Экс-глава столичного следствия Дрыманов ищет алиби в Кремле

«Я был в Администрации президента», — заявил он, комментируя данные телефонных переговоров

11.12.2019 в 15:13, просмотров: 3942

Связь высокопоставленных сотрудников Следственного комитета и решальщиков от вора в законе Шакро Молодого попыталась доказать в среду, 11 декабря, в Мосгорсуде сторона обвинения с помощью биллинга телефонных соединений экс-начальника ГСУ СКР по Москве Александра Дрыманова, его подчиненных, а также самого Захария Калашова. Пожалуй, самым любопытным для следствия стали телефонные соединения в день передачи взятки, которая состоялась 28 апреля 2016 года. Они показали, что фигуранты дела в этот день активно общались между собой, а также с решальщиками, которые в свою очередь звонили криминальному авторитету и даже встречались с ним в гостинице «Украина».

Экс-глава столичного следствия Дрыманов ищет алиби в Кремле

Перед тем как приступить к изучению телефонных соединений, прокурор заявил, что их осмотр ранее проходил с участием Дениса Никандрова. Напомним, что он заключил сделку со следствием и дал показания на своего руководителя Александра Дрыманова.

При оглашении материалов (прокуроров особенно интересовал промежуток времени с марта по май 2016 года) неоднократно звучали фамилии не только Александра Дрыманова, Михаила Максименко, Алексея Крамаренко, но и двух посредников Нурдина Тугуза и Дмитрия Смычковского, которые действовали в интересах Шакро Молодого.

В марте Максименко сообщил Никандрову о том, что бизнесмен Смычковский, неоднократно бывавший в здании ГСУ СК по городу Москве, заинтересован в освобождении подручного Шакро Молодого Андрея Кочуйкова и Эдуарда Романова.

И именно в конце марта была зафиксирована активность в общении между фигурантами дела и решальщиком Смычковским.

Так, 31 марта, судя по детализации телефонных соединений, Смычковский приезжал в СУ по ЦАО, где в тот момент на рабочем месте находился начальник управления Алексей Крамаренко. Бизнесмен позвонил Крамаренко, звонок длился 18 секунд. Не исключено, что Смычковский попросил Крамаренко встретить его у входа — как уже известно, Крамаренко мог провести в здание едва ли не любого посетителя под свою ответственность.

Кроме того, в тот же день у Смычковского, похоже, была еще одна важная встреча:

— Исходя из анализа данных, следует, что после посещения Крамаренко 31 марта 2016 года здания СУ по ЦАО, господин Смычковский в период с 12.50 по 13.38 встретился возле ГУМа с Дрымановым, — сказал прокурор, добавив, что в 13.53 генерал прибыл на свое рабочее место, куда к 17.00 прибыл и Крамаренко.

Самым же важным для следствия стало 28 апреля 2016 года — по версии следствия, именно в этот день произошла передача денег от Максименко Дрыманову в «Президент-отеле» на Большой Якиманке.

И, кстати, судя по телефонным соединениям, незадолго до этого бизнесмен Смычковский неоднократно разговаривал с Шакро Молодым, что никак не вяжется с его заявлением о том, что предприниматель не общался с вором в законе.

Согласно оглашенным материалам, 28 апреля после обеда начальник московского следствия поехал на встречу к Максименко в «Президент-отель», чтобы, как утверждает сам обвиняемый, передать документы, связанные с премированием отца «безопасника».

При этом в районе трех часов дня, незадолго до встречи Дрыманова и Максименко в «Президент-отеле», вышка зафиксировала телефонные соединения Смычковского и Тугуза у Следственного комитета.

После успешной передачи денег, друзья Тугуз и Смычковский поехали в гостиницу «Украина», где встретились с Захарием Калашовым. Ближе к 21 часу троица переместилась в отель «Барвиха». Их телефоны подключались к базовым станциям неподалеку от респектабельного места.

Тем временем Дрыманов после получения взятки приехал на свое рабочее время и около 19.30 передал часть денег своему заместителю Никандрову.

После оглашения материалов Дрыманов захотел высказаться. Генерал лишь подчеркнул, что не встречался в полдень 31 марта со Смычковским у ГУМа.

— Я был в Администрации президента, — заявил обвиняемый.