«Тетенька, ручки болят»: исповедь знаменитого советского маньяка-педофила Иртышова

Репортаж из "Мордовской зоны"

28.03.2019 в 14:56, просмотров: 128517

Продолжает репортажи и интервью из колонии для прижизненно осужденных «Мордовская зона», где до сих пор сидят самые страшные серийные убийцы, о которых помнят разве что наши бабушки и дедушки. Обозреватель «МК» пообщалась в маньяком-педофилом, орудовавшим в СССР Игорем Иртышовым, и его современным последователем Юрием Тиуновым.

«Тетенька, ручки болят»: исповедь знаменитого советского маньяка-педофила Иртышова
Серийный маньяк из СССР Иртышов.

«Дяденька милиционер, я домой хочу»

— Тетенька, у меня болят ручки, — женским голосом говорит арестант, закатывает глаза и протягивает опухшие руки. — Полечите меня. И папе моему передайте, чтобы взял трусики постирать. Скажите ему, чтобы забрал меня поскорее отсюда. Тетенька доктор, дяденька милиционер, я домой хочу.

Этот странный осужденный — маньяк Игорь Иртышов, который с 1993 года держал в страхе Краснодарский край и даже весь СССР. Иртышов работал посудомойщиком в кафе и занимался гомосексуальной проституцией. А еще он насиловал и убивал маленьких мальчиков. Одному вырвал девять метров кишечника...

— Когда его задержали, он был признан вменяемым, но время идет, все меняется, — говорит начальник «мордовской зоны». — Сейчас порой не поймешь даже, что он говорит. Вот одно письмо Ельцину написал, а другое — Деду Морозу. Почитайте! Из набора слов понятно только: «Я хочу витаминки». Но распорядок колонии он не нарушает, в основном просто сидит, уставившись в одну точку. Сокамерник Голубев заботится о нем, взял такую ношу на себя... А вообще для таких, как Иртышов, нужны отдельные учреждения. Они и сами мучаются, и других осужденных мучают.

фото: Ева Меркачева
Письмо маньяка Деду Морозу.

Игоря Иртышова задержали в 1994 году, а Юрия Тиунова (на его счету изнасилования детей и убийство 7-летнего мальчика) — в 2017-м. Между этими маньяками, кажется, целая временная пропасть. Но тюремщики-старожилы видят в Тиунове будущего Иртышова (то есть представляют, что станет с тем по прошествии многих лет). Говорят, уж больно у них похожие истории, и Тиунов ведет себя точь-в-точь как когда-то Иртышов. Сейчас молодой маньяк и выглядит неплохо, и говорит логично. Почему бы его не послушать?

фото: Ева Меркачева
Педофил Тиунов.

— Я только в прошлом мае приехал в эту колонию, — начинает свой рассказ Тиунов. — Первое впечатление довольно хорошее. Ожидал совершенно другого. В пермском СИЗО, где ждал этапа, нарассказывали всякое про «мордовскую зону».

— Например?

— Сказали, здесь выбивают передние зубы, чтобы не прокусил себе вену и не покончил с собой.

— Не выбили?

— Не-е. Вот смотрите, все целы. Я в первый день понял, что жить тут можно, и жить с улыбкой на лице.

— А с улыбкой почему? Не потому ли, что у вас на воле, как пишут СМИ, ребенок родился?

— Дочке уже год исполнился. Я от отцовства не отказываюсь, но просил ее мать мне в колонию даже не писать. Пусть она будет свободна, найдет спутника жизни и ребенку хорошего отца. Зачем я буду ей портить судьбу? Я сам как-нибудь. Работаю в колонии. Шью варежки. Сегодня вот 248 пар сделал (обшиваю их).

— Виновным себя считаете?

— Считаю. Раскаиваюсь. Когда меня арестовали, я сотрудничал со следствием, и потому меня очень быстро осудили.

Зачем я все это совершил? Сам не могу себе это объяснить. Я над собой сейчас работаю, пытаюсь разобрать прошлую жизнь, чтобы ответы найти.

— То есть думаете, что истоки в детстве?

— В детстве все хорошо было. Родители не били. Учился только на «тройки». Выучился на электрика, работал диспетчером в супермаркете. В общем, не знаю я, почему я все это совершал. Алкоголь, может, и еще что-то...

— Первое преступление вы совершили в 2011 году. Если бы тогда правоохранители вас сразу поймали, то смогли бы остановить, и не было бы больше жертв...

— Я не стал бы никого осуждать. Надо было самому вовремя остановиться, а не ждать, пока меня кто-то остановит.

— А что нужно было для этого? Лечиться?

— Не знаю.

— Рады, что вас все-таки поймали?

— Как можно радоваться, если ты в тюрьме «смертников»? Не рад, а благодарен за то, что дали возможность задуматься. Я увидел слезы родителей и потерпевших, посмотрел на себя со стороны. Если меня когда-нибудь отпустят, то я уже никому вреда не принесу. Я сейчас Библию читаю.

— Не писали отсюда письма с извинениями потерпевшим? Например, той девочке, которую вы в Оренбурге в багажник машины положили? Она ведь вряд ли бы жива осталась, если бы не успела подать сигнал.

— Я бы ее не стал убивать сто процентов. Нет отсюда возможности выяснить, как судьба этой девочки сложилась. На суде ее не было, была только ее мама. Я думаю, ей не надо от меня ничего — ни извинений, ни слез. А извиняюсь перед всеми.

Когда я только стала с ними работать, с педофилами, мне было очень страшно, — признается психолог колонии Ольга. — Долго отходила после общения с ними... Я сама мама. Но я быстро поняла, что все педофилы имеют психические расстройства. Просто так перейти грань и издеваться над ребенком, который не может дать отпора, нормальный человек не может. Алкоголизация родителей, насилие в детстве со стороны сверстников или взрослых часто становятся причиной сдвига. Поломанный ген? Наследственность? Не думаю. Здесь есть только один осужденный, у которого мать страдала психическим заболеванием.

Читайте также: «В тюрьме слушаю лекции Солженицына»: первое интервью убийцы Маркелова и Бобуровой»