В Татарстане имама посадили за брак с 13-летней: «Богобоязненный и доброжелательный»

Следственный комитет разбирается в связи школьницы с 28-летним мужчиной

20.11.2019 в 17:34, просмотров: 24706

В Татарстане продолжает набирать обороты скандал, связанный с никахом, религиозным браком, который в апреле 2019 года был заключен между 13-летней жительницей села Лашманка Кабирой (имя изменено) и 28-летним «народным имамом», преподавателем основ ислама и арабского языка в местной мечети Расулом Салиховым.

Мама девочки, Раиля, утверждает, что никах был совершен, чтобы дочь могла оставаться с религиозным наставником наедине, изучать Коран, общаться, в чисто технических целях. Настоящую свадьбу они планировали сыграть, когда девочке исполнится 16 лет.

В Татарстане имама посадили за брак с 13-летней: «Богобоязненный и доброжелательный»
Фото: evening-kazan.ru

Но решение родителей и самих молодых не поддержали ни чиновники, ни сотрудники отдела опеки. Расул Салихов сейчас находится в следственном изоляторе, а мама Кабиры — под подпиской о невыезде. Против них возбуждены уголовные дела.

В прецеденте, произошедшем в Черемшанском районе Республики Татарстан, попытался разобраться наш специальный корреспондент.

Село Лашманка, расположенное в 248 километрах от Казани, совсем небольшое, в нем живет чуть больше тысячи человек. В селе одна школа, дом культуры, мечеть. Селяне зарабатывают тем, что разводят скот и выращивают овощи.

Большинство в Лашманке поддерживает Расула и Кабиру, говорят: «Насилия никто не применял. Они перед Аллахом — муж и жена. Этим все сказано. Сил им и терпения». «Разбили счастье молодых. Расул в СИЗО, девушка плачет. Кому от этого лучше?»

Правда, есть и те, кто возмущается: «Девочке при заключении никаха было только 13. Она до конца не осознавала, что творит. Но у 28-летнего имама должна была быть голова на плечах». И вторят: «Зачем скатываться в средневековье? Закон должен быть один для всех».

Свою версию событий нам изложила мама девочки Раиля Фагимовна.

— У нас религиозная семья. Мы с мужем воспитываем четверых детей, Кабира — старшая, у нее три младших брата. Я являюсь служащей мечети, помогаю там старшим, провожу уборку. В прошлом году мы с дочкой начали заниматься изучением арабского языка. Два раза в неделю посещали курсы в мечети. Кабира также участвовала в выездных лагерях, которыми руководил наш имам Расул Салихов. Они с учащимися выезжали на природу, постигали основы ислама. Я также как могла поддерживала этот лагерь, помогала там на кухне, готовила. В лагере дочка и увидела Расула, влюбилась в него. Это очень доброжелательный, умный, богобоязненный молодой человек. Потом они начали переписываться. Для этого он тоже спросил у меня разрешения. Я дала согласие. Потом имам и дочь уже начали общаться в мечети. У нас считается, что мужчина не должен оставаться наедине с женщиной, если он не является ее ближайшим родственником. Для имама это тем более выглядело бы некрасиво. Для того чтобы они общались, получше узнали друг друга, имам Расул Салихов потребовал провести никах. Он сам пришел просить руки нашей дочери.

— Как совершался никах?

— Нужно, чтобы были соблюдены три условия. Первое — это согласие обеих сторон на бракосочетание. Второе — при этом должны присутствовать не меньше двух свидетелей мужского пола. И третье условие, хотя оно и не является строго обязательным, касается свадебного подарка — уплата махра. Информация, что именно преподнес жених, не разглашается. Все это было выполнено.

— Кто прочитал никах?

— Сам Расул. Хотя по документам он настоящим имамом не являлся. Но соответствующее заявление уже было написано и лежало на столе в Духовном управлении мусульман Республики Татарстан. Его должны были подписать в июле в этом году. Но из-за произошедшего этого не случилось. Имам Расул имел право прочитать никах, я прочитала немало книг и нашла этому подтверждение. Мы понимали это как обручение. Они просто стали женихом и невестой. О проведенном никахе мы не распространялись, информация была закрытой. Планировали, когда дочери исполнится 16 лет, торжественно объявить об их свадьбе.

— Как Кабира себя чувствует сейчас?

— Допросы были проведены под давлением. Это все очень тяжело психологически для всех нас. Мы люди религиозные, стараемся держаться. Дочка посещает школу, хорошо учится, она ударница.

— В каком она классе?

— В восьмом. Кабира большое внимание уделяет английскому языку. Хочет окончить школу и поступить в институт, на факультет иностранных языков. Также ей хорошо дается арабский язык. В ее планах получить высшее образование.

— Медицинская экспертиза была проведена?

— Да, дочь в тот же день, когда началась проверка, и на следующий день все медицинские экспертизы прошла. Ничего, что указывало бы, что Кабира была близка с Расулом, не было обнаружено. Все у нее нормально. Близости между ними не было.

— Почему в таком случае Расул Салихов признался в половых контактах с вашей дочерью?

— На него, как и на нас, было оказано давление. Из МВД Казани дополнительно приехали сотрудники центра «Э». Убедили Расула подписать ложные документы. Сказали, что он может рассчитывать на условный срок. Он деревенский юноша, в юридических нюансах ничего не понимает, терминов юридических на русском не знает. Следователи, на наш взгляд, воспользовались его неграмотностью. Он сам не знает, какие показания подписал.

Против «шариатского мужа» Расула Салихова возбудили уголовное дело по статье 134 УК РФ «Половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста». И поместили под домашний арест.

Адвокат Руслан Нагиев, представляющий интересы Кабиры, в свою очередь, обращает внимание, что эту связь еще надо доказать. И доказывать это надо законными, допустимыми методами, а не путем давления.

— Меня как адвоката несовершеннолетней Кабиры прежде всего беспокоит соблюдение ее прав и соблюдение прав других участников дела в ходе производства следственных действий, — говорит Руслан Нагиев. — Девочка говорит, что ее забрали в отдел полиции. А надо понимать, что это село, а не город, где дети более уверенно себя чувствуют. И, как говорит Кабира, их с мамой не выпускали до тех пор, пока они не подпишут документы. А ведь они не были ни обвиняемыми, ни подозреваемыми.

Кабира, ее мама и сам «народный имам» изначально, когда дело находилось на стадии предварительного расследования, дали признательные показания. В деле фигурировало порядка двадцати эпизодов, которые позволили следователям заподозрить Расула Салихова в сексуальных контактах с несовершеннолетней.

При повторном допросе все трое отказались от своих показаний, сославшись на то, что они были сделаны под давлением.

Мама девочки, Раиля Асылгараева, поехала в Казань и обратились с жалобой в республиканскую прокуратуру. После этого в отношении нее возбудили уголовное дело. Она стала подозреваемой в совершении преступлений, предусмотренных статьей 156 и частью 5 статьи 35. Ей было предъявлено обвинение в ненадлежащем исполнении родительских обязанностей, в жестоком обращении с ребенком, а также в пособничестве по части 3 статьи 134 УК РФ — половое сношение с лицом, не достигшим 16 лет.

— Мать девочки задержали, она двое суток провела в изоляторе временного содержания (ИВС). Следователь Лениногорского межрайонного следственного отдела СУ СКР по Республике Татарстан просил отправить ее в СИЗО, но Черемшанский районный суд проявил гуманность. Отпустил Раилю под подписку о невыезде, — говорит Руслан Нагиев. — Также ее привлекли к административной ответственности, выписали штраф. Как адвокат, я понимаю, что это еще и первый шаг к лишению родительских прав. В то время как об их семье в селе слова плохого никто не скажет.

Расулу Салихову после отказа от первоначальных показаний ужесточили меру пресечения, «народного имама» поместили в следственный изолятор.

— Материалами дело доказано, что девочка не жила в доме у этого парня, не убежала с ним, а осталась в отчем доме, с родителями, — говорит адвокат Руслан Нагиев. — Никто насильно Кабиру замуж не выдавал. Я разговаривал с ее отцом. Его позиция была такая: пока дочь школу не окончит, ни о какой близости и речи быть не может. Он дал согласие на религиозный брак, никах, только на этих условиях. У меня тоже есть дети, скажу сразу, я бы свою дочь так рано замуж не выдал. И сам бы никогда не женился на столь юной девочке. Я согласен, что они поспешили, но они не заслужили, чтобы их сажали в тюрьму. Прошла медицинская экспертиза, и не одна. В этом деле нужно досконально разбираться. Я считаю, что мать девочки однозначно должна быть освобождена от уголовной ответственности.

В свою очередь, мы связались с Духовным управлением мусульман Республики Татарстан. На наши вопросы согласился ответить первый заместитель муфтия РТ Рустам хазрат Валиуллин.

— Действительно ли Расул Салихов был имамом на момент прочтения никаха, в апреле 2019 года?

— Информация не соответствует действительности. Шахадатнамэ — свидетельство о праве на ведение религиозной деятельности — муфтиятом ему не выдавался. Расул Салихов посещал мечеть в качестве прихожанина и как член махалли принимал участие в деятельности сельской мечети.

— Как Духовное управление мусульман Республики Татарстан относится к этой ситуации — проведению никаха в таком возрасте? Ведь родители девочки говорят, что по шариату проводить обряд никаха можно и в этом возрасте, если получено согласие родителей.

— Мы выражаем обеспокоенность тем, что подобные случаи наносят вред авторитету ислама и образу мусульманской уммы в глазах широкой общественности, поскольку практика ранних браков, хоть и существовала во многих других культурах, изжила себя в нынешних реалиях.

Считаем также, что в данном случае в первую очередь должны учитываться права и интересы девочки, и надеемся, что при любом исходе дела ситуация примет наилучшую для нее форму. Пусть Аллах убережет ее от злых языков и людей и даст ей терпение выдержать это испытание. Во-вторых, обращаем внимание, что недопустимо делать преждевременные выводы о виновности или невиновности подозреваемого до вынесения решения суда.

Муфтиятом данная ситуация была тщательно изучена. Я встретился с родителями девочки. В беседе с ними подчеркнул недопустимость интимных отношений между их несовершеннолетней дочерью и подозреваемым.

— Будет ли Духовное управление мусульман РТ предпринимать какие-либо действия в связи с этой ситуацией, в частности, пропишет ли какие-то внутренние правила для имамов, чтобы впредь не допустить подобной ситуации?

— Чтобы наши единоверцы не попадали в подобные ситуации и чтобы оградить их от необдуманных поступков, в качестве превентивных мер в Духовном управлении мусульман РТ действует Положение о проведении богослужений и религиозных обрядов имам-хатыбами (Нигезлэмэ). Документ официально утвержден всеми членами Совета улемов ДУМ РТ, всеми казыями и имамами-мухтасибами Татарстана и разработан в соответствии с Ханафитским мазхабом и Матуридитской акыдой, а также с учетом российского законодательства. В Нигезлэмэ, в частности, обозначен возраст для совершения никаха — официальный аттестованный в ДУМ РТ имам вправе проводить обряд мусульманского бракосочетания только для лиц, достигших совершеннолетия.

Таким образом, среди татарстанских имамов, которые с 2013 года по инициативе муфтия РТ Камиля хазрата Самигуллина для получения Шахадатнамэ проходят регулярное обучение, повышение квалификации и очную аттестацию, подобная некомпетентность, допущенная в рассматриваемом случае, исключена.

Читайте также: Душераздирающее признание матери, у которой отняли 8 детей: «Грозят уголовным делом»