«Десятерых детей отобрали из-за синяка»: рассказ Светланы Дель из Зеленограда

Детский омбудсмен: «Идет разбирательство, насколько такие действия были необходимы»

Десять детей, отобранных из приемной семьи Светланы Дель в московском Зеленограде, пока остаются в больнице. Напомним — после звонка воспитательницы детсада о том, что на теле 6-летнего Сережи она обнаружила синяки, его и всех остальных детей Дель моментально забрали сотрудники полиции, причем в самых разных местах — в саду, в школе, на занятиях балетом, на елке...

Сама Светлана категорически отрицает факт побоев. Она рассказала нам о себе и своей семье — как и зачем избрала нелегкий путь приемного родительства.

Детский омбудсмен: «Идет разбирательство, насколько такие действия были необходимы»

- Впервые усыновить сироту я решила, когда мне было 26 лет. Я тогда работала волонтером в одном из детских домой Ленинградской области, и там познакомилась с 9-летней девочкой Дашей. Даша и стала моей первой приемной дочерью. Но у нее были два младших брата, и спустя некоторое время мы с мужем решили забрать и их тоже. Мальчикам сейчас 15 и 16 лет, они спрятались, когда пришла полиция, и потому сейчас остаются дома...

- Когда вы решили создать большую приемную семью?

- Мы не принимали такого решения. Просто, бывая в сиротских учреждениях, встречали детей, которых не могли не взять. Например, в доме малютки была девочка, которая в 10 месяцев весила 3,5 кг... Она стала нашим четвертым ребенком. А потом на одном мероприятии познакомились с 4-летним малышом с синдромом Дауна. Он жил в очень хорошем доме ребенка, где была добрая, домашняя атмосфера, но уже по возрасту должен был уйти оттуда в детский дом. Все сотрудники очень переживали за него — понятно, что в детдоме мальчику с таким диагнозом придется тяжко. Так что взяли и его — причем не под опеку, а сразу усыновили, чтобы, если с нами что-то случится, у него были все юридические права законного наследника. Так что усыновленных у нас четверо — он и трое старших. Остальные оформлены как приемная семья.

- У вас еще несколько деток с ВИЧ-инфекцией...

- Да, их мы брали, потому что было очень жалко — очень хорошие ребятки, но ведь их никто не возьмет, приемные родители боятся брать таких. А у меня высшее медицинское образование, и я знаю, что никакой опасности заразиться нет.

- Как хватает сил на стольких детей, да еще и с проблемами здоровья?

- Ну, мы же не одни. Бабушка с дедушкой — мои родители — очень помогают, мама даже специально на пенсию ушла. Еще многие родственники, а когда дети были совсем маленькими, то и няню брали. Поэтому успеваем все — и здоровьем заниматься, и бассейн посещать, занятия футболом, горными лыжами, балетом... У нас есть дом на море — детей туда вывозим на все лето. Денег хватает — помимо детских пособий и зарплаты приемных родителей, муж имеет небольшой бизнес.

- Некоторые говорят, что приемные родители берут детей ради денег...

- Я таким всегда отвечаю: пожалуйста, попробуйте! Что ж вы не возьмете? Это настолько нелегкие деньги, что ради них невозможно пойти на такой шаг. Мы брали новых ребятишек не потому, что хотели стать родителями именно пятнадцати детей, а потому что очень жалко их было. Ну и чувствовали в себе силы — сможем, потянем!

- Три года назад у вас родился кровный малыш. Есть разница в отношении к нему и к остальным?

- Нет, абсолютно! Наоборот, после его появления я еще острее стала воспринимать всех прочих детишек, сильнее почувствовала, как они беспомощны, как зависят от тебя...

***

И вот сейчас эти ребята — беспомощные, зависимые, со всеми своими диагнозами и проблемами — в один момент оказались в казенных стенах, среди чужих людей. О том, насколько тяжелой травмой этот факт является для них, в своем ЖЖ написала психолог Людмила Петрановская — по ее мнению, изъятие подобным образом приемных и усыновленных детей из семьи лишь на основании слов шестилетнего малыша — это «чудовищный непрофессионализм». Светлана Дель предлагала различные варианты на время, пока идет разбирательство: например, ребят могли забрать родственники. Но даже увидеться с отобранными детьми, которые сейчас раскиданы по больницам и приютам, невозможно.

Петрановская считает: так забирать ребенка в приют из семьи — это и есть жестокое обращение с детьми.

А вот что говорит об этой ситуации Уполномоченный по правам ребенка в Москве Евгений Бунимович:

- Мне известно, что обращение по поводу гематом у ребенка есть, и на фото я их видел. Этот факт требует разбирательства. Что же касается остального — детям даже в кризисной ситуации надо было обеспечить максимальный комфорт. Как только врачи разрешат, ребята будут переведены в центр содействия семье и детям, который находится недалеко от их дома. Мама сможет находиться там с ними сколь угодно долго. Таково правило относительно приемных детей, потому что приемные семьи заключают договор с государством и оно осуществляет полный контроль. Усыновленные же дети будут переданы родственникам — тоже, надеюсь, в самое ближайшее время.

- Вы считаете правильным такое скорое отобрание детей без уведомления родителей, без их участия, без предварительного выяснения обстоятельств?

- Я пока ничего не могу об этом сказать — идет разбирательство, насколько такие действия были необходимы. Если родителей не уведомили — это нарушение. Пока только скажу, что речь не идет об ограничении прав семьи. И дети отобраны только на время проверки.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №27300 от 17 января 2017

Заголовок в газете: Легко ли быть приемными родителями