Новый законопроект о сжигании мусора вызвал негативную реакцию

"Это горькая таблетка, но надо ее принять"

17.12.2019 в 19:40, просмотров: 15293

С 1 января 2020 года сжигание мусора будет считаться его утилизацией, наряду с вторичной переработкой. Вызвавший негативную реакцию экологов законопроект Госдума приняла во втором, решающем чтении. Министр природных ресурсов Дмитрий Кобылкин заявил, что «это горькая таблетка, но ее надо принять».

Новый законопроект о сжигании мусора вызвал негативную реакцию
Фото: sweden.se

Документ, за который проголосовала нижняя палата парламента, был принят в первом чтении почти год назад и первоначально вообще-то касался регулирования вопросов, связанных с платой за негативное воздействие на окружающую среду. Но за несколько дней до второго чтения появились одобренные профильным комитетом поправки, подписанные сенатором Алексеем Майоровым, и были эти поправки совсем не про то. Как пояснил с трибуны глава думского Комитета по экологии и охране окружающей среды Владимир Бурматов («ЕР»), г-н Майоров работал «в творческом тандеме» с правительством, для которого «это не первый подход к снаряду». То есть поправки были написаны в правительстве, а потом долго обсуждались в разных кабинетах, и кремлевских в том числе.

Сжигание мусора с сопутствующей выработкой энергии предлагается приравнять к утилизации отходов, то есть и к их вторичной переработке в том числе, чего раньше не было. «Адептов сжигания в «Единой России» нет», — сообщил ранее журналистам г-н Бурматов, и только три другие новеллы, по его словам, позволили фракции за все это проголосовать. Во-первых, запрещается сжигать мусор, из которого можно извлечь «полезные фракции» (пластик, бумагу, органику). Во-вторых, мусоросжигательные заводы должны обязательно проходить экологическую экспертизу. В Европе, объяснял г-н Бурматов, сжигается до 80% отходов, в Японии 70%, заводы стоят иногда в 200 метрах от жилых домов, и граждане не беспокоятся, «потому что уверены в безопасности технологий»… Но в России беспокоятся, потому что не верят государству и его экспертизам.

И в-третьих, экологический сбор (его уплачивают компании-производители или импортеры продукции, которая после использования подлежит утилизации) становится целевым: он будет направляться только на утилизацию.

Значит, на эти деньги теперь смогут претендовать и строители мусоросжигательных заводов.

Во время «первого подхода к снаряду», убеждал на пленарном заседании г-н Бурматов, все было еще хуже: предлагалось просто приравнять сжигание к утилизации, безо всяких условий.

Коммунисты никакого интереса к обсуждению этой темы не проявили: более того, Николай Коломейцев (КПРФ) предложил не рассказывать так подробно про концепцию, потому что это предмет первого чтения, а тут уже второе.

Валерий Гартунг («СР») заявил, что в первом чтении ничего про мусоросжигание не говорилось и в итоге принимается «совсем другой закон», который не проходил через подробное обсуждение по полной процедуре с участием экспертов и представителей правительства, что запрещено думским регламентом. Но г-н Бурматов в ответ сказал, что Комитет по экологии «прицепные вагоны», нарушающие концепцию, не практикует. А обсуждение, по его словам, прошло накануне, когда на заседании комитета с участием экспертов два с лишним часа глава Минприроды Дмитрий Кобылкин отвечал на вопросы.

Кирилл Черкасов (ЛДПР) участвовал в этом обсуждении, и оно его не убедило. «Прицепные вагончики», то есть поправки к законопроекту, на его взгляд, «плохо пахнут, они для другой колеи и никакого отношения к экологии и охране окружающей среды не имеют».

Министр природных ресурсов, которого накануне Совет Думы решил пригласить на пленарное заседание, заявил: дело не терпит отлагательства, потому что сейчас формируется единая федеральная схема обращения с отходами, и сжигание мусора — ее «неотъемлемая часть». Потому, мол, и решено не вносить отдельный законопроект и не обсуждать его по полной процедуре, потому что эта схема «очень важна, и если ее не создать, то правительство не сможет финансировать создание новой инфраструктуры в сфере обращения с отходами и завалит реформу». (Стоит заметить, что юридическое оформление неоднозначных и непопулярных решений поправками к законопроектам не на ту или не совсем на ту тему, причем в самом конце сессии, широко и давно практикуется правительством.)

Беспокойство населения «понятно», ему самому «история с мусоросжиганием не нравится», и вообще «многое не нравится», «это горькая таблетка», но с теми ограничениями, которые предусмотрены, «по крайней мере» не все будет захораниваться, сказал г-н Кобылкин. И «это безопаснее, чем пожар на полигоне ТБО (твердых бытовых отходов. — «МК») и чем дышать потом этими газами».

Депутаты приняли «горькую таблетку».

Третье чтение законопроекта намечено на 18 декабря.