Дикие нравы элитного московского ателье: драки, хамство и издевательства

«Ты сейчас сдохнешь, а мы без денег останемся»

29.10.2018 в 15:31, просмотров: 20566

Конфликт, главными фигурантами которого оказались владельцы столичного клуба-ателье Алена Величкина и ее сын Антонио Паласиос-Фернандес, недавно взбудоражил весь столичный бомонд. В адрес руководства элитной «Мастерской классического костюма» в одночасье посыпались обвинения чуть ли не во всех смертных грехах: якобы и шьют плохо, и с клиентами обращаться не умеют... Особо не вдаваясь в детали, ситуацию легко можно было списать на бытовую ссору, недоразумение. Однако при детальном изучении выяснилось, что все не так просто...

«МК» разыскал самую первую «жертву», которая поведала свою историю увольнения, побеседовал с бывшими сотрудниками заведения, а также попытался выяснить, почему предыдущие скандалы не стали достоянием общественности.

Дикие нравы элитного московского ателье: драки, хамство и издевательства
В реальности корсет за 80 тысяч рублей сидел откровенно плохо.

«Спасите, нас убивают!»

Рассказ Кристины Пушкиной на страничке в социальной сети в середине сентября наделал много шума.

— Мы готовились к годовщине свадьбы и хотели чего-то особенного. Решили сделать себе подарок и заказать обновки в «МКК». Я хотела юбку-карандаш и корсет, а мой муж — костюм, рубашку, ремень, обувь, — рассказала «МК» Кристина — миловидная блондинка.

Женщина не скрывает, что повелась на рекламу: в костюмах «МКК» якобы щеголяют Костя Дзю, Шнур, Баста...

— Конечно, за 800 тысяч рублей можно было бы неплохо одеться за границей. Но название ателье «Мастерская классического костюма» звучало респектабельно. Это потом мы поняли, что за этим ничего не стоит, — рассуждает женщина.

В мастерскую пара пришла 30 января 2018 года. Встретили клиентов очень хорошо: сняли мерки, показали эскизы работ, заверили, что уже через три месяца заказ будет готов. За работу, впрочем, паре пришлось заплатить авансом полную стоимость. На этом «любезности» закончились.

— Через месяц я позвонила и спросила, как идут дела, нужно ли приехать на примерку. После этого нам назначили встречу. Забегу вперед и скажу, что состоялась только одна примерка, — пояснила женщина.

Кристина Пушкина была в восторге от эскизов будущего наряда...

Каждый раз в мастерской для них были плохие новости — то нет материала, то заболел мастер, то не успели... Впрочем, и не оставляли без надежды, мол, потерпите еще немного, все будет. В итоге годовщину свадьбы молодые люди отгуляли в других нарядах. В какой-то момент терпение у клиентов лопнуло, и они потребовали документ, в котором были бы обозначены крайние сроки сдачи работ. Такой документ ателье предоставило, заверив, что 29 июня все будет сшито.

Подводила ателье, кажется, не только пунктуальность. Летом Кристина попала на примерку и ужаснулась: корсет за 80 тысяч рублей сидел очень плохо:

— Я обратила на это внимание. На что мне был дан ответ: «Это вы поправились».

— Я примерил пиджак и сразу же обратил внимание на очень длинные рукава. Меня уговаривали, что все сидит идеально. Я несколько раз переспросил, искренне надеясь на то, что сотрудники все-таки обратят внимание на то, что я в пиджаке был похож на Пьеро, — присоединился к разговору Евгений Пушкин. — Когда я обратил внимание на явный дефект, в примерочной повисло тягостное молчание. После этого опять посыпались заверения, что мастера все исправят.

В июле пара отправилась в отпуск и снова явилась в ателье 24 августа. Но и в этот день заказ не был готов. Было решено садиться за стол переговоров. Неожиданно в зале появились владелица элитного ателье Алена Величкина и ее младший сын Антонио Паласиос-Фернандес. До этого клиенты имели дело только с менеджерами.

В адрес пары была брошена совсем недобрая фраза, смысл которой сводился к следующему: «Вы что здесь устраиваете? Сейчас вылетите отсюда оба!»

Потом в ателье начали происходить какие-то невообразимые вещи. На видео, которое было распространено в Интернете, видно, как между мужчинами началась потасовка, потом у Кристины забрали телефон. В какой-то момент, по словам клиентки, в комнате появились охранники.

— На меня накинулись, начали бить по туловищу и рукам. Муж попытался меня защитить... — рассказала Кристина. — У меня до сих пор мурашки по телу...

Этот кошмар длился порядка двух часов. В какой-то момент женщина действительно испугалась за свою жизнь и даже бросилась к окну в туалете. Кстати, крики о помощи собрали возле ателье немало зевак. Многим запомнилась сюрреалистическая картина — особняк, в окне которого стоит дама и кричит: «Помогите, спасите, нас убивают!»

Любопытно, что наряд полиции приехал только спустя час. Не менее любопытно и то, что сотрудники полиции, похоже, особо не вникая в ситуацию, сразу нашли нарушителей спокойствия — ими оказались Кристина и ее муж.

— Это нас не выпускали из ателье, забрали наши телефоны, избили... И потом нам же стали угрожать заведением уголовного дела. Я до сих пор в шоке от всего, — рассказала Кристина.

После посещения ЦКБ, где у Кристины были диагностированы многочисленные ушибы и ссадины, а у Евгения — перелом ребер, клиенты ателье отправились в ОМВД «Арбат».

— Меня туда сначала не хотели пускать, а потом сказали, что нет состава преступления. Заявление приняли только в УВД ЦАО. Мне поведение полиции отделения «Арбат» показалось очень странным, — рассказал Евгений.

Как стало известно «МК», на момент выхода материала правоохранительные органы пока все еще не выходили на связь с Кристиной и Евгением.

Двумя годами ранее...

Позже Кристина без особых усилий нашла в Интернете историю двухгодичной давности. Бывшая сотрудница «МКК» Юлия Зеленская при увольнении хотела получить расчет, а вместо этого получила как минимум моральную травму.

«МК» связался с Зеленской, которая нам рассказала, что ни зарплаты, ни извинений она до сих пор не дождалась.

— Я отработала в мастерской несколько месяцев. Когда поняла, что в той нездоровой атмосфере я работать не смогу, то попросила расчет. В итоге меня избили (в свое время видео с избиением Зеленской было распространено в Сети. — «МК»). Мастерская мне должна около 40 тысяч рублей. Ни денег, ни уголовного дела нет, — рассказала «МК» Юлия, к слову, такая же хрупкая и миниатюрная, как Кристина.

Кстати, по словам девушки, свою трудовую книжку она так и не увидела.

— Насколько я знаю, кому-то трудовые книжки рвали, кому-то в них плевали. Свою я просто больше ни разу не видела, — рассказала бывшая пиар-менеджер.

По ее словам, после резонанса, который вызвала ее печальная история, было заведено уголовное дело:

— В отношении Антонио 21 октября 2016 года ОД УВД по ЦАО Москвы было заведено уголовное дело по статье «Побои». Я была уверена, что дело доведут до конца — там все было очевидно. Но позже совершенно случайно от журналистов узнала, что дело прекращено дознавателем 2-го отдела УОД ГУ МВД России по Москве Кириллом Леоновым, — пожимая плечами, рассказала Юля, добавив, что не стала биться за правду, «потому что к тому времени морально очень устала от разборок».

В своем постановлении о прекращении уголовного дела, которое есть в распоряжении «МК», дознаватель Леонов отметил, что Антонио имеет право на реабилитацию и возмещение вреда в связи с уголовным преследованием. Однако им он, кажется, так и не воспользовался.

Гламур на Смоленской набережной

Мы решили получше присмотреться к мастерской, где, по рассказам людей, вроде как плохо обращаются с работниками и клиентами. Итак, начали с самого простого — с сайта. С первых минут просмотра чувствуется мощь гламура и роскоши. Например, приветствует посетителей сайта… герб ателье, затем на вас смотрит нереально популярный Сергей Шнуров. Дальше как из рога изобилия на посетителя интернет-странички сыплются изысканные слова типа «миссия», «бутик», «шоу-рум», «резиденция», «амбассадор», цитаты великих. В общем, все говорит о том, что в ателье рады только ВИП-клиентам.

Переходим к прайс-листу. Итак, шьют в мастерской как одежду, так и обувь, сумки, аксессуары. Самая дешевая сорочка, например, стоит 23 тысячи рублей, спортивный костюм — 122 тысячи рублей. Самый дорогой товар — куртка из крокодиловой кожи — стоит 766 тысяч рублей. Любопытно, что все цены начинаются с предлога «от». Мы решили съездить в ателье, где, похоже, одевается российский истеблишмент.

Головной офис «МКК», или, как его еще нескромно называют, «резиденция», находится на Смоленской набережной. Добраться до особняка, кирпичной кладке которого на пафосном сайте посвящена целая история, от метро можно за пять минут. Двухэтажный особняк сегодня соседствует с поликлиникой, детской площадкой, мусорной помойкой жилого сектора, стихийной автомобильной стоянкой. От всей этой прозы жизни ателье огородилось мощными дубовыми дверями и камерами видеонаблюдения. Просто так попасть с улицы туда невозможно. Как мы увидели, пропускают внутрь действительно как в дорогой клуб, только после прохождения фейс-контроля. С незваными гостями общаются исключительно через домофон. На все наши вопросы один ответ: «Ничего не знаем».

К звездам через куриные окорочка

Раз в ателье ничего не знают, мы решили обратиться за помощью к бывшим сотрудникам. Сразу отметим, что желающих рассказать пикантные подробности о своих бывших работодателях оказалось немало.

По некоторым данным, хозяйка ателье приехала покорять столицу из подмосковной Балашихи. Здесь она встретила обрусевшего испанца Роберто Паласиоса-Фернандеса (некоторые говорили, что фамилию своим сыновьям Алена вроде бы придумала сама, но нет, она оказалась настоящей). Профессия избранника Алены оказалась крайне специфической и, похоже, не очень доходной. Роберто увлекался униформой, «наполеоникой» и русской армией. На протяжении почти нескольких десятилетий был художником оловянных солдатиков.

В одном из интервью специализированному журналу (его также можно найти в Интернете) Роберто признался, что это он всем своим сыновьям, а у него их трое, дал немного необычные для русского уха имена: Антонио, Рамон и Энрике.

«Антонио и Рамон — взрослые, самостоятельные люди. Оба работают со своей мамой, занимаются пошивом дорогой качественной одежды», — двумя предложениями упомянул о своей прошлой жизни художник-дизайнер, который сегодня со своей новой семьей проживает в Северном Бутове.

То ли заработки художника игрушек не устроили молодую и яркую женщину, то ли прошла любовь, но вскоре Алена рассталась с отцом своих детей и стала строить карьеру.

Что касается непосредственно ателье, то история его возникновения покрыта тайной. Некоторые утверждают, что бизнес был куплен мужем-испанцем. Мы не поверили, что специалист по «наполеонике» мог позволить такой широкий жест, и стали искать очевидцев, которые бы рассказали, как там обстояли дела на самом деле. И мы таких людей нашли.

Итак, ателье ЗАО «Коллекция черный квадрат» — именно так изначально называлась «МКК» — возникло в 2002 году и располагалось в Харитоньевском переулке. Тогда у предприятия, рассказал наш источник, было три учредителя и два директора. Среди учредителей — молодая и очень амбициозная Алена. Как скромная девушка из Подмосковья стала учредителем, история также умалчивает.

В середине нулевых Алене выпал шанс, которого она не упустила. На одной из московских тусовок, рассказывают люди, не без помощи друзей Алена познакомилась с бизнесменом Павлом Свирским. Предприниматель был известен не только тем, что в 1990-е буквально завалил всю Россию «ножками Буша», но и тем, что на протяжении четырех лет был законным мужем певицы Лады Дэнс. От этого союза у пары родились двое детей. Брак, возможно, продержался бы и дольше, но, поговаривают, Свирского часто видели в окружении посторонних женщин. Развод бизнесмена с певицей был громким. Предприниматель оставил Ладу с детьми практически без гроша в кармане, писали тогда таблоиды.

Итак, расставшись с женой, предприниматель погрузился с головой в новые отношения. Он был посвящен в планы Алены и, рассказывают бывшие сотрудники ателье, с энтузиазмом принялся за их осуществление. Никого не удивило то, что очень скоро из «Черного квадрата» сначала по-тихому испарился один учредитель, потом второй... К 2008 году Алена стала полноправной хозяйкой ателье. Свирского часто видели в конторе, где он чувствовал себя вполне по-хозяйски.

В 2015 году сбылась еще одна мечта — ателье с помпой переехало из Харитоньевского переулка на Смоленскую набережную, объединив под одной крышей производство мужской, женской одежды и обуви. Однако переезд в старинный особняк произошел уже без участия Свирского, рассказывают бывшие сотрудники. С ним блондинка рассталась еще в 2008 году.

Летающие кирпичи

Мы уже говорили, что пострадавших оказалось больше, чем мы ожидали. И, судя по истории одной из первых сотрудниц ателье, Ирины, появляться они начали еще 10 лет назад. Сегодня она вспоминает прошлое с улыбкой, хотя в разгар скандала из-за нервного потрясения едва не потеряла ребенка.

— В 2006 году я устроилась в ателье на должность менеджера по тканям. Уже тогда у меня был большой опыт и стаж работы, так что я считалась ценным сотрудником. Без ложной скромности скажу, что с моим приходом ателье поднялось на новый уровень, — рассказывает свою историю холеная блондинка Ирина (женщина сегодня работает в серьезной компании и попросила не называть ее фамилию. — «МК»).

По словам собеседницы, как таковых открытых конфликтов с руководством у нее никогда не было, хотя уже тогда рабочую атмосферу здоровой назвать было нельзя. Вечно сидящую на диетах начальницу (говорят, ядерная смесь кефира и томатного сока — ее основное блюдо) частенько видели не в духе.

— В феврале 2008 года случилась моя беременность, — смеется Ирина. — И это стало поводом для моего увольнения. Я тогда не могла понять, почему меня не пускают на работу, которую я очень люблю, которой дорожу и выполняю профессионально. Просто руководство не хотело платить мне декретные и вообще связываться с беременной.

Единственный документ, который у Ирины остался после работы в ателье, — копия трудовой книжки.

— Еще не зная о своей беременности, я попросила у Антонио копию трудовой книжки для оформления загранпаспорта. С тех пор я своей трудовой книжки не видела, а ксерокопия стала единственным документом, с которым я, беременная, таскалась по всем инстанциям в поисках справедливости, — рассказывает Ирина.

По ее словам, пока она с понятыми и видеокамерами ходила в контору и фиксировала, что ее не пускают на работу, там затевался заговор. Так, например, коллеги разразились коллективным письмом.

— Не знаю, что было обещано моим бывшим коллегам, но закройщик и бухгалтер подписались под тем, что я якобы алкоголичка, веду аморальный образ жизни, хотя никогда ни в чем таком замечена не была. Я, конечно, уже простила их, но тогда мне было очень горько, — говорит Ирина, добавляя, что вскоре все, кто подписался, в итоге ушли с работы.

Женщина рассказывает, что тогда искала любой помощи. Так, например, пыталась по-хорошему поговорить с начальством.

— Я встречалась на нейтральной территории, в кафе на «Автозаводской», с Антонио — мы жили по соседству. Я объясняла, что хочу работать и моя беременность не помешает трудовому процессу. Из слов Антонио я поняла, что он подозревает меня в корысти. А напоследок мне сказали что-то про летающие кирпичи. Тогда я позвонила Павлу Свирскому с просьбой повлиять на ситуацию. Я думала, что Свирский как многодетный отец меня поймет и, возможно, поможет, — рассказывает Ирина

По ее словам, Свирский внимательно ее выслушал. И через некоторое время перезвонил. Ирине был дан совет уйти по-хорошему.

— Мне стали поступать угрозы. Например, днем мог зазвонить телефон и я в трубке могла услышать такое, от чего волосы вставали дыбом... Я тогда долго лежала на сохранении и еле родила своего ребенка, — вспоминает женщина.

Кстати, будущая мама не стала ждать «кирпича» и обратилась в полицию.

— В ОВД по Даниловскому району мне дали дежурный ответ: провели проверку, ничего криминального не обнаружили... У меня в том отделении полиции тогда работала знакомая, которая рассказала, что моего соседа там хорошо знают: туда поступали десятки заявлений — то он кого-то избил, то его... Вы знаете, я ей легко поверила, потому что сама не раз становилась свидетельницей каких-то диких выходок.

Время от времени «перепадало» и Нусе, как ласково в Инстаграме называет свою мать Антонио. По словам Ирины, это были странные отношения — например, в ателье не раз раздавались нелицеприятные слова в адрес женщины.

— Он относился к своей матери как к подружке. Я этого никогда не понимала, — говорит наша собеседница.

Женщина в итоге дошла до суда. Но никто из бывших работодателей на заседания в Химкинский суд, который рассматривал дело, ни разу не явился. Зато в середине процесса выяснилось, что у конторы, которая на тот момент называлась ООО «Классика ткани», сменился директор, и исполнять решение суда стало некому.

— Весной 2009 года я выиграла суд, который постановил восстановить меня на работе и выплатить всю причитавшуюся мне на тот момент заработанную плату. Бывшие работодатели были мне должны полмиллиона рублей. Тогда для меня это были существенные деньги. Несколько месяцев я буквально жила на воде и хлебе — никому хоть и профессионал, но с животом был не нужен, — рассказала Ирина.

В то же время, как выяснилось позже, новый директор ООО «Классики ткани» оказался «мертвой душой»:

— Я не поленилась и даже съездила по месту жительства нового директора. О том человеке там никто никогда не слышал, — рассказала Ирина.

Несмотря на жизненные перипетии, с которыми Ирине пришлось столкнуться десять лет назад, сегодня она очень успешный человек: у нее прекрасная семья, любимая работа:

— Я ни на кого не держу зла. Все, что тогда со мной случилось, я воспринимаю как жизненный опыт, закалку. После ателье все трудности на других работах мне казались и кажутся пустяками. Вот честное слово.

Ателье сегодня

Сложно поверить, что сегодня может существовать крепостное право, а сотрудники предприятия могут чувствовать себя марионетками в руках Карабаса-Барабаса. Но чем больше мы беседовали с бывшими сотрудниками «МКК», тем больше слышали нелестных слов.

По словам бывших сотрудников, трудоустроиться в ателье не сложно.

— В 2014 году я пришла в ателье на администраторскую работу, — рассказывает бывшая сотрудница ателье Елена. — Мне нужно было отвечать на телефонные звонки и следить за порядком. Но на деле в мои обязанности входило намного больше.

По словам девушки, у нее забрали трудовую книжку, и больше ее она не видела. Трудовые, по словам Лены, складывались в сейф, доступ к которому был только у главного бухгалтера и, конечно, хозяев. Копии трудовых договоров не выдавались, так что работа в ателье для многих была русской рулеткой — никто доподлинно не знал, трудоустроен он или нет.

Первые тревожные звоночки прозвенели очень скоро. Так, например, Лену, как и других сотрудников, обложили штрафами:

— Работа администратора была самой сложной. За каждый чих — штраф. В итоге вместо 40 тысяч рублей выходило тысяч 25. Штрафовали по каждому пустяку. Например, у меня было 10 телефонов, и надо было непременно отвечать на все звонки, даже если разговариваешь с клиентом. За каждый пропущенный звонок штрафовали на 500 рублей. Также в мастерской было три стола, на них должны были гореть свечи — вот такая причуда. Не дай бог хоть одна потухнет, и ты не успеваешь ее зажечь...

При этом просто так уволиться, рассказывают бывшие сотрудники, не всегда было возможно.

— При мне как-то расчет попросил главный бухгалтер. Как сейчас помню, ему заявили: «Если ты сейчас уйдешь, на тебя и твоих родственников столько всего будет повешено, что вы до конца жизни не расплатитесь». Мы вышли покурить, и она мне тогда призналась, что в бухгалтерии полный «геморрой»: долги были по клиентам, по счетам....

Были и совершенно невообразимые случаи. Так, например, многие сотрудники ателье помнят, как у закройщика Евгения неожиданно обнаружили смертельное заболевание. Мужчина тогда попросил выплатить свою зарплату раньше срока, чтобы оплатить лечение.

— Ему ответили: «Ты сейчас сдохнешь, а мы без денег останемся». Даже не «умрешь», а именно «сдохнешь». Женя умер очень быстро. Буквально сгорел на глазах. У него остались жена, ребенок, — рассказала Елена.

Такое отношение к своим сотрудникам не скрывалось, несмотря на то, что это могли видеть и слышать уважаемые клиенты.

— Один клиент, очень высокопоставленный, я не буду называть его фамилию, отказался от услуг ателье, когда увидел, как там обращаются с персоналом. Он тогда мне признался, что у него в подчинении не одна сотня людей, всех он знает по имени и никогда не назовет своего сотрудника «тварью», — рассказала бывшая администратор.

По ее словам, в выходные администраторы работали сверхурочно — порой до глубокой ночи:

— В пятницу и субботу в ателье приходили друзья и доставали свои сигары, от которых все задыхались. Администраторы же должны были правильно подносить и наливать виски. Если неправильно наливали, то бокал мог полететь прямо в голову.

Что касается клиентов, то они, судя по рассказам бывших сотрудников, тоже делились на касты. Если руководство знало биографию потенциального клиента (зачастую, чтобы заманить выгодного покупателя, его ловили на тусовках, вручали сертификат на бесплатную рубашку, а потом ненароком предлагали сшить костюм, но уже за деньги), то одежду шили быстро и качественно.

— Если клиенты были никому не известны, то одежда для них шилась не из той ткани, затягивались сроки, — рассказала Елена.

Звезды, по словам Елены, это вообще отдельная история:

— Так называемые звезды — это ерунда. Большинство артистов приходили по бартеру, и им шили бесплатно, за лицо в рекламе. Они, как правило, не платили, — рассказала Елена.

— Мне ателье до сих пор не выплатило 40 тысяч рублей. Но я считаю, что отделалась тогда легко — уволилась сама, быстро нашла другую работу и забыла все как страшный сон. При этом я знаю людей, для которых все закончилось серьезнее.

Версия ателье

Спустя месяц после того, как стало известно о конфликте, со своей версией произошедшего на персональной страничке в социальной сети выступило руководство ателье, вернее, младший сын Алены Величкиной Рамон Паласиос-Фернандес.

Молодой человек решил расставить все точки над «i» сразу по двум эпизодам. Что касается инцидента с клиентами, то, по его словам, первой на его мать напала Кристина Пушкина. «На видео видно, что она наносит первый удар», — уточнил Рамон. Он также опроверг информацию, что Кристину избили двое охранников, — по словам молодого человека, на кадрах с видеокамер охранник один. «Обратите внимание, Пушкина руками и ногами бьет Алену по голове и груди так, что Алена отлетает к стене. При этом Пушкину никто не трогает, она не защищается, как она утверждает, она нападает. Пушкин Евгений силой удерживает Антонио, который пытается пробраться к матери, чтобы вытащить ее из-под ударов Пушкиной. На другой части видео видно, что Пушкина бьет Алену по голове телефоном, после чего Алена сразу выходит из комнаты, а не бьет в ответ, что опять же указывает на то, что Кристина целенаправленно избивала маму, а не защищалась».

По словам Рамона, Величкину «госпитализировали с гематомами, ушибами, диагностировали сотрясение головного мозга и внутреннее кровотечение». Несколько недель женщина провела в больнице на Ленинском проспекте под наблюдением врачей.

Не оставил в стороне Рамон и ситуацию с Юлией Зеленской. По его словам, Юлия проработала в мастерской несколько недель и при увольнении «сразу же получила в бухгалтерии расчет согласно трудовому договору». По его словам, сумма (судя по документу, который предоставил Рамон, девушка получила 19 тысяч 500 рублей) ее не устроила и она «начала угрожать, а в ответ на просьбу покинуть помещение начала провокацию при клиенте».

«На лестнице Юлия прямо заявила: «Я сейчас упаду, у меня будет синяк, и вас посадят», это хорошо слышно, на раскадровке видео было установлено, что Юлию никто не толкает. Антонио держит ее за руки, смотрит в сторону, и в этот же момент она намеренно подгибает под себя сначала левую ногу, затем сразу же правую, а позже она бьет Антонио по лицу», — с точностью сыщика прокомментировал молодой человек.

Рамон также пояснил, что «безнаказанность Зеленской Ю. привела к новой провокации, в сговоре с Пушкиными в качестве клиентов».

***

Кто прав, кто виноват в этих конфликтных ситуациях, скорее всего теперь будут разбираться соответствующие органы. Так, Алена Величкина подала встречное заявление в полицию к Пушкиным, которые, в свою очередь, не намерены сдаваться. Юлия Зеленская также собирается добиться возобновления уголовного дела, которое, как считает она, было прекращено незаконно.

Мы не беремся судить, но история вполне реальной Ирины, а также рассказы многих бывших сотрудников ателье, с которыми мы успели побеседовать во время нашего журналистского расследования, свидетельствуют о том, что ателье и его сотрудников не иначе как преследует злой рок. Или, может быть, верна народная мудрость — дыма без огня не бывает.