Варфоломеевская дочь: РПЦ готовит месть Константинополю за автокефалию

Русская церковь не признает ни рождающееся в муках детище патриарха Варфоломея, ни его самого

16.09.2018 в 17:32, просмотров: 40757

Руководство Русской православной церкви сдержало обещание не замедлить с ответом на «грубейшее попрание церковных канонов» со стороны Константинопольского патриархата. Беззаконие, как известно, выразилось в назначении патриархом Варфоломеем двух своих экзархов, спецпредставителей, в Киев — в рамках подготовки к предоставлению автокефального статуса православной церкви на Украине. Трещина, пробежавшая по православному миру с началом украинского кризиса, на глазах превращается в пропасть.

«Постановили: 1. Приостановить молитвенное поминовение патриарха Константинопольского Варфоломея за богослужением. 2. Приостановить сослужение с иерархами Константинопольского патриархата. 3. Приостановить участие Русской православной церкви во всех епископских собраниях, богословских диалогах, многосторонних комиссиях и других структурах, в которых председательствуют или сопредседательствуют представители Константинопольского патриархата...»

Председатель Отдела внешних церковных связей Московского патриархата митрополит Иларион переводит последние решения Священного синода РПЦ на светский язык как «разрыв дипломатических отношений». Оговариваясь, что означенный шаг не тождественен полному разрыву отношений — евхаристического общения: «Те миряне, которые приезжают на Афон или оказываются в храмах Константинопольского патриархата, могут в них причащаться». Богослов и публицист, протодиакон Андрей Кураев называет это «расколом второго уровня». Согласно приводимой им классификации, всего бывает четыре уровня разрыва евхаристического общения: 1) не общаются только предстоятели церквей; 2) не общаются епископы двух церквей; 3) нет общения у всего клира; 4) не допускается совместная молитва даже мирян.

Размежевания такой глубины — дело, конечно, чрезвычайное, но для непростых отношений Москвы и Константинополя довольно-таки обычное. Предыдущее случилось в 1996 году, когда Фанар — исторической район Стамбула, в котором расположена резиденция Константинопольского патриарха, — в дополнение к уже существовавшей Эстонской православной церкви Московского патриархата учредил Эстонскую апостольскую православную церковь под своей юрисдикцией. Священный синод РПЦ тоже тогда запретил своим епископам евхаристически общаться с коллегами, подведомственными Константинополю. Но в том случае конфликт так и не вышел за рамки «второй стадии». А через несколько месяцев и вовсе был улажен: Москва и Константинополь согласились терпеть присутствие друг друга в Эстонии.

Вряд ли, однако, нынешняя церковная междоусобица ограничится столь же малой кровью. «В случае продолжения антиканонической деятельности Константинопольского патриархата на территории Украинской православной церкви мы будем вынуждены полностью разорвать евхаристическое общение с Константинопольским патриархатом», — грозит Священный синод в заявлении, принятом на своем внеочередном заседании. Между тем, по информации того же Илариона, варфоломеевским посланцам «поручено в короткий срок, за две недели, подготовить учредительный собор» независимой Украинской православной церкви. И пока что никаких признаков того, что Фанар готов отказаться от своих планов.

Все, напротив, говорит о том, что Варфоломей и его команда закусили удила и намерены идти до конца в решении «украинского вопроса». Одно из последних свидетельств в пользу такого сценария — факт публикации на официальном сайте Константинопольского патриархата двух документов, о которых в Москве сегодня предпочитают не вспоминать. Это, во-первых, обращение собора Украинской православной церкви Московского патриархата к патриарху Алексию II и всему епископату Русской православной церкви от 3 ноября 1991 года — «с просьбой даровать Украинской православной церкви полную каноническую самостоятельность, т.е. автокефалию, содействовать признанию Украинской православной церкви всеми поместными церквами как равноправной церкви-сестры в семье православных церквей».

Второй документ — послание тому же адресату, руководству РПЦ, от епископата УПЦ МП, датированное январем 1992 года: «Прошло около трех месяцев после собора Украинской православной церкви, обратившегося к вам с просьбой о даровании полной канонической самостоятельности нашей Церкви, но до сих пор мы не получили никакого ответа. У нас создается впечатление, что положительное решение этого вопроса умышленно затягивается...» Кстати, под обоими обращениями стоит подпись епископа Черновицкого и Буковинского Онуфрия — нынешнего митрополита Киевского и всея Украины, предстоятеля УПЦ МП.

Да, Онуфрий с тех пор поменял точку зрения на диаметрально противоположную. Но значительная часть его коллег и паствы придерживается прежних, «незалежных» принципов. Достаточно сказать, что недавнюю челобитную к Варфоломею с просьбой об автокефалии наряду с «раскольниками» — епископами Киевского патриархата и Украинской автокефальной православной церкви — подписали и 10 архиереев УПЦ МП. В их числе, например, митрополит Черкасский и Каневский Софроний (Дмитрук). Перспектива раскола владыку Софрония ничуть не пугает. Главное, говорит он, «будет наша церковь», те же, кто не готов к ней присоединиться, «пусть хоть Путину молятся».

Последняя фраза показывает, что конфликт воспринимается многими — если не большинством — его участниками отнюдь не только как религиозный. Политикой густо окрашены сегодня и заявления первых лиц РПЦ. «Для нас совершенно очевидно, что за действиями Константинопольского патриархата стоит американская администрация», — заявляет, к примеру, митрополит Иларион. Все, конечно, может быть. Однако, встав на скользкую дорожку, проторенную госпропагандистами, Московская патриархия, мягко говоря, не укрепляет свои позиции в мире. Продолжая двигаться в том же направлении, РПЦ рискует повторить путь, который прошло в последние годы все наше отечество. И очутиться в итоге в осажденной со всех сторон крепости.

Боевой настрой руководства РПЦ «заставляет скорбеть не об Украине, а о России, — предупреждает Андрей Кураев. — Синод в полном составе поспешил принять участие в рытье окопов по периметру страны, в нагнетании военно-мобилизационной истерии. Это ядовитая атмосфера. Она разъедает наше будущее. И совесть. Ведь «на войне как на войне». Любые мифы и фейки хороши». Впрочем, как свидетельствует история, мифы и фейки — это, увы, далеко не самое страшное оружие, которое может использоваться в подобных конфликтах.