Снос жилых домов из-за газовых трубопроводов продолжился, несмотря на закон

Суды штампуют решения всему вопреки

05.03.2019 в 18:14, просмотров: 4548

На протяжении вот уже четырех лет, раз в год, осмыслить-обсудить и выработать вектор движения cобираются активисты, юристы, просто люди, еще не отчаявшиеся, но «на грани». И на сей раз они не изменили традиции: народ прибыл из Казани, Ростова, Перми, Подмосковья, Красноярска, Екатеринбурга, Сургута, Тамбова. Можно посмеяться или всплакнуть, но объединившая огромное количество людей проблема — снос домов, в одночасье оказавшихся в зонах близлежащих трубопроводов нефтегазовых монополистов, — не потеряла актуальности за эти годы. Скорее, наоборот, стала еще острее. Для тысяч человек, попавших в общую беду, ее положительное разрешение давно стало смыслом жизни.

Активисты утверждают, что в решении проблемы между законодательной и судебной властью в стране сегодня возник явный конфликт.

Улучшенные по поручению президента законы, призванные разрулить острую ситуацию опасного соседства, в судах не сработали! О чем это говорит? О дефекте принятых законов или прямом саботаже их исполнении? Давайте разберемся.

Снос жилых домов из-за газовых трубопроводов продолжился, несмотря на закон

Суть нововведений

Напомню, что в августе прошлого года вступили в силу новые законы. Они были разработаны Правительством РФ во исполнение поручений президента по итогам июньской прямой линии 2017 г. Власти страны предоставили людям — добросовестным застройщикам и владельцам земельных участков возможность защитить свои интересы. Ведь у каждого из них на руках были государственные правоустанавливающие документы.

СПРАВКА "МК"

Для защиты в судах нужно было использовать следующие новинки законодательства.

1. ФЗ №339 была внесена поправка в ст. 222 Гражданского кодекса РФ (ГК РФ), а также в ст. 22 ФЗ №52 от 30.11.1994 «О введении в действие ч. 1 ГК РФ». Согласно нововведению из числа самовольных построек были исключены здания, строения или другие сооружения, возведенные с нарушением установленных ограничений по использованию земельного участка, если собственник данного объекта не знал и не мог знать о действии указанных ограничений в отношении принадлежащего ему земельного участка. Эту норму ввели относительно тех зон с особыми условиями использования территории, где отсутствовал публичный доступ к сведениям о них.

   Кроме того, с учетом изменений, внесенных в ст. 22 ФЗ №52, из сферы действия ст. 222 ГК РФ исключены объекты индивидуального жилищного строительства (ИЖС), построенные на земельных участках, предназначенных для ИЖС или расположенные в границах населенных пунктов, и предназначенные для ведения личного подсобного хозяйства (ЛПХ), жилые дома и иные строения, созданные на дачных и садовых участках, при одновременном соблюдении трех условий:

*права на строения зарегистрированы до 01.09.2018;

*параметры этих строений соответствуют предельным параметрам разрешенного строительства, установленным правилами застройки и землепользования, и (или) предельным параметрам таких объектов, установленным федеральными законами;

*спорные объекты расположены на земельных участках, принадлежащих на праве собственности или на ином законном основании собственникам этих объектов.

Введение таких норм было необходимо в том числе для решения важнейшей задачи — исправления массовых судебных ошибок, допущенных ранее.

2. ФЗ №342 отрегулировал вопрос о статусе минимальных расстояний до объектов трубопроводного транспорта. Зоны минимальных расстояний (ЗМР) (только с августа 2018 г. (!!!) признаются самостоятельным видом зон с особыми условиями использования территории. Такой подход обеспечил публичный доступ к сведениям об ограничениях и возможность возмещения убытков. В ранее действующем законодательстве понятия о ЗМР и ограничений прав на землю в ее пределах не было.

3. Законодатель также предусмотрел механизм защиты интересов людей, строения которых подлежат сносу по уже принятому решению суда. Основанием для пересмотра вступившего в силу решения суда о сносе строения является установление или изменение ФЗ оснований для признания строения самовольной постройкой, послужившее основанием для принятия судебного акта о сносе. Данная норма введена в действие ч. 4 ст. 7 ФЗ №340. Она позволяет не только исправить судебные ошибки, но и обеспечивает равенство граждан, по строениям которых были вынесены решения о сносе, и граждан, постройки которых находятся в тех же условиях, но по которым судебные решения еще не приняты.

Те, кто смог, осознали ценность данных нововведений (к слову, над ними законодатели изрядно попотели). Оценили и воспользовались: люди обратились в суды с заявлениями о пересмотре ранее принятых судебных решений по новым обстоятельствам.

Открой глаза, Фемида!

А теперь внимание! Абсолютное большинство заявлений граждан, поданных в суды о пересмотре решений, оставлено без удовлетворения! В храмах правосудия под различными предлогами отказываются руководствоваться принятыми нормами и разбираться в ранее рассмотренных делах. И те единичные положительные решения — это даже не капля в море, это что-то мельчайшее — не больше атома, ни на что не влияющее.

В определениях об отказе в пересмотре дел суды регулярно путают понятия «новых» (ч. 4 ст. 392 ГПК РФ) и «вновь открывшихся» (ч. 2 ст. 392 ГПК РФ) обстоятельств. А в итоге поясняют, что изменение законодательства не является основанием для пересмотра дел по вновь открывшимся обстоятельствам. Получается, зачем нужен был козе баян, если у нее и так есть любимый аккордеон?!! Вот типичные примеры. В определении судьи Раменского суда Московской области, принятого в отношении заявления Калининой Л.В., суд указывает, что рассматривал заявление по вновь открывшимся обстоятельствам, в связи с чем и отказал заявителю. При этом заявление Калининой Л.В подавалось по новым обстоятельствам, что однозначно следует из самого заявления. То есть суд просто не рассмотрел требование о пересмотре дела по новым обстоятельствам. Еще более вопиющий пример — определение судьи Раменского районного суда Московской области об отказе в рассмотрении заявления о пересмотре дела по новым обстоятельствам. При этом позже судья отмечает, что допустила опечатку, но по-прежнему указывает, что заявитель обратилась с пересмотром дела по вновь открывшимся обстоятельствам. Аналогичные ситуации наблюдаются практически во всех судах РФ, куда люди принесли заявления. Папка с такими судебными актами лежит у нас в редакции.

Даже самый отстающий студент юридического вуза знает простую истину, что закон имеет обратную силу только в одном случае: если это прямо указано в законе. Для судей Сергиево-Посадского суда законы не писаны? Они лихо, со свистом приговорили к сносу садовый дом инвалида Юрия Тихонова, построенный в 1975 г. (СНТ «ОКБА», возле Хотьково). Судьи «снесли» дом по законам, вступившим в силу значительно позже. Садовод Тихонов, возводя строение в далеком 1975 г., не знал и не мог знать об ограничении прав на его земельный участок. Первые правила охраны магистральных трубопроводов вступили в силу в СССР в 1979 г., то есть через четыре года после ввода в эксплуатацию постройки. А в 1992 г. вступили в силу новые правила охраны магистральных трубопроводов. Они начали работать уже в новой стране. Но ничего не остановило судей вынести вердикт. У Тихонова оставалась надежда, и он подал кассационную жалобу в Верховный суд (ВС). К счастью, в практике ВС сегодня имеются шесть аналогичных определений, которыми на пересмотр были отправлены дела один в один с «делом Тихонова». Высшие судьи обратили внимание, что судами на местах не учитывается действие закона во времени, и начали ломать порочную судебную практику низших судебных инстанций. Казалось бы, положительная тенденция наметилась. Но судья, находясь, вероятно, в состоянии глубокой комы, отказал Тихонову в передаче жалобы для рассмотрения в суде кассационной инстанции. Ничем другим объяснить лишенный здравого смысла, логики поступок этого слуги Фемиды невозможно.

Фото: sibkray.ru

— Рассматривая суды через призму ст. 1079 ГК РФ, можно сказать, что их цель, установив умысел или грубую неосторожность будущих потенциальных жертв взрывов, дать возможность владельцам опасных производственных объектов (ОПО) не вкладываться в безопасность содержания и эксплуатации. При наличии судебного решения жертва знает из решения суда о нахождении рядом ОПО. То есть, если возникнет ЧП, возмещение материального ущерба ей не положено, — говорит юрист Наталья Зайнулина. — В зависимости от того, есть решение или нет, будет также рассматриваться умысел или грубая неосторожность. В первом случае, при возникновении летального исхода, владелец ОПО не будет возмещать даже похороны, во втором случае возмещение материального ущерба может быть уменьшено, и похороны пройдут за счет владельца ОПО.

Игнорирование судами новых правовых норм происходит не только в части пересмотра ранее принятых дел.

Нововведения в законодательство предусматривают ограничения прав на землю в ЗМР магистральных трубопроводов. Эти ограничения пока не установлены. Правительство РФ еще не утвердило положение о таких зонах. Здесь уместно задать вопрос Росреестру: на основании каких норм регистрировались ограничения прав на землю? Принимая новые законы, законодатель руководствовался тем, что ранее действующие нормы не содержали понятия ЗМР и состава ограничений в их пределах.

Однако в период 2016–2018 гг. в ЕГРН РФ были внесены сведения о ЗМР магистральных трубопроводов — объектов топливно-энергетического комплекса (ТЭК). Регистратор их внес без решения властного органа, устанавливающего такую зону. Эти действия государственного регистратора можно назвать законными? В некоторых регионах были приняты попытки их оспорить. К примеру, администрация Сургута обратилась в арбитражный суд Ханты-Мансийского автономного округа с требованием исключить сведения о ЗМР из ЕГРН. Решением суда по делу №А‑75‑17718/2017 требования удовлетворили. Действия ФГБУ «ФКП Росреестра» признаны незаконными. Апелляционная инстанция поддержала суд первой инстанции. Но после вступления в силу новых законов, подтверждающих отсутствие до 2018 г. в законодательстве понятия «ЗМР магистральных трубопроводов», арбитражный суд Западно-Сибирского округа в качестве суда кассационной инстанции отменяет вышеуказанные судебные акты и направляет дело на пересмотр в суд первой инстанции. При этом из постановления следует, что суд, с одной стороны, в принципе, соглашается с доводами первых инстанций о том, что: «вопрос соотношения охранных зон ЗМР не был решен законодательно» и что «оснований для признания минимальных расстояний объектов системы газоснабжения... и внесения сведений о границах зон минимальных расстояний до объектов не имелось». С другой стороны, этот же суд принимает во внимание, что: «указанные зоны являются фактически установленными в силу расположения трубопровода на земельных участках и действия нормативно правовых актов, определяющих границы этих зон». То есть в одном и том же судебном решении суд соглашается с тем, что правовые нормы для установления ЗМР отсутствуют, но одновременно считает, что зоны установлены в силу закона!!! Эта абсолютно парадоксальная, лишенная смысла формулировка уничтожает напрочь остатки уважения к судебной системе. Она похожа на молитву перед совершением преступления.

Еще пример — административное дело №02а‑0202/2018 Зюзинского районного суда г. Москвы по иску Савушкина В.А. и Савушкиной Г.В. к Федеральной службе государственной регистрации, кадастра и картографии (Росреестр) и ФГБУ «ФКП Росреестра». Суд отказал в удовлетворении требований о признании незаконными действий регистрационных органов и исключении из ЕГРН сведений о ЗМР. То есть признал действия регистраторов легитимными.

Но! Практически одновременно с этим отказом Савушкин В.А. получил ответ на свое обращение в адрес министра экономического развития Максима Орешкина. В нем сообщалось, что сведения о ЗМР исключены из ЕГРН и ограничения прав на земельный участок не зарегистрированы. То есть решение суда абсолютно противоречит действиям властей, основанным на законодательстве РФ.

Что же позволило и позволяет по сей день судьям Западно-Сибирского округа, Раменского, Сергиево-Посадского судов, Зюзинского районного суда г. Москвы и многим-многим другим служителям Фемиды, здесь не упомянутым, писать в приговорах убийственную отсебятину без малейших опасений быть привлеченными к уголовной ответственности? Ответ прост: безнаказанность.

Суды по-прежнему возлагают на граждан ответственность при отсутствии их вины. То есть судами нарушается общепризнанный принцип привлечения к юридической ответственности! Спрашивается, зачем нужно было затевать всю эту возню с новыми поправками, «оставлять людей в покое», если ситуация практически вернулась в исходное состояние?! Получилось как в том анекдоте: «Не хотели по-плохому, по-хорошему стало еще хуже».

— Грубое нарушение процессуального права (в судах не оспаривалась подлинность правоустанавливающих документов на собственность граждан) привело к возникновению юридического казуса, когда в отношении одного и того же земельного участка имеются два акта государственных органов разных ветвей власти (исполнительной и судебной). Они равны по своему юридическому значению, но различны по правоприменению в области землепользования, — говорит юрист Наталья Зайнулина. — Новые законы и были созданы для преодоления этого казуса. Но судьи не используют их, чтобы разобраться по справедливости, «оставить людей в покое». Минимальные расстояния можно уменьшить путем модернизации труб, но этот путь требует больших финансовых вложений, времени и непривлекателен для монополистов.

«Мы люди, а не расходный материал!»

После недавних арестов и чистке рядов руководства топливно-энергетического комплекса в стране, а также других аналогичных событий, уже нет сомнений в некомпетентности многих людей, сидящих в Госдуме, Совете Федерации, на судейских постах. Но государство на чем-то держится. Я думаю, остались еще в ней люди, мыслящие и действующие по-государственному. Председатель Госдумы Вячеслав Володин поставил перед депутатами задачу мониторинга исполнения принятых законов.

— В конце концов в ст. 80 Конституции РФ в обязанности руководства страны входит в том числе обеспечение согласованного функционирования и взаимодействия органов государственной власти — законодательной, исполнительной и судебной! Кто-то скажет: «Не теряйте, куме, силы в судах», — а мы ответим: «Идти нам больше некуда!». Мы хотим заставить судебную систему заработать по совести, на благо добропорядочных граждан — добросовестных приобретателей! Мы не хотим быть подопытными кроликами и объектами судейского издевательства! Кто-то должен следить за соблюдением законов и контролировать ситуацию, — говорит представитель садоводов Раменского района Андрей Богаткин. — Мы сообща подготовили обращение на имя председателя Комитета ГД по строительству и законодательству Павла Крашенинникова. Сейчас собираем со всех уголков страны подписи тех, чьи земельные участки оказались в пределах минимальных расстояний магистральных трубопроводов. В обращении мы настаиваем, чтобы в рамках парламентского контроля была проведена всесторонняя проверка всех случаев правоприменения новых законов. Мы люди! А не расходный материал, годный только в качестве покупателей для создания капитала монополистов! Мы хотим услышать ответ от властей государства на наш вопрос: когда начнут работать законы, созданные для урегулирования острой проблемы с трубопроводами?