Хитрости национальной рыбалки

Акционеры крупнейшего рыбопромышленного холдинга "Норебо" экономят на налогах?

Больше года в Высоком суде Лондона длится судебный процесс над владельцем холдинга “Норебо” Виталием Орловым. До 2017 года о нем никто не слышал. И вдруг агентство Bloomberg огорошило мир тем, что его состояние превысило $1 млрд и о нем заговорили как о самом богатом российском рыбопромышленнике. Иск против Орлова подал его бывший компаньон Александр Тугушев, по словам которого холдинг создавался совместно, но его обманом лишили трети акций в нем. В ходе судебного разбирательства уже всплыло немало пикантной информации об Орлове и его бизнесе. «МК» стали известны новые интересные детали этого дела.

Акционеры крупнейшего  рыбопромышленного холдинга "Норебо" экономят на налогах?

Занимательный процесс

Как ранее писал «Коммерсант», «Норебо» — крупнейший рыбопромышленный холдинг в России, ежегодно добывает более 400 тыс. тонн минтая, трески и пр. В 2018 году Forbes оценивал выручку группы в 56,1 млрд руб. Как следует из документов английского суда, Александр Тугушев утверждает, что был одним из его основателей вместе с Орловым и Магнусом Ротом. Но в результате заговора последних и Андрея Петрика господин Тугушев утратил свое право на треть группы, отмечается в судебных материалах. Он оценивает общий ущерб в $350 млн и требует его возмещения.

Пока идет процесс, всплыло много чего интересного. Например, в сети обнаружилась петиция с обвинениями в злоупотреблении трансфертным ценообразованием компанией «Карат», входящей в «Норебо», - представитель компании эту информацию, разумеется, опроверг.

Писали и о том, что Орлов, который сейчас отрицает права Тугушева на «Норебо», в 2015 году сам же предлагал ему $60 млн долларов за отказ от претензий на его долю. Тугушев это предложение отверг, - и его можно понять - в 2016 году Магнус Рот продал свою треть кратно дороже (по оценкам экспертов, минимум за $330 млн, - об этом чуть позже, - Авт.).

Еще один интересный момент. Когда Высокий суд Лондона в обеспечение иска заморозил активы Орлова на $350 млн, тот решил оспорить подсудность дела и перевести процесс в Мурманск, где судиться ему удобнее по многим причинам. Для этого Орлов стал отрицать свою связь с королевством, - дескать, он живет и работает в Мурманске, а в Лондон прилетает лишь иногда. Но судьи ему не поверили. Выяснилось, что в Лондоне проживают дети Орлова с его бывшей женой, а также в этом городе у него есть собственная квартира. 6 августа в этом вопросе была поставлена точка: иск Александра Тугушева к Виталию Орлову будет рассмотрен в Лондоне.

Все средства хороши

А вот что еще удалось узнать. Итак, Магнус Рот действительно в 2016 продал 33% холдинга “Норебо” Виталию Орлову. Судя по публикациям в СМИ, произошло это как раз в тот момент, когда конфликт Тугушева и Орлова начал набирать обороты.

По данным “Ведомостей”, акции Рота Орлов выкупил за счет самого холдинга “Норебо”. И это несмотря на то, что тот, в свою очередь, занимал средства у Сбербанка.

А технически это было обставлено так. В одном случае «дочки» «Норебо» покупали у Рота акции головной компании. Это привело к «кольцевому» владению: дочерние предприятия холдинга стали владельцами акций своей же холдинговой компании. Такая схема позволяла Орлову иметь полный контроль над компанией и избавляла его от необходимости платить деньги с личного счета. В другом случае Орлов брал займы у входящих в “Норебо” компаний и покупал у Рота акции, вновь используя средства холдинга.

Для расчета с Ротом Орлов использовал и другой ловкий ход. Как сообщает издание «Версия», «Роту и Орлову принадлежало по 50% акций гонконгской компании All Ahead Investments Limited.Проданные Роту 50% акций All Ahead не были просто переданы ему. В соответствии с условиями СВА [соглашение о выкупе акций], Орлов позволил размыть свою долю до 0.02%, а затем выкупить ее за номинальную стоимость. При этом для целей СВА такая “передача” акций была оценена в $3 млн. Иными словами, Орлов “обменял” 50% акций гонконгской компании на акции холдинга “Норебо”, которые раньше принадлежали Роту. Стоимость обмениваемых активов была определена как $3 млн».

Здесь надо разъяснить. По нашим законам резидент, продавший недвижимость, обязан задекларировать доход от продажи - и не важно, имело ли потом место отчуждение акций или нет. Ведь доход в виде доли в “Норебо Холдинг” Орлов в любом случае получил.

«Орлов получил выгоду, обменяв актив, который он приобрел за несколько лет до этого значительно дешевле, и поэтому должен был заплатить налоги с этой сделки. Тем не менее, в декларации Орлова за 2016 год нет ни малейшего следа этих доходов» - резюмирует «Версия».

Молчание - золото

Как выяснилось, одним из условий соглашения о выкупе акций между Орловым и Ротом является пункт, запрещающий последнему помогать Тугушеву, или участвовать в каких-либо процессах против Орлова на стороне Тугушева.

Получается, Орлов опасается, что Магнус Рот может появиться в Высоком суде Лондона и сообщить, что Тугушев - равноправный партнер в холдинге “Норебо”?

И почему Рот согласился на продажу своих акций? Из $330 млн какую-то часть он получил от продажи акций российских компаний. А значит, у него появлялась обязанность уплатить 30% налога на доходы от этой сделки (точнее, сами входящие в “Норебо” компании как налоговые агенты должны были бы удержать эти налоги).

Но Рот мог бы уплатить налоги и в Швейцарии — между двумя странами есть соглашение об избежании двойного налогообложения.

И, как выяснил «МК», Орлов и Рот с помощью фирмы ЕПАМ запросили у Министерства финансов РФ разъяснения, как Рот должен подтвердить свое налоговое резидентство в Швейцарии. Минфин ответил, что справки об иностранном налоговом резидентстве достаточно, чтобы налоговый агент мог не удерживать 30% от платежей в качестве налогов.

А раз Минфин спросили, надо ли платить налоги, а там ответили - нет, то будет ли кто-то их платить? Но интересно, что в швейцарском кантоне Рота налог на подобные доходы составляет 41%. Так для чего же ему самого себя подставлять под большие расходы?

«Версия» предполагает, что «справка [о налоговом резидентстве Рота] была нужна как прикрытие: во-первых, “Норебо” не стало удерживать с Рота налог, а во-вторых, комплаенс Сбербанка, через который проходили эти огромные платежи, не стал задавать лишних вопросов по поводу налоговых последствий такой сделки.

“Сотрудничество” Сбербанка и “Норебо” не ограничивается выдачей кредитов под сделки. По данным “Версии”, “комплаенс Сбербанка легко закрывает глаза на закупку “Норебо” новых судов по завышенным ценам. По нашей информации, в 2018 году холдинг “Норебо” приобрел два судна, называвшиеся Brimnes и Ilivileq, за 28 и 36 миллионов долларов соответственно. При сравнении с ценами на аналогичные суда выходит, что “Норебо” переплатил как минимум 20%. Причем тут Сбербанк? При том, что эти суда куплены на заемные средства и находятся у него в залоге. Поскольку цены завышены, Сбербанк рискует остаться в сильном убытке, если суда придется продавать, чтобы вернуть кредит”. Удивительно, что эта история до сих пор не привлекла интереса налоговых и правоохранительных органов, - ведь привлекать к ответственности за уклонение от уплаты налогов (ст. 198 УК РФ) и хищение у банков (ст. 159.1 УК РФ) сейчас модно.

Как стать миллиардером

По условиям соглашения о выкупе акций, заключенном между Орловым, Ротом и компаниями “Норебо”, Орлов должен был выплатить Магнусу Роту $51 млн из собственных средств. На банковских счетах человека, входящего в список Форбс, должны бы лежать много большие суммы. Но и здесь Орлов предпочел «взять в долг» у своей же компании (которая, напомним, одолжила эти деньги у Сбербанка). То есть, получается, что для того, чтобы стать владельцем 100% акций холдинга, Виталий Орлов от начала и до конца использовал средства самого же “Норебо”?

И это, оказывается, не единственный пример использования им средств компании в личных целях. Как выяснилось, АО "Норебо Холдинг" платит гражданской жене Орлова ежемесячно некую сумму по договору за некие дизайнерские услуги. Ну а что вы хотели? Жизнь в Лондоне обходится не дешево.

Впрочем, компания, которая теперь полностью принадлежит Орлову и управляется им же, может по его распоряжению переводить средства кому угодно.