выступают в несколько необычной для них роли. Они пытаются доказать, что в тюрьме ADX условия не такие кошмарные, как это живописуют адвокаты Царнаева. Оказывается, в такой тюрьме можно писать книги, иметь 30-минутные телефонные переговоры в течение одного месяца и принимать и посылать бесконечное количество писем.

Джон Оливер, начальник тюрьмы ADX, который тоже выступал с показаниями в процессе (он был свидетелем обвинения) констатировал, что заключенные его тюрьмы могут при каких-то определенных условиях иметь связь с представителями средств массовой информации и быть переведенными в другую тюрьму, с менее жестким режимом.

Можно было наблюдать, как обвинители возмущались тем, что адвокаты всё время использовали фотографию воздушной съемки этой самой тюрьмы. В действительности, покрытая снегом и находящаяся в Скалистых горах, эта тюрьма выглядит полностью оторванной от всего мира. Пытаясь переубедить присяжных, обвинитель задал такой вопрос начальнику тюрьму: «Разве колорадская Флоренция это Сибирь?»

Что касается адвокатов Царнаева, то они заявили: «Сколько он будет телефонных звонков один или три — неважно. Дело в том, что он все время будет находиться под угрозой смерти, ибо на его совести убийство ребенка» (среди убитых 8-летний мальчик Мартин Ричард). Таких преступников другие заключенные, как правило, рано или поздно убивают.

Давая показания, начальник тюрьмы Оливер согласился с тем, что заключенные могут действительно убить Царнаева. Для них это как бы медаль отличия — расправиться с преступником, убившим ребенка.

Теракт в Бостоне. Хроника событий