«Остров» девяностых: что помнят соседи о стрельбе майора Евсюкова

С момента трагедии прошло ровно десять лет

28.04.2019 в 15:32, просмотров: 5880

Десять лет назад, 27 апреля 2009 года, в Москве произошла страшная, беспрецедентная бойня. Начальник ОВД по району «Царицыно» Денис Евсюков ворвался в супермаркет на Шипиловской улице и расстрелял покупателей. Два человека были убиты, 8 тяжело ранены. Евсюкова задержали и приговорили к пожизненному заключению. Репортер «МК» побывал на месте драматических событий.

Тот самый супермаркет «Остров» давно уже не «Остров»: несколько лет назад, после ремонта бывшего универсама на Шипиловской улице, здесь прописалась гораздо более крупная федеральная сеть магазинов. Из тогдашних арендаторов уцелел один — канцелярский магазин, и тот переехал в другой угол большого «фойе». По одну сторону от входа — календари с православными монастырями и праздниками, по другую — «Мечети России», «Сокровища ислама»… Гармония!

«Остров» девяностых: что помнят соседи о стрельбе майора Евсюкова
фото: кадр из видео

— Никого, кто работал в этом здании 10 лет назад, вы уже не найдете, — уверяет продавщица канцтоваров. — А вообще, конечно, как не помнить эту стрельбу? Помню. Я не так далеко здесь живу. Тогда здесь, правда, еще не работала. И узнала обо всем, как все: по телевизору.

— Думаете, приятно о таком думать? — помолчав, говорит одна из кассирш супермаркета. — Мы стараемся не вспоминать это вообще. Одно хорошо — что полностью перестроили все, теперь зал совсем другой…

фото: Антон Размахнин

Это верно: если в 2009 году зал «Острова» был достаточно просторным и неплохо просматривался, то сейчас стеллажей стало раза в полтора больше, да еще появился, простите за невольный каламбур, остров с прилавками. А площадь самого торгового зала уменьшилась, чтобы дать больше площади арендаторам. Сейчас стрелять здесь было бы намного труднее.

— «Остров» вообще-то был дорогим магазином, — улыбается немолодая покупательница. — Я туда ходила очень редко, куда реже, чем сейчас. Тортик разве что купить, когда в гости к подруге иду, да и все.

От Шипиловской улицы к бывшему «Острову» — а до того он назывался «Цезарь», а еще раньше был просто универсамом, — ведет этакая миниатюрная копия Потемкинской лестницы. На ней и у входа в магазин стоят нищие, по тротуару косой походкой прохаживается мужчина в потертой одежде с остекленевшими глазами…

фото: Антон Размахнин

— Помню стрельбу, как же! Ну-ка, ну-ка!.. — долго всматривается выходящий из магазина еще один потертый мужчина, уже постарше. И тихо, с уважением говорит: — Это вы, что ли?! Вышли?!

Аргумент, что Денис Евсюков отбывает пожизненное заключение в «Полярной сове», не действует: «Да ну, при его бабках откуда угодно выйти можно! Я сам отбывал, знаю…»

Если в магазине вспоминать о трагедии не хотят ни продавцы, ни покупатели, то жители окрестных домов оказались словоохотливее.

— Потом, через несколько дней, по дому ходил участковый, спрашивал, не велась ли съемка, — вспоминает Анна, жительница дома 50, корпус 2, по той же Шипиловской (это прямо за магазином). — Вроде бы у кого-то забрали флешку с фотоаппарата, вернули или нет — тут не знаю. Я ничего не снимала, спала всю ночь.

фото: Антон Размахнин

Между тем именно со стороны дома 50, корпус 2, можно было бы снять самое интересное — задержание майора-убийцы, который пытался бежать через грузовой двор магазина. Он здесь по советским стандартам — огромный, не в пример большинству зданий нынешних супермаркетов. И в целом не изменился не то что со времен «Острова», но и со времен советского универсама.

— Это ночью было, — говорит еще одна жительница этой девятиэтажки, Валентина Сергеевна. — Я видела, много милиции подъехало. Думала: ну, вора поймали. Потом — бах, бах! Два раза. Думаю: наверное, грабителя берут, сколько их на одного! Что это милиционер был, да еще начальник отделения милиции, — это я только по телевизору узнала, утром…

фото: Антон Размахнин

В двух кварталах от бывшего «Острова», на Кустанайской улице, дом, в котором до трагедии жила семья Евсюковых, точно так же «законсервировался» в неопределенных восьмидесятых-девяностых-ранних двухтысячных. Квартира, где когда-то жил милиционер-убийца, глухо молчит в ответ на звонки и домофон. Соседи односложно отвечают, что «не знаем таких». Или «давно переехали». И в один голос добавляют: «Не хотим об этом разговаривать».

фото: Антон Размахнин

Оно в принципе и понятно. Потому что, с одной стороны, вокруг этой истории изменилось все: сам Евсюков — на пожизненном заключении, магазин называется по-другому. Даже милиции больше нет — полиция. А между универсамом и домом Евсюковых появилось метро, которого не было десять лет назад. Но с другой-то стороны — весь этот квартал, с его лестницами, пунктами приема стеклотары, девятиэтажками и «стекляшками», остался на удивление тем же самым. Или — что, в данном случае, одно и то же — до жути тем же самым.