Обвиняемые в теракте в метро Петербурга отказались признавать вину

Полиция схватила всех жильцов квартиры, в которой нашли улику

10.07.2019 в 20:50, просмотров: 5264

В здании Ленинградского военного суда продолжилось слушание дела о теракте в петербургском метро 3 апреля 2017 года. Впервые в зале суда допросили подсудимых. Первые выступившие отказались признавать свою вину.

Обвиняемые в теракте в метро Петербурга отказались признавать вину
Сайфулло Хакимов. Фото: zona.media

Сначала вопросы задавали Ахману Эргашеву, который уверен, что его оговорили. По словам мужчины, дома у него семья и трое детей, а в Петербург он приехал 20 марта 2017 года на заработки. Поселился Эргашев в квартире на Товарищеском проспекте, за жилье платил 4 тысячи рублей. Работал он со своим родственником Хакимовым — ремонтировал банк, занимался малярными работами и шпаклевкой.

5 апреля 2017 года Эргашев пришел с работы очень поздно, в час-два ночи. Кто-то в квартире сказал, что пропал брат Ибрагима Эрматова, но как и при каких обстоятельствах — неизвестно. «А чуть позже, рано утром, сотрудники полиции выломали дверь, заломили мне руки за спину, положили нас лицом на пол».

По словам Эргашева, в кладовку, где якобы был найден вещдок (самодельное взрывное устройство из огнетушителя со срезанным верхом), он «никогда не заглядывал и не видел» предмет, который позднее нашли оперативники. «До моего ареста я никогда не совершал намаз, совершать намаз я начал после моего ареста. Я не религиозный человек», — подчеркнул Эргашев.

— На вашей одежде нашли след гексогена, как вы можете это объяснить?

— После задержания нас привезли в СК, изъяли вещи. Я видел, как у всех вещи упаковали, а мои нет, я спросил следователя, почему вы не упаковали мои вещи, он мне ответил: «Много задаешь вопросов, не твое дело». Я работаю на стройке, я не знаю, что такое гексоген.

— Согласно протоколу выемки, ваши вещи после изъятия были должным образом упакованы и опечатаны в присутствии свидетелей, адвоката, переводчика, есть протокол, подписанный вами. Как вы объясните такое противоречие показаний?

— Я впервые столкнулся с такой ситуацией. После переводчик мне сказал: подписывай, это протокол о том, что у тебя забрали вещи, адвокат тоже сказал подписывать.

Следующим через допрос прошел Сайфулло Хакимов из Киргизии, друг детства Эргашева. Он тоже отрицает вину. Впервые он приехал в Петербург в 2014 году, но не нашел работу и вернулся в Киргизию, позднее снова приехал по приглашению своего знакомого, который обещал помочь с трудоустройством.

«Когда я приехал в квартиру на Товарищеском, мне сказали, что в кладовке (той самой, где позднее правоохранители нашли самодельное взрывное устройство. — Прим. ред.) хранят инструменты. Так как я свои инструменты с собой не носил, то кладовкой не пользовался. Когда мы написали заявление о пропаже Махмудюсуфа Эрматова и к нам пришли сотрудники полиции, я прибрался дома, убрал лишние тапочки, потому что в квартире находилось больше четырех человек, которые были там зарегистрированы, — закинул в кладовку. Меня никто не вербовал и не склонял к совершению терактов», — рассказал Хакимов.