Израиль в обмен на бомбу: вскрылись секреты советско-американской ядерной гонки

«Две параллельные группы – это был излюбленный прием Берии»

17.07.2019 в 13:51, просмотров: 5928

В США в 1945-м году и в СССР в 1949-м, взрывали одну и ту же бомбу, разработка которой была начата еврейскими учеными еще в довоенной Германии. К такому выводу пришел израильский адвокат Алекс Раскин, продолжая искать подтверждение выдвинутой им сенсационной версии о том, что Сталин способствовал созданию государства Израиль, в обмен на секреты атомной бомбы. В беседе с «МК» он поделился ставшей ему известной информацией, проливающей свет на беспрецедентную атомную гонку тех лет, с совершенно другого ракурса.

Израиль в обмен на бомбу: вскрылись секреты советско-американской ядерной гонки

– Берия еще в тридцатых годах начал проявлять интерес к работам в Германии в области атома и ему было понятно, что рано или поздно бомбу нацистскому государству удастся создать, – рассказывает Алекс РАСКИН. – Тогда же в СССР на основе документов, поступавших от немецких ученых, по идеологическим соображениям, сотрудничавших с советским государством, было принято решение создать советскую атомную бомбу.

Спустя несколько лет, уже во время войны, в 1941 году, в Казани Берия создал две группы ученых: первая должна была заниматься созданием собственной атомной бомбы, а вторая тем же самым, но на основании поступавших из Европы материалов.

В первую группу входили Яков Борисович Зельдович, Юлий Борисович Харитон, Николай Николаевич Семёнов и другие, во вторую группу вместе с другими вошли Вениамин Григорьевич Левич, Наум Натанович Мейман. Консультантом этой группы был Александр Наумович Фрумкин.

Но к этому времени информация из Европы перестала поступать, так как источники, ученые-евреи, спасаясь от геноцида, оставили Германию.

Поэтому вторая группа переключилась на решение аналогичных стратегически важных задач в области создания нового оружия. В частности, перед Сталинградской битвой Ставка поставила перед ними задачу спрогнозировать – применят ли немцы химическое оружие.

К концу войны первая группа передислоцировалась в Саров, а вторая вернулась в Москву.

В 1946 году по рекомендации Абрама Исааковича Алиханова произошла встреча Левича с Берией на которой Левичу было объявлено о его назначении руководителем группы по созданию параллельной атомный бомбы, на основе документов, поступавших от Манхэттенской группы и английского центра в Канаде.

На тот момент Левичу было только двадцать девять лет, и он был самым молодым доктором наук в Советском Союзе.

Создание двух параллельных групп – это был излюбленный прием Берии.

Он любил повторять: "Одна группа –это пятьдесят процентов, а две группы — это уже сто процентов".

Научным консультантом обеих групп являлся Лев Давидович Ландау, а научным руководителем проекта - Игорь Васильевич Курчатов.

Возглавлял обе группы начальник Первого главного управления Борис Львович Ванников. Проект лично курировал Берия.

Информация, переданная из США советской разведке, поступала непосредственно к Левичу, определявшего, что необходимо передать группе Зельдовича.

После того как его выбор визировал Курчатов и Ванников, они втроем шли с докладом к Берии, который всегда повторял, что хочет сам посмотреть всем в глаза.

И только после одобрения Берии информация попадала в параллельную группу.

Надо заметить, Берия имея строительное образование прекрасно ориентировался в теме.

"Американская" атомная бомба, создавалась группой Левича в лаборатории находящейся на одном из подземных этажей Лубянки.

Испытания именно этой бомбы были проведены в 1949 году в качестве первой советской атомной бомбы.

Оригинальная советская атомная бомба была создана группой Зельдовича –Харитона примерно в тоже время. Тем не менее Берия решил не рисковать и начать испытания именно с «американской» бомбы, т. к. считал, что эта бомба уже зарекомендовала себя в Японии.

Понятно, что необходимая информация по бомбе была получена Берией еще до 1946 года, но он выжидал, так как хотел посмотреть на практике к чему приведет ее применение.

Надо заметить, бомба Зельдовича-Харитона превосходила американскую копию и в последствии именно она попала на вооружение.

После испытания «американской» бомбы Левич оставил атомную тему и начал преподавать в Московском педагогическом институте. С 1952 года Левич был приглашен Фрумкиным в институт электрохимии. В 1962 году была организована поездка Левича в США с целью прочитать цикл лекции в различных университетах. Во время этой поездки произошла встреча Левича с Оппенгеймером и Теллером. В Америке Левича, в качестве неустанного ока, сопровождала парторг института по имени Надежда Александровна.

Перед встречей с Оппенгеймером одна из организаторов этой встречи представившаяся сотрудницей Американской национальной академии, предложила парторгу показать, где можно купить хорошее нижнее белье. Последняя, услышав о такой возможности, не смогла устоять от соблазна. В момент ее отсутствия и произошла встреча между Левичем и Опенгемером.

Вполне возможно, что "сговорчивость" Надежды Александровны была запланирована заранее, с целью создать у Левича ощущение отсутствия контроля, а на самом деле эта встреча контролировалась каким-то иным путём.

Во время встречи Левич спросил Оппенгеймера, что подтолкнуло некоторых членов Манхэттенской группы помогать Советскому Союзу в создание атомной бомбы? Оппенгеймер ответил, что это была месть Рузвельту, который отказался бомбить газовые камеры нацистов.

Может возникнуть вопрос, как ответ Оппенгеймера Левичу вяжется с версией о том, что Сталин получил секреты атомного оружия в ответ на обещание создать Израиль? Не вижу никакого противоречия. Прагматик Берия всегда славился умением организовать изощренные многоходовые комбинации… Перед поездкой Михоэлса в Америку Берия провел с ним многочасовую беседу. Михоэлс встречался с международными лидерами еврейского движения и у тех были свои рычаги влияния на еврейских ученых успевших скрыться из Германии и Европы, которые и составляли костяк Манхэттенского проекта.

Кроме того, я уверен, что атомной разведкой занималось несколько не связанных между собой групп и каждая со своими источниками информации.

В 1972 году Веньямин Левич подал Келдышу просьбу о выезде в Израиль. В ответ он был уволен из института, арестовали его сына и подвергли прочим гонениям. В 1978 под давлением международной общественности Левичу разрешили выезд из СССР. Левич начинает одновременно работать и в Тель-Авивском, и в Нью-Йоркском университете на Эйнштейновской кафедре.

Дальше начинается, а вернее продолжается вторая часть детективная история.

После того как Левич был изгнан из института Фрумкина его место занял талантливый ученый Реваз Догонадзе, который 1985 году в возрасте пятидесяти четырех лет умер при очень странных обстоятельствах.

В восемьдесят шестом году Левич начинает наговаривать свои воспоминания на магнитную пленку. Вскоре она была украдена одним из работников который, видимо, был внедрен в его окружение. В конце 1986 года Левич начинает писать мемуары. Но в январе 1987 года в возрасте семидесяти лет неожиданно умирает. Официальная причина смерти - сердечный приступ. При осмотре дома умершего, записи не обнаружились. Они исчезли. Кому было выгодно не допустить публикации мемуаров? Всем. Как советской, так и американской стороне.

Советский Союз приложил много усилий что бы дискредитировать Левича перед израильским научным миром, видимо с целью не допустить его к научной деятельности. Хотя допускаю, что это могли сделать, и американцы с целью «выкурить» Левича в Америку. А могли и те, и те, и другие. Ни США, ни СССР не было выгодно чтобы американо-советские секреты атомной бомбы попали в Израиль. Не исключаю, что между СССР и США было заключено соглашение, по условиям которого Левича выпускают в Израиль, но при этом в Израиле его быть не должно.

Кстати в 1992 году известный американский физик Рудольф Маркус получил Нобелевскую премию за решение проблемы, которая уже была решена ранее Левичем и Догонадзе. В начале шестидесятых годов Маркус приезжал в СССР для встречи и консультации с Левичем.

Как ни странно, источников, подтверждающих создание Левичем "американской" атомной бомбы практически нет. Я думаю, дело здесь не в секретности, а в том, что видимо, когда Хрущев на скорую руку расстрелял Берию то не только позаимствовал у того идею оттепели, но и по каким-то соображениям уничтожил архивы.

Может быть, атомная деятельность Левича была вычищена из архивов и в связи с его отъездом в Израиль. Но тем не менее все архивы не "подчистишь."

С 1998 по 2010 год Министерство атомной энергетики выпустило трехтомник, состоящий из 12 книг "Атомный проект СССР", состоящий из рассекреченных документов, относящихся к периоду созданию советской атомной бомбы. В ней очень скупо содержатся документы, относящиеся к атомной деятельности Левича. В томе 2, книга 4, на стр. 420 и 430 опубликованы письма Берии и Судоплатова о допуске Левича, Зельдовича и Франк Каменецкого к материалам лаборатории № 2 (Курчатовская команда).

И наконец, самое серьезные доказательство всему вышесказанному — это документ, находящийся на странице 228, второго тома, шестой книги от 17.07.1946 года. Речь идет о тексте доклада Ландау с резолюцией Левича: "Правильно"

На странице 523, второго тома, второй книги опубликовано письмо Ванникова Махневу (отвечавшего за секретность проекта) о том, что Левич рассмотрел верстку статьи Ландау "Атомная энергия" и предложил из нее убрать информацию, не содержащуюся в официальных американских источниках.

Из двух документов следует однозначный вывод: у Левича было право рецензировать Ландау и у Левича был доступ к разведывательным данным, поступавшим из Америки.

Кроме того, на странице 622 второго тома, третей книги имеется рецензия Левича на книгу профессора Френкеля по атомной бомбе. Опять-таки Левич советует убрать из книги информацию, не содержащуюся в открытых американских источниках и, кроме этого, рассматривает научную часть книги по существу. Какие еще нужны доказательства? Куда уж больше!

И последний самый главный источник. Были украдены кассеты с записями воспоминаний Левича, после его странной смерти, из дома пропали записи мемуаров.

Но у его сына - профессора Евгения Левича сохранились полные записи, которые он вел своей рукой со слов отца. И эти записи дают полную картину того, что именно группа Левича параллельно с группой Зельдовича и Харитона создала копию американской атомной бомбы и именно она была испытана как первая советская атомная бомба в 1949 году.