Родители погибшего в ливневке мальчика отказались от денег

07.12.2018 в 20:07, просмотров: 6006

Информация о том, что родители утонувшего в сочинской ливневке мальчика заключили мировое соглашение с виновником трагедии за 150 тысяч рублей, возможно, не соответствует действительности. Вернее, уголовное дело, действительно, закрыли за примирением сторон. Но, по словам близких друзей семьи, о компенсации речи не шло, денег семье никто не платил.

«МК» попытался найти подтверждения этим словам.

Родители погибшего в ливневке мальчика отказались от денег
фото: Наталия Губернаторова

3 августа в сочинском поселке Лазаревское семилетний мальчик упал в открытую ливневку во время сильного дождя. Его утянуло внутрь потоком воды, затащило под бетонную площадку, после чего унесло в море.

На скамье подсудимых по делу о гибели ребенка оказался владелец гостиницы Сергей Щедров, который незаконно прикрыл часть ливневки бетонной плитой. Уголовное дело о халатности также возбудили в отношении заместителя главного инженера по эксплуатации систем ливневой канализации МУП «Водосток», который не проверял ливнеевый сток.

Хозяин гостиницы Сергей Щедров полностью признал свою вину. До начала суда заявил ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства.

- То что человек отказался от судебного разбирательства и попросил сразу перейти к приговору говорит о том, что мужчина испугался - на суде могли всплыть неприятные факты. Какие? Остается догадываться, - говорит юрист Дмитрий Копылов. - Судя по всему, подсудимый к началу суда договорился обо всем с потерпевшим.

Отец погибшего мальчика заявил на первом судебном заседании, что «претензий материального и морального характера не имеет, подсудимый принес свои извинения, полностью возместил материальный и моральный вред в полном объеме». Отец попросил суд прекратить уголовное дело, так как «стороны полностью примирились». В постановлении о закрытии дела сказано, что родители признали - «смерть сына произошла по неосторожности».

Гособвинитель на суде заявила, что основания для освобождения подсудимого отсутствуют: «Примирения с потерпевшим не наступило. Загладить причиненный вред, то есть воскресить погибшего, невозможно, а значит, получение денежных средств его родственниками нельзя считать заглаживанием вреда» (цитата из постановления о прекращении уголовного дела).

Суд же постановил прекратить дело.

О том, что сумма компенсации потерпевшим составила 150 тысяч рублей, - в официальных документах не сказано.

Сами родители погибшего ребенка не идут на контакт с прессой. С нами согласилась пообщаться близкая подруга семьи.

- Когда родители ребенка услышали, что вся страна обвиняет их в том, что они оценили жизнь сына в 150 тысяч рублей, у матери случился шок, - начала разговор собеседница. - Я вам могу сказать точно, что никаких 150 тысяч они не брали, как заявилено в СМИ. Вместо того, чтобы оставить семью в покое, на всю страну их выставили нищими и недалекими, раз они согласились на эти деньги. В Сочи ведь поначалу бабушку обвинили в смерти ребенка, мол, не по той улице ходила, не доглядела за внуком, вышла в ливень, когда все люди попрятались по жомам. Давление шло мощное, и в какой-то момент, они, возможно, поняли, что судиться с системой бесполезно. Да и ездить на суды из Нижнекамска в Сочи — затратно, проезд им никто не оплачивал. Адвоката они не могли себе нанять — это дорогое удовольствие.

Прихожане храма в Нижнекамске, который посещают Матвеевы (фамилия изменена — Авт.), в интервью «МК» сказали, что достоверно не знают, действительно ли согласилась семья за 150 тысяч рублей пойти на мировую.

- Бабушка погибшего ребенка к нам ходит в храм, но про суд она ни разу не обмолвилась, вроде бы, она туда и не ездила. И о том, что дело закончилось примирением, она не говорила, - рассказала прихожанка церкви. - Про деньги мы тоже не слышали, но, если везде об этом говорят, значит, так и есть? Если родители и приняли 150 тысяч рублей, то отдадут деньги на пожертвования — в этом можно не сомневаться.

Мы связались с представителем пресс-службы Лазаревского райсуда Натальей Зубенко, где рассматривалось громкое дело.

Кто вам сказал, что потерпевшим заплатили деньги? - начала разговор собеседница.

В СМИ прошла информация.

Мы не можем этого знать. Если какие-то деньги были выплачены потерпевшей стороне, то это решалось вне суда.

На суде не была озвучена сумма компенсации?

Это не обсуждалось на судебном заседании. К нам только поступило заявление от потерпевшего о прекращении уголовного дела за примирением сторон. Аналогичное ходатайство поступило от подсудимого. После чего суд вынес решение.

Разве возможно закрыть уголовного дело за примирением сторон?

Уголовно-процессуальный кодекс предусматривает такую процедуру.

Помощник судьи, которая рассматривала данное дело, Оксана Устинова заявила, что не вправе раскрывать нюансы судебного заседания.

Следующий звонок мы сделали гособвинителю Марии Салевой.

Я не имею права ничего рассказывать, таков закон, - сказала женщина.

Мы обратились в краевую прокуратуры.

Мы достоверно не знаем о выплатах, даже не слышали об этом, пока в СМИ не озвучили информацию, - рассказали сотрудник ведомства. - В постановлении о прекращении дела ни о какой конкретной сумме речь не шла. Судья мог потребовать расписку о получении денежных средств, если бы у него возникли сомнения в том, что потерпевший добровольно идет на примирение. Видимо, сомнений не было.

В отношении инженера «Водостока» тоже могут прекратить дело за примирением сторон?

В отношении этого человека дело возбудили две недели назад. Пока ничего не известно. Далеко до приговора. Инженер — не физическое, а должностное лицо, он нарушил свои инструкции. Суд может отклонить примирение.

На суде прокурор просил судью отказать в мировом соглашении. На то были основание?

Мы не понимаем, как можно было прекратить дело, если погиб ребенок? Прокурор, естественно, возражал против закрытия дела. Но тут основную роль сыграли потерпевшие, которые, видимо, не жаждали крови.

В суд на хозяина гостиницы подавали родители погибшего мальчика?

Нет. Они не подавали в суд. Следователи сами возбудили дело по факту смерти.

У потерпевших был адвокат?

Нет, адвокатов у потерпевшей стороны не было. Отец мальчика сам приезжал на заседание. Родители ребенка могли нанять сами адвоката, но не стали этого делать. Создалось впечатление, что они не хотели никакого суда, ни на чем не настаивали. Понимали, что, по закону, хозяин гостиницы виноват, но решили простить его.

Интересы подсудимого представлял адвокат Николай Перволенко. Мы позвонили в офис защитника.

Перволенко категорически не станет давать комментарии по делу. Это его принципиальное решение, - заявил нам секретарь. - И личных телефонов просил журналистам не давать. Так что не стоит его беспокоить по данному вопросу.

Сам хозяин гостиницы от комментариев отказался.

В социальных сетях народ обсуждает громкое дело. Мы приведем некоторые комментарии.

«Обвиняемый всего лишь поставил плиту — загородил часть ливневки бетонной плитой, и она стала восприниматься, как дорога. Он не должен был ее загораживать. А сотрудники «Водостока» проглядели нарушение. Поэтому и завели второе уголовное дело».

«Перекрытие с ливневой канализации в Сочи, где утонул летом мальчик, до сих не убрано, ограждения на нем не установлены».

«Судя по всему, хозяин гостиницы взял вину на себя, а власти обещали ему легкое наказание. Ведь владелец отеля если и переделал что-то, то администрация никак не отреагировала на эту переделку, пока не случилась беда. Чиновники должны разделить ответственность с этим горе-хозяином».

«Потерпевших могли запугать. Никакие родители не пошли бы из-за денег на мировую».