История российских олигархов: кто первый их придумал

Слово начало закрепляться в языковом обороте в 1995 году

27.07.2015 в 18:00, просмотров: 10788

До 1995 года термин «олигарх» не использовался в современном понимании. Самое раннее упоминание этого слова (не в древнегреческом смысле) появляется 6 сентября 1992 года. Автор Александр Потресов из журнала «Новое время» пишет о разгоне Учредительного собрания и говорит о «коммунистической кучке олигархов». Можно было бы отдать лавры открывателя Ольге Кучкиной из того же журнала, она 27 декабря уже совсем близко подходит к осмыслению этого слова и пишет: «Теперь в России двери распахнулись, повсюду софиты и телекамеры, и демосу и охлосу многое сделалось видно из того, что там у олигархов. Примерно так же, как во времена Иисуса, Пилата, Каиафы и Иуды». Но тогда ее не поддержали и термин в новой трактовке не приняли.

История российских олигархов: кто первый их придумал
Для одних термин «олигарх» открыл путь в светлое будущее, для других стал бичом божьим.

Не было олигархов — не было и термина

И даже златогласый Максим Соколов в августе 1993 года еще не учуял приближающихся изменений — в газете «Сегодня» он рассказывает об «олигархах, снимавших Хрущева». Через месяц в «Независимой газете» додумались вообще до того, что «трехлитровая банка — это олигарх, поглотивший все остальные банки»!

Близок к внедрению в обиход слова Роман Арбитман, дающий 10 ноября 1994 года литературную рецензию к некому роману-предупреждению, по сути фантастическому: «Россией, сжавшейся до размеров княжества, заправляет кучка анонимных олигархов (вроде Неизвестных Отцов из «Обитаемого острова» Стругацких)».

Но не было олигархов — не было и термина, это как в советское время снимали фильмы про заграничную жизнь. Наступил 1995 год.

Мне кажется, лавры первенства наполнителя словаря русского новояза стоит отдать Михаилу Делягину (сейчас директор Института проблем глобализации. — «МК»). Двадцать лет назад в газете «Финансовые известия» он написал: «Не следует путать капитал страны с десятком крупнейших компаний: преимущественная ориентация государства на них приведет к его службе не обществу, а к замкнутой касте олигархов».

Делягин не гениальный провидец, он просто первый фиксирует изменение ситуации в стране, строй борисниколаевской России становится «олигархическим».

Слово начинает закрепляться в языковом обороте. 24 мая 1995 года в заметке «МК» пишется об «обмане народа олигархами». Владимир Горский 2 июня в газете «Век» вводит термин в название своего очерка «Портрет олигарха в молодости. Олег Бойко на вершине политического айсберга» и тоже попадает в некоторые справочники как основоположник. Знаменитый в прошлом председатель Краснопресненского райсовета столицы Александр Краснов, фактически объявлявший в 1993 году независимость района, в газете «Завтра» 20 июля 1995 года заявил о «продолжении борьбы против дикого криминального развала столичной власти, против диктатуры группы олигархов». Газета «Известия» 9 сентября пророчески говорит о том, что «в отдаленной перспективе все вернется на круги своя, только вместо некоторых фамилий нынешних экономических олигархов и магнатов появятся другие». Пострадавший в октябре 1993 года нардеп Олег Румянцев в «Общей газете» 21 сентября констатирует: «Правящим олигархам удалось продлить свои безбедные дни, да и то не всем — иные из инициаторов «конституционной реформы» уже выдавлены из «обоймы». Наконец, ныне ставший известным по событиям в Донбассе Александр Бородай в газете «Завтра» 28 декабря смело пишет о том, что «кровь Гудермеса, как прежде кровь Грозного, делается козырем в соперничестве кремлевских олигархов».

Год завершился «залоговыми аукционами» — с 4 ноября по 28 декабря 1995 года Министерство финансов России заключило 12 договоров кредита под залог акций с победителями аукционов на право заключения договоров. Переведем на русский язык: группа будущих олигархов дала государству деньги, которые незадолго до этого государство положило им на депозит или оставило на своих счетах в виде остатков. После того как государство не смогло вернуть эти свои деньги, оно, извиняясь, вместо них отдало в собственность владельцев банков крупнейшие предприятия. Что-то типа этого...

От семибоярщины к «семибанкирщине»

А в 1996 году термин уже стал общеупотребительным и используется только в современном понимании. Хотя в марте Иосиф Дискин (сейчас сопредседатель Совета по национальной стратегии. — «МК») пишет еще о «новоявленных олигархах», Владимир Потанин в том же году в интервью уже соглашается, что он олигарх. Наименование это явно не ругательное, им еще можно гордиться.

Тогда же, 14 ноября 1996 года, появляется термин «семибанкирщина» (по аналогии с исторической семибоярщиной). Журналист Андрей Фадин в «Общей газете» публикует статью «Семибанкирщина как новорусский вариант семибоярщины». Так стали называть крупнейших бизнесменов новой волны, причем в группу входили не только банкиры.

В марте 1996 года к больному Борису Ельцину привели дюжину банкиров и промышленников, обещавших финансировать самую честную предвыборную кампанию по выборам президента. Собравшиеся люди были неглупые, они, естественно, поставили свои условия. И в качестве пробы сил 27 апреля 1996 года подписали открытое письмо к власти «Выйти из тупика», больше известное под названием «Письмо тринадцати». Посмотрели реакцию властей...

25 июля 1996 года в Банке России создается согласительная комиссия с крупнейшими банками — специальное операционное управление для работы с крупными и социально значимыми банками (ОПЕРУ-2). Вроде бы для контроля, но, судя по тому, что оно не сильно затрудняло жизнь банковским олигархам (через два года большинство из них оказались в самом плачевном состоянии), а возможно, для контроля за исполнением обещаний. Смотрящим был назначен зять Евгения Ясина (в 1994–1997 годы министр финансов, сейчас научный руководитель Высшей школы экономики) Денис Киселев.

После выборов, совершив невозможное, не пожалев даже арестованной и сданной в бюджет коробки с черным налом, олигархи отправили во власть своего представителя — Владимир Потанин в августе становится первым вице-премьером правительства. Тогда популярным было заклинание: в руководстве страны должно быть больше богатых людей — им нет необходимости воровать!

Не случайно Фадин в своей исторической статье писал: «Они контролируют доступ к бюджетным деньгам и практически все инвестиционные возможности в стране. В их руках громадный информационный ресурс крупнейших телеканалов. Они формулируют волю президента. Те, кто не захотел идти вместе с ними, придушены или сошли с круга...»

Формальной причиной появления наименования «семибанкирщина» стало интервью Бориса Березовского, данное им 1 ноября 1996 года газете Financial Times, где он заявил, что семь человек в России контролируют более 50% российской экономики и, следовательно, совместно влияют на принятие важнейших внутриполитических решений в России. При этом назвал всех тогдашних олигархов поименно (см. справку «МК»).

Для закрепления понятия был нужен классик, и в ноябре 1996 года Александр Солженицын называет строй Ельцина олигархическим. За это ныне ему многие историки отдают звание новооткрывателя слова.

Все нижеперечисленные авторы разбудили Бориса Ефимовича Немцова (как декабристы Герцена). Он использовал слово «олигарх» в интервью «Новой газете» 1 декабря 1997 года, противопоставив олигархическому капитализму свой «народный капитализм». А весной следующего года объявил проведение «месячника борьбы с олигархическим капитализмом» и провел соответствующую конференцию. После чего объявил себя «внедрителем» этого понятия в русский язык. Заявление Немцова стали охотно цитировать и называть создателем термина «олигарх» его.

Кстати, это понятие, прижившееся на постсоветском пространстве, практически незнакомо (в нашей трактовке) за его пределами.

В своем опусе я не собираюсь делать никаких серьезных выводов, хочу сказать только о том, насколько все надо делать вовремя.

Вот премьер Валентин Павлов (занимал должность с 14 января по 28 августа 1991 года, скончался в 2003 году) заявил в январе 1991 года в интервью «Комсомольской правде», характеризуя успехи денежного обмена его имени: «Хотели как лучше, а получилось как всегда», а все лавры достались его коллеге Виктору Черномырдину, сказавшему то же самое 24 июля 1993 года, кстати, тоже по поводу обмена денег. Думаю, что столь свойственное в России несовпадение желаний и результатов действий могли сформулировать многие такие же мыслители и до них, но для 1990-х годов, видимо, такое несоответствие было настолько характерно, что именно тогда выражение запомнилось и полюбилось всем россиянам.

Кстати, призыв «Учиться, учиться и учиться» впервые озвучил писатель Михаил Салтыков-Щедрин в 1868 году, но запомнилось оно в исполнении другого автора и стало популярно, так как, видимо, оказалось тогда актуальным. А сейчас вновь забылось, зато вспомнилось и наполнилось новым смыслом бухаринское «Обогащайтесь!».

Справка "МК"

«Семибанкирщина» России середины 1990-х годов

Борис Березовский (ЛогоВАЗ)

В 2000 году, после возбуждения в его отношении уголовного дела, эмигрировал в Великобританию. К концу жизни финансовое состояние Березовского сильно ухудшилось. Он накопил значительные долги, ему пришлось выставить на продажу несколько принадлежащих ему домов и ценное имущество. Скончался 23 марта 2013 года (по некоторым данным, самоубийство).

фото: Наталия Губернаторова

Михаил Ходорковский

(Роспром, МЕНАТЕП, ЮКОС)

25 октября 2003 года арестован по обвинению в хищениях и неуплате налогов. Был осужден и провел в заключении более 10 лет. Сейчас живет в эмиграции в Швейцарии.

фото: Михаил Ковалев

Михаил Фридман (Альфа-групп)

По сей день ведет успешный бизнес. В 2015 году занял вторую строчку в списке богатейших бизнесменов России, по версии журнала Forbes, с состоянием $14,6 млрд

фото: Наталия Губернаторова

Петр Авен (Альфа-групп)

Как и его партнер Фридман, ведет успешный бизнес. В рейтинге Forbes-2015 занимает 20-ю строчку с состоянием $5,1 млрд.

фото: Михаил Ковалев

Владимир Гусинский (группа «Мост»)

13 июня 2000 года был арестован по обвинению в мошенничестве и помещен в Бутырскую тюрьму. 16 июня был освобожден под подписку о невыезде, но бежал в Испанию. 12 декабря 2000 года Гусинский задержан местной полицией, но испанский суд отказал в выдаче Гусинского в Россию. Сейчас проживает вне России.

фото: Михаил Ковалев

Владимир Потанин (Онэксимбанк)

Продолжает вести бизнес в России. По оценке Forbes, обладая личным состоянием $15,4 млрд, в 2015 году стал богатейшим бизнесменом России.

фото: youtube.com

Александр Смоленский (банк «Столичный», СБС-Агро)

Генеральная прокуратура возбудила в отношении руководства КБ «Столичный» два уголовных дела. Расследования обоих дел позже были прекращены, а Смоленский награжден орденом Дружбы народов. После дефолта 1998 года генпрокурор Юрий Скуратов выдал ордер на арест Смоленского. Банкир уехал в Австрию. Но это дело было закрыто, по неофициальной информации, в знак признательности Смоленскому, финансировавшему избирательную кампанию Ельцина. В 2003 году отдалился от дел.

фото: ru.wikipedia.org

Владимир Виноградов (Инкомбанк)

После банкротства Инкомбанка в 1998 году перенес инфаркт и несколько инсультов. В начале 2000-х годов основал несколько лизинговых компаний, но бизнес был неудачным. Умер 29 июня 2008 в Москве в результате инсульта.

фото: Наталья Мущинкина

Виталий Малкин (банк «Российский кредит»)

После краха банка начал политическую карьеру и в марте 2013 года представлял Бурятию в Совете Федерации. В 2014 году занял 134-е место в рейтинге Forbes ($650 млн).