"Схема Ивана Голунова": как штампуются "наркотические" дела в российской провинции

Обычного водителя «назначили» наркоторговцем за компанию

09.07.2019 в 17:51, просмотров: 4665

Дело спецкора «Медузы» Ивана Голунова обострило тему преследования по «наркотическим» статьям Уголовного кодекса до предела. Тысячи людей, получившие огромные тюремные сроки по обвинению в хранении и сбыте наркотиков, утверждают, что их либо оговорили и подбросили запрещенные препараты, либо «паровозом» прицепили к реально виновному человеку для придания веса делу.

Иоанн Лебедев на суде — больной, но несломленный.

Именно такое дело мы нашли в Екатеринбурге. 29-летний житель Санкт-Петербурга Иоанн Лебедев, прошедший войну в Сирии, оказался в уральском СИЗО по обвинению в покушении на сбыт крупной партии гашиша и экстази в составе преступной группы. Сам молодой человек настаивает на своей невиновности и утверждает: единственная его вина — в том, что он подвез в своей машине «не того парня». А еще — в том, что не может определить наркотики по запаху…

«Папа, у меня огромные проблемы!»

По иронии, оба героя этой истории тоже Иваны: Кондратьев и Лебедев. Правда, второй — Иоанн, родители назвали его в честь Иоанна Богослова. Оба парня из Санкт-Петербурга, обоим под 30. Судьба свела их в питерском колледже полиции. Как рассказал отец Иоанна, поэт Сергей Сашин, сын много лет мечтал служить в органах. По окончании колледжа пути однокашников на несколько лет разошлись. Иван Кондратьев устроился в ФСБ, Иоанн Лебедев сначала пошел служить на Северный флот морпехом, потом — в МВД полицейским-водителем.

— Машины — его страсть, он очень любит водить и чувствует себя за рулем очень свободно, это его стихия, — говорит Сергей Сашин.

Отслужив в полиции 2,5 года и получив звание сержанта, Иоанн понял, что его романтическое представление об органах и реальность — совершенно разные вещи. Он уволился и вернулся в армию: поехал служить в Сирию по контракту. Там получил ранение и две минно-взрывные контузии. От прежнего здоровья у спортивного молодого человека ростом под 190 см и следа не осталось. На фоне тяжелых боевых обстоятельств и бытовых условий обострился панкреатит. А из-за него проявилось генетическое заболевание — мегадолихосигма, тяжелая и смертельно опасная болезнь кишечника.

В сентябре 2017 года, в состоянии тяжелейшего приступа, Иоанн был на самолете экстренно госпитализирован с авиабазы Хмеймим в госпиталь Вишневского. Болезни, шрамы и скромная компенсация от благодарного сирийского правительства — вот и все, с чем он вышел на «гражданку» в октябре 2017-го.

На компенсацию купил старенький, пятнадцатилетний внедорожник «Мицубиси», два месяца его сам ремонтировал и после этого устроился на работу таксистом в «Убер». Состояние у парня, как вспоминает его отец, было хуже некуда. Работой мечты частный извоз точно не назовешь, здоровье подорвано, денег не хватает…

Тут-то и возник на горизонте старый приятель Иван Кондратьев. Они встретились случайно, на тусовке старых приятелей, 23 января. У того, как выяснилось, с силовыми структурами тоже не сложилось. Молодая жена постоянно пилила мужа: у нее на руках маленький ребенок, а он сутками на работе, да еще и зарплата явно не как у олигарха. Иван уволился и отважился на стартап: открыл в Питере магазинчик стройматериалов.

— Кондратьев сказал, что ему надо по делам его ИП съездить на несколько дней в Екатеринбург. Предложил сыну подзаработать: он везет Кондратьева туда и обратно, а тот оплачивает бензин, ночлег, питание и платит ему за извоз, не оговаривая при этом конкретной суммы. Разумеется, сын согласился. Сказал маме, что для него это отличный шанс не только подзаработать, но и сменить обстановку, подумать, как ему жить дальше. Сказал, что вернется дня через три-четыре, — рассказывает Сашин.

27 января приятели выехали на джипе Лебедева из Санкт-Петербурга. А 2 февраля на сотовый Сергея раздался звонок с незнакомого номера: «Папа, у меня огромные проблемы! Мне срочно нужен адвокат!»

Страшный сон

Отъезд из Екатеринбурга был запланирован на вечер 31 января. Для ночлега Кондратьев снял квартиру. Сам отлучался, как он говорил, «по делам бизнеса». Иоанн особо не вдавался в подробности. За компанию с приятелем не ходил: опять дали о себе знать болячки, поэтому он предпочитал оставаться в квартире. В день отъезда Лебедев захворал настолько, что был вынужден посадить за руль друга. А сам спустя пару минут после отъезда заснул.

Разбудили его чужие мужские голоса. Оказалось, что синий перламутровый «Мицубиси» с питерскими номерами привлек местных полицейских. В 23.00 31 января, как следует из материалов дела, автомобиль был остановлен для проверки на выезде из Екатеринбурга, на 12-м километре Московского тракта. Все, что стало происходить дальше, заставило Лебедева усомниться: а может, он все еще спит?..

Из карманов куртки Кондратьева полицейские извлекли несколько перемотанных изолентой брикетов. Как выяснилось потом — гашиш. В сумке, которую экс-эфэсбешник небрежно кинул на заднее сидение машины, оказались еще такие же брикеты — всего на килограмм с лишним. Кроме того, Кондратьев припрятал под одеждой пакетик с розовыми таблетками экстази.

Иоанн смотрел заспанными глазами на приятеля и не мог поверить: он был буквально напичкан наркотиками. Причем, как выяснилось позже, не только снаружи, но и изнутри. Перед отъездом «бизнесмен» успел закинуть в себя приличную дозу амфетамина. Как потом он сам пояснил, «чтобы взбодриться».

Лебедева полицейские тоже обыскали — и ничего не нашли, кроме сотового телефона.

Но потом стражи порядка стали готовить очень странную, по воспоминаниям Иоанна, мизансцену. Они влезли в автомобиль Лебедева, сначала вытащили брикеты с наркотиком из сумки и аккуратно сложили их прямо на заднем сидении, а потом пригласили понятых.

Итогом «перформанса» стало задержание обоих: и водителя с запасом наркотиков в карманах и организме — целый коктейль из четырех запрещенных препаратов, — и пассажира «без ничего». Кондратьева для острастки закрыли в камере ИВС. Лебедеву велели сдать анализы на наркотики. Бывший морпех отказался. Он не сидел за рулем, у него ничего не нашли, и он понятия не имел о реальных делах и намерениях приятеля. В протоколе он так и написал: «Наркозависимым лицом не являюсь». Но полицейские были совершенно не настроены на диалог…

«Неустановленное всё»

Медицинское освидетельствование установило, что в организме Кондратьева был коктейль из четырех тяжелых наркотиков: амфетамина, мефедрона, метилендиоксиамфетамина (MDA) и оксопирролидиновалерофенона (метаболит PVP). (Документ имеется в распоряжении редакции. — Авт.) Спустя несколько часов в отделении полиции у бывшего эфэсбешника началась ломка. Лебедев же, со слов полицейского, при задержании был бледен и заторможен, что может объясняться хроническими заболеваниями. Молодой человек просто сидел в камере и перебирал варианты: что делать дальше?

Очная ставка, на которую приятелей привели 2 февраля, стала шоком для обоих. К удивлению Кондратьева, за день до этого он умудрился настрочить и подписать целых четыре явки с повинной, объяснение и протокол допроса. В признательных показаниях Кондратьева написано, что до приезда в Екатеринбург «два Ивана» совершили огромное турне: Санкт-Петербург, Пермь, Киров…

В объяснения Лебедева о том, что он спал и был не в курсе действий Кондратьева, полицейские не поверили.

Однако и на очной ставке, и потом на каждом следственном действии, и в суде Иван Кондратьев заявлял о непричастности Иоанна Лебедева к торговле наркотиками. Его слова подтверждали результаты обыска. У Ивана полицейские нашли при первоначальном обыске 393,73 г гашиша, позже, в ОВД, — еще 592,79 г гашиша, 3,42 г МДМА (экстази). Кроме того, у бывшего эфэсбешника был найден амфетамин, который Кондратьев приобрел для личных целей:

«01.02.2018 в период с 02 часов 50 минут до 03 часов 15 минут в ходе личного досмотра Кондратьева И.А. сотрудниками полиции в правом переднем кармане джинсовых штанов обнаружено и изъято вещество, содержащее психотропное вещество — амфетамин, массой 0,93 грамма, в значительном размере, которое Кондратьев незаконно приобрел при вышеуказанных обстоятельствах и незаконно хранил без цели сбыта для личного употребления» (из протокола личного досмотра. — Прим. авт.)

Также у Кондратьева были найдены замаскированные под мобильник электронные весы, смартфон и ноутбук с фотографиями мест закладок и геоданными. Кроме того, на его телефоне был установлен мессенджер Jabber — через него, как установили следователи, велась переписка с куратором.

У Иоанна сыщики не нашли ничего. Ни на его одежде, ни в машине не было следов наркотических веществ. В его сотовом телефоне нет компрометирующего контента: ни приложений, ни скриншотов, ни фотографий. Он не раздирал на себе кожу из-за ломки, сидя в камере…

Однако всех этих фактов следствие как будто не замечало. Обвинение в сбыте наркотиков в крупном размере (та самая страшная статья 228.1 УК РФ, по которой пытались привлечь Ивана Голунова) развернулось на 135 листах обвинительного заключения.

Но, может быть, и мы, и защита Иоанна Лебедева что-то упускает из вида или в упор не хочет смотреть в глаза обнаруженным следователями фактам?

Мы изучили обвинительное заключение. Вот что следствие положило в основу обвинения против Иоанна Лебедева: протокол личного досмотра Кондратьева; протокол осмотра смартфона, принадлежащего Кондратьеву, с сим-картой, зарегистрированной на него же; заключение эксперта от 30 марта 2018 года о составе обнаруженных у Кондратьева веществ; протоколы осмотра вещдоков — свертков и пакетов с наркотиками, обнаруженными у Кондратьева; протокол осмотра движения денежных средств с киви-кошелька, записанного на имя Кондратьева, на банковскую карту, привязанную к номеру телефона Кондратьева. И самая главная «улика» — протокол допроса Кондратьева от 2 февраля, где он, находясь в состоянии наркотической ломки, просто изливается изобличающими показаниями в отношении Лебедева.

При этом на очной ставке 2 февраля, которая была назначена следователем через несколько часов после отказа Лебедева признавать свою вину, бывший чекист сказал, что развозил «клады» с наркотиками, пока приятель спал в арендованной квартире: «За наркотиком к тайнику он ездил один, расфасовывал наркотик также один. В это время Лебедев И.С. спал. На следующий день они проехали в сторону выезда из г. Екатеринбурга, за рулем автомобиля находился он, а Лебедев И.С. спал на переднем пассажирском сидении» (из протокола очной ставки. — Прим. авт.) Более того, на очной ставке и потом в суде Кондратьев заявил, что «какую цель поездки он обозначал, он не помнит, но о наркотиках речь не шла».

Более того, в обвинительном заключении разнятся даже основные обстоятельства задержания фигурантов дела. Иван Кондратьев указывается то как пассажир, то как водитель автомобиля.

Вот что следователи пишут в обвинительном заключении: «31.01.2018 около 21 часа 30 минут в качестве пассажира автомобиля «Mitsubishi Outlander» (Митсубиси Аутлендер), государственный регистрационный знак Х 511 РК регион 178, припаркованного вдоль дороги в районе 12 км Московского тракта в Верх-Исетском административном районе г. Екатеринбурга, Кондратьев И.А. был задержан сотрудниками полиции».

В дальнейшем ситуация магическим образом меняется. Здесь детективы приводят выдержку из рапорта инспектора 3-й роты ППСП ОП №9 УМВД России по г. Екатеринбургу Казакова М.А.: «31.01.2018 при несении службы в составе группы немедленного реагирования №908 по охране общественного порядка на обслуживаемой территории, в 21 час 30 минут по адресу: г. Екатеринбург, ул. Московский тракт, 12 км был обнаружен автомобиль «Mitsubishi Outlander» (Митсубиси Аутлендер) государственный регистрационный знак Х 511 РК 178, припаркованный у проезжей части дороги, в которой в качестве водителя был задержан Кондратьев И.А., в качестве пассажира задержан Лебедев И.С.».

Но во всей красе трепетное отношение к детализации и сбору улик отражается в описании того, что «установило» следствие в лице следователя по особо важным делам отдела №5 СЧ ГСУ ГУ МВД России по Свердловской области, подполковника юстиции Антона Писарева:

«В октябре 2017 года у неустановленного следствием лица (далее — неустановленного организатора), осведомленного о сложившейся ситуации на рынке незаконного оборота наркотических средств, возник преступный умысел, направленный на создание организованной группы для совершения особо тяжких преступлений… Намереваясь организовать незаконную деятельность преступной группы, связанную с незаконным сбытом наркотических средств в сети «Интернет», в декабре 2017 года неустановленный организатор приискал для этих целей неустановленные технические средства связи с возможностью выхода в сеть «Интернет». Формируя структуру организованной группы, в октябре 2017 года неустановленный организатор, посредством общения на электронной торговой площадке «Hydra» (Гидра) и в программе персональной связи «Jabber» (Джаббер), подыскал и вовлек в преступную группу в качестве оператора неустановленное лицо, использующее в указанных программах аккаунт «J». Неустановленные организатор и оператор использовали неустановленные технические средства связи».

Оплата за работу наркокурьеров, как указано в заключении, проводилась через неустановленные биткоин-кошельки в криптовалюте. В какой именно — не установлено. Затем эта криптовалюта обменивалась через неустановленный интернет-обменник на рубли, которые переводились на различные банковские карты.

Надеемся, вы не только оценили способность уральских детективов устанавливать детали грандиозных преступных схем, но и уловили еще один важный нюанс. Как указано в обвинительном заключении, разжился «неустановленными» техническими средствами с выходом в Интернет (проще говоря — компьютером и смартфоном с установленными на них браузером «Тор» и мессенджером «Джаббер») «неустановленный» организатор в декабре 2017 года. А нашел при помощи этих самых технических средств «неустановленного» оператора — в октябре того же года. Не иначе как создатель наркосиндиката обзавелся еще и машиной времени. К сожалению, тоже неустановленной.

«Папа, я здесь сдохну»

В обвинительном заключении молодой человек предстает настоящим монстром. Правда, следствие почему-то не обстреливает его позицию градом сокрушительных фактов и улик, а обходится общими фразами. В целом главный в уголовном деле документ выглядит как «рыба»: вместо Лебедева можно подставить совершенно любую фамилию.

Вот, к примеру, как описывается преступная деятельность бывшего военного:

«Лебедев И.С., стремясь быстро и противоправно обогатиться, дал неустановленному организатору свое согласие на участие в противоправной деятельности организованной группы, осознавая при этом свое членство в ней, а также характер и общественную опасность своих действий… Полученные от оператора указания организатора группы Кондратьев И.А. доводил до Лебедева И.С. в ходе телефонных переговоров или при личных встречах, который, в свою очередь, полностью доверяя соучастнику и, осознавая свою причастность к организованной преступной группе, осуществлял их неукоснительное исполнение».

Здесь два ключевых вопроса. Первый: как именно и когда Лебедев дал согласие на участие в наркоторговле, если нет ни переписки в мессенджерах, ни показаний самого оператора и тем более организатора? Второй — где протоколы прослушки телефонных переговоров и результаты наружного наблюдения за встречами Лебедева и Кондратьева в те моменты, где они якобы обменивались информацией о предстоящих закладках?

Далее следствие само дает ответ на то, каким образом с руководством наркокартеля общался Иван Кондратьев. Но все так же не дает ответа на этот вопрос в отношении Иоанна Лебедева:

«Руководитель организованной группы, используя технические средства связи и в программе персональной связи «Jabber»(Джаббер) в сети Интернет, используя аккаунт «G», сообщал неустановленному оператору, использующему аккаунт «John Konnor» (Джон Коннор), адреса мест нахождения, приобретенных им оптовых партий наркотических средств, поручая организовать их передачу Кондратьеву И.А., использующему аккаунт «Kondor78» (Кондор78), и Лебедеву И.С., с целью их дальнейшего совместного незаконного сбыта через интернет-магазин … (мы принципиально не публикуем название незаконной торговой площадки. — Прим. авт.)».

То есть детективы установили, какой псевдоним был в Сети у Кондратьева. Но не установили, был ли он вообще у Лебедева.

Более того, следствие уверено, что Иоанн и Иван тесно общались весь январь 2018 года. Однако, как говорит Сергей Сашин, этого быть не могло в принципе:

— В начале января 2018 года мой сын попал в 15-ю городскую больницу Санкт-Петербурга с сильнейшим обострением генетического заболевания и пролежал там до 23 января. В больнице нет компьютеров с Интернетом, и сын попал туда по «скорой», у него даже сотового телефона все это время с собой не было, — объяснил Сашин.

Без каких-либо данных объективного контроля (прослушка, слежка, ставшие популярными после громкого дела полковника Захарченко протоколы GPRS-сессий и биллинги с привязкой к базовым станциям сотового оператора) обвинители делают вывод о конкретной роли Иоанна Лебедева: он якобы возил Кондратьева к местам закладок и проводил «непрерывные контрольно-проверочные мероприятия». Проще говоря, «стоял на шухере», пока приятель зарывал очередной «клад».

В Верх-Исетском районном суде Екатеринбурга, который рассматривал уголовное дело, были допрошены около двадцати свидетелей. Все допрошенные — оперативники и понятые, которые присутствовали на обыске машины Иоанна Лебедева. Вот показания одного из понятых на суде:

—Как происходило само изъятие? — вопрос адвоката Рафаэла Арутюняна в защиту Лебедева.

— Оперативник стоял у машины, говорил: «Вот тут нашли это и это», и мы подходили поближе, — ответ понятого.

Обыск по принципу «вот тут нашли» — это широчайшее поле для фальсификации улик, объясняют адвокаты. Обыск должен проходить так, чтобы понятые видели, как в режиме реального времени сыщики начинают искать, какие предметы откуда достаются, где они были спрятаны. Но проще же искать там, где светлее…

Еще один понятой в суде рассказал, что он видел уже после задержания фигурантов дела. При нем у Кондратьева оперативники нашли много интересного:

— У одного были телефоны и вещества, таблетки, что ли. У второго задержанного был изъят телефон, в нем ничего не было.

По неизвестной причине были отвергнуты слова Ивана Кондратьева о том, что признательные показания он давал, не отдавая отчета своим действиям из-за ломки. Не была проведена и психиатрическая экспертиза подсудимого. Как пояснили адвокаты, эта процедура необходима, чтобы суд понимал, можно ли вообще доверять показаниям обвиняемого-наркомана. Сторона защиты представляла свои заключения, сделанные в нескольких медицинских учреждениях. Самое солидное — из Центра им. Сербского. В нем сказано, что без экспертизы в таких делах никуда.

Судья Верх-Исетского суда Екатеринбурга Николай Коблов решил, что доказательств в деле и так хватит на двоих. Иван Кондратьев по приговору получил 12 лет строгого режима. Иоанн Лебедев — 11 лет.

В четверг, 20 июня, состоялся пересмотр дела в апелляции.

— Приговор оставили в силе, убрали только преступное сообщество, но оставили предварительный сговор, — рассказал Сергей Сашин сразу после окончания судебного заседания. — Но главное — прокурор поставила под сомнение состояние наркотического опьянения Кондратьева. Суд с ней согласился и признал его показания допустимым доказательством.

По мнению адвоката Лебедева, признав несостоятельными доводы следствия о том, что в деле замешана некая преступная группировка, суд фактически развалил ключевые опорные точки всего обвинения. Раз нет наркосиндиката — значит, нет и «неустановленных» организатора, оператора, расчетов между ними в биткоинах…

Апелляционный суд снизил срок наказания Иоанну Лебедеву на три месяца. Сидеть ему теперь не 11 лет, а 10 лет и 9 месяцев.

Родные и адвокаты Иоанна Лебедева на каждом заседании пытались убедить суд, что без медицинской помощи в условиях СИЗО парень будет в прямом смысле медленно умирать. Единственный способ остаться в живых — сложная полостная операция, при которой часть кишечника урезается и на долгое время выводится наружу. Такому пациенту для успешной реабилитации нужны полная стерильность и регулярная обработка раны. Вопрос об операции остается открытым.

— Мой сын в СИЗО месяц не получал необходимые ему желудочные лекарства! — негодует Сашин. — Он мне в итоге сказал просто: «Папа, я здесь сдохну».

Читайте материал: "Дело Голунова": отстранён главный борец с наркотиками ЗАО Москвы"