Трети российских учителей перестало хватать денег на одежду

Права остались на бумаге

03.10.2019 в 19:29, просмотров: 32921

Знаете ли вы, что по закону родители имеют полное право отдать ребенка в любую школу, а не только в ближайшую? А что школа должна зачесть при аттестации ребенка его внешкольные достижения — скажем, спортивные и музыкальные? А что закон позволяет школьнику, не переходя на надомное обучение, получать образование по индивидуальной программе и заработать аттестат не за 11, а при желании и способностях, допустим, за 8 лет?

Увы, все это (и многое другое), что гарантировано законом участникам образовательного процесса, зачастую остается на бумаге, констатирует первый зампред комитета Госдумы по образованию и науке Любовь Духанина.

Трети российских учителей перестало хватать денег на одежду
Ирина Купченко в фильме «Училка» стала символом измученных преподавателей.

Право на доступное, качественное и притом бесплатное школьное образование гарантирует нам государство. Но это по закону. На деле же 33% школьников, по данным последних опросов, жалуются, что школа не дает им глубоких знаний (для сравнения, в 2017 году это отмечал 31% учащихся), а не менее 50% родителей регулярно сдают деньги на поддержку формально «бесплатных» школ.

Разрешает закон учащимся и выбирать, как именно учиться. Причем речь не только о выборе факультативов, но и о праве учиться по индивидуальному плану: хочешь — перейдя на надомное (семейное) обучение, а хочешь — в стенах родной школы. Можно выбирать и темпы обучения. Но где вы видели государственные школы, где в массовом порядке учат именно так? Нигде!

С правами учителей — вообще жесть. Формально их зарплаты подняли до якобы приемлемого уровня. На деле же последний опрос, по словам Духаниной, свидетельствует: 34% педагогам на еду еще хватает, а вот купить себе одежду им уже не на что (в 2018 году так жили 28% учителей). А вот педнагрузка растет как на дрожжах: на сегодняшний день 10% учителей работают на две и более (!) ставки, а 61% — на полторы и более. Плюс дополнительные обязанности вроде заполнения и электронных, и бумажных журналов (последнее — подстраховка на случай, когда электроника «виснет», что происходит регулярно). Да при таком раскладе удивляться надо не тому, что на недостаток знаний, получаемых в школе, жалуется каждый третий ребенок, а тому, что не все десять из десяти!

— У учителей, помимо обязанности готовиться к урокам, есть и право на это, — напомнил Амет Володарский, «образовательный» омбудсмен при президентском уполномоченном Борисе Титове. — Но из-за страшной перегруженности учитель этого права лишен: нет возможности. Вот он и перекладывает задачу обучения на родителей — за счет домашней работы. А те, вечно занятые на работе, перекладывают ее на репетиторов. И получается, что формально «бесплатная» школа становится мотиватором найма репетиторов под угрозой отчисления ребенка за неуспеваемость!

К слову сказать, многие права школы также остаются чисто номинальными. Ну кто не слыхал сейчас о невиданной самостоятельности наших учебных заведений? На деле же «сфера образования является одной из самых зарегламентированных в нашей стране, — подчеркнул Володарский. — Для выпуска какого-нибудь филолога-китаиста у нас требуется гораздо больше всяческих лицензий, чем для выпуска лекарства, отпускаемого по рецептам!»

Забавно, что, сравнивая перечни прав и обязанностей участников образовательного процесса, замечаешь: первый намного длиннее второго. Вот только реализовать эти права на практике крайне сложно, будь то при выборе школы, программы или сроков обучения; зачета в альма-матер достижений ученика в кружках и секциях или права ребенка на отдых на каникулах. Закон, если кто не знает, определяет каникулы как плановый перерыв при получении образования. А значит, все «задания на каникулы» незаконны, да и во всех прочих мероприятиях, организованных школой в каникулярное время, ребенок может участвовать, только если сам этого хочет. Не вправе школа и не пускать школьника на уроки, если тот одет не в соответствии с требованиями школы к одежде. А на деле?

Разительное несоответствие между продекларированными правами и невозможностью их реализации в образовании напоминает ситуацию со «сталинской» Конституцией СССР 1936 года. Формально это был самый демократический Основной закон своего времени. А что было на деле, хорошо известно из истории и рассказов старожилов.