«МК» обсудил с экспертами феномены современных справочных изданий

Энциклопедию в руки не возьму!

30.08.2015 в 18:55, просмотров: 2918

На фоне скандалов вокруг русской «Википедии» — совершенно, впрочем, не желая подливать масла в огонь — мы обнаружили интересную особенность. Зайдите на статьи о Рихтере, Ростроповиче, Шостаковиче, Башмете или Щедрине, и — о чудо! — английские варианты будут и длиннее, и подробнее, хотя, казалось бы, это наши великие музыканты. А биографическая часть о Сергее Прокофьеве на английском вообще раза в три длиннее, чем на русском. Неужели эти имена куда актуальнее на Западе, чем в России? Но и это еще не всё. Эксперты в один голос предрекают скорую смерть бумажным энциклопедиям: мало того что издавать их дорого, так и контент мгновенно устаревает — на дворе XXI век...

«МК» обсудил  с экспертами феномены современных справочных изданий

Вместе с известным администратором российского отделения «Википедии» Станиславом Козловским мы попытались разобраться, «откуда уши растут».

— Итак, Станислав, чем вы объясните тот феномен, что «наши герои» подробнее и лучше описаны в английском варианте?

— Основная причина в том, что число людей, пишущих для английского сегмента, в разы больше, чем число русских авторов. И раз это происходит, значит, нужно обратиться к специалистам в музыкальной области, чтобы они писали для нас статьи.

фото: ru.wikipedia.org

— А может, Шостакович с Прокофьевым актуальнее (по запросам) там, чем у нас?

— Можно легко проверить по посещаемости.

Что мы и делаем. Итак, заходов на «русского» Прокофьева за минувшие 30 дней — 6480, на английскую статью — 16 092. Шостакович — 7016 (русский сайт), 20 640 (английский). Святослав Рихтер — 3900 и 5014 соответственно. Ойстрах — 1158 и 2586.

— То есть нечего удивляться: раз потребителей больше, то и статья написана подробнее?

— Во-первых, английская «Википедия» начала развиваться раньше, чем русская. Пусть всего на несколько лет, но и это существенно. Во-вторых, количество редактирующих в английском сегменте на 15–20% больше, чем в России. Из тех, кто читает у нас «Википедию», меньше одного процента тех, кто хоть раз где-то исправил запятую; тех, кто редактирует постоянно — тоже меньше процента.

— И при этом у вас практически нет конкурентов... бумажные вообще вымерли.

— Нет, Большая российская энциклопедия (в бумаге) сейчас пишется (они дошли до буквы «п»), но есть определенные особенности. Во-первых, размер статей там меньше: если у нас в среднем страничка, то там — абзац.

— То есть сухая выжимка.

— Примерно да. Да и самих статей гораздо меньше, чем у нас.

— Но все же в лице пусть и консервативной бумажной энциклопедии, статьи в которую пишут ученые, мы имеем хоть какой-то незыблемый эталон. «Википедия» больше заточена под актуальность: идет процесс над Pussy Riot, так про них будет огромнейшая статья на 20 страниц. А про иного академика-математика — три строки, его актуальность нулевая, и это типа «его проблема».

— Ну, разумеется, чем больше людей интересуется конкретной темой, тем больше их пишет для нас и редактирует. Эта закономерность понятна. Что касается ученых, у нас есть спецпроекты, когда собираются авторы, выясняют, на какие темы у нас нет статей (кстати, всего их уже — 1 250 000), и потихонечку пишут про всех академиков, членкоров... про большую часть из них, кстати, уже написано. Повторяю: у нас мало людей. Иногда один человек уйдет, так целый блок оголяется. Потом у нас другой принцип, чем в той же Российской энциклопедии: у нас нет авторитета авторов, авторы безымянны. Но они обязаны ссылаться на источники.

— А скажите, возможно ли в принципе сделать конкурента?

— Это сложно. В России издается огромное количество энциклопедий, но только в бумаге и маленькими тиражами, в Сеть они просто не попадают. И узнать, что там написано, как-то использовать практически невозможно. Вторая проблема — это авторские права. На те же фотографии, которые мы просто так не можем брать: весь XX век защищен копирайтом. Все это сильно ограничивает развитие.

— Еще есть проблема, что та же Большая российская энциклопедия по понятным причинам медленно пишется...

— Конечно, пока они дойдут до «я», актуальность и достоверность «а» уже изменится. Но еще раз подчеркну: чем больше всяческих энциклопедий, тем больше пользы для всех, потому что от числа источников уточняется знание. Если бы та же Академия наук поставила свободную лицензию на свой контент, нам проще было бы брать оттуда какие-то материалы (как на сайте Путина — kremlin.ru — стоит свободная лицензия, creative commons). Бумажные энциклопедии тоже, безусловно, нужны, но проблема в том, что в бумаге их никто не читает. Много ли людей держало в руках БРЭ? Ну кто пойдет в библиотеку, чтобы прочитать слово, которое он не знает? Было бы очень здорово, если б они дублировались в электронном виде, но опять же тут встает вопрос копирайта. Посмотрим, как будет развиваться ситуация.

***

Понятно, что мы не могли не пообщаться с представителем другой стороны баррикад — с издателем (ответственным редактором) Большой российской энциклопедии Сергеем Кравецом (он же, кстати, издает и Православную энциклопедию).

фото: ru.wikipedia.org

— Сергей Леонидович, вопрос очевидный: пока издашь от «а» до «я», проходят годы, актуальность падает...

— Время, увы, это главная беда энциклопедий, — говорит г-н Кравец, — особенно в настоящий период, с конца XX по начало XXI века. Мир — не только культурный и политический, но научный и технологический — меняется очень быстро. Если раньше энциклопедия издавалась раз в 25 лет и этого времени хватало для сохранения базовой актуальности, то сейчас сами понимаете...

— Да взять вон ситуацию с Плутоном...

— Несмотря на то что в фундаментальные энциклопедии привлекаются тысячи авторов, огромная служба проверки и сопоставления фактов, все равно время сильно всех обгоняет. Именно поэтому мы еще в 2008 году подняли вопрос о создании электронного портала на базе БРЭ с привлечением отраслевых энциклопедий, в частности Православной (или, для простоты, гуманитарной).

— Так что, воз и ныне там?

— Нет, сейчас, надеюсь, дело сдвинется и мы создадим такой портал, где информация была бы построена трехступенчато по принципу слотов. Каждый слот вмещает несколько вариантов: первый — это небольшая справка, вроде тех, которые встречаются в толстых энциклопедических словарях. Второй — это собственно расширенная статья из Большой российской энциклопедии. И третий уровень — отсыл к отраслевым энциклопедиям, где все расписано очень подробно (расчет на вдумчивых специалистов, студентов старших курсов).

— Кстати, кто пользуется Православной энциклопедией в электронке?

— Это очень интересно. Около 40% пользователей живут за пределами России. Третий город по частоте обращений (после Москвы и Санкт-Петербурга) — это Киев. Из зарубежья, после Украины, идут Германия, США, Франция, т.е. русские диаспоры.

— А вот такой вопрос: если взять нынешнюю БРЭ и предыдущую советскую, хоть что-то из советской вошло?

— Есть отдельные статьи — их очень немного. Например, 4–5 терминологических статей знаменитого филолога, культуролога, историка Сергея Аверинцева — вот только что я подписал приказ, что мы повторим статью Аверинцева «Теодицея», более точно об этом сказать нельзя. В то же время его статьи по персоналиям мы уже не даем — статьи по персоналиям вообще живут очень недолго, даже если бы их написал Платон.

— То есть вы хоть и книжник, но признаете, что без электронки энциклопедия не живет?

— Конечно. Пока еще остается много людей докомпьютерной эпохи, причем их немало именно в области образования (те же пожилые учителя: да, они ознакомлены с Интернетом, но когда они над чем-то работают, им удобнее пользоваться книгой). Во-вторых, много людей «переходного периода», которые сейчас компьютером пользуются, но выросли все-таки без него.

— Адресат еще есть?

— Есть. Но он будет, несомненно, вымываться. Я уверен, что мы сейчас издаем последний бумажный вариант БРЭ. И справочно-энциклопедические издания станут первыми, кто навсегда покинет книги (бумажные носители). Правда, и с электронной версией возник спор. Наше мнение — государство должно обеспечить безвозмездный доступ всем желающим. Но коллеги из Минфина предлагали вариант с платным доступом, хотя эта затея, кроме них, никому больше не нравилась.

— Это утопично...

— Они приводили в пример знаменитую Британнику, к которой платный доступ. Но, во-первых, там другая культура пользования Интернетом, а во-вторых, аудитория шире по меньшей мере в тысячу раз. Если русскоговорящих чуть больше 200 миллионов, то у англоязычных энциклопедий охват аудитории под 2 миллиарда (с учетом китайских школьников и студентов, индийского сегмента). Так что платного подписчика мы себе не обеспечим. Это надо понимать.