Культ личности осудили уже через пять дней после смерти Сталина

Это сделал один из советских лидеров Георгий Маленков

24.12.2019 в 20:37, просмотров: 14687

Благодаря специалистам Росархива состоялся новый сеанс публичного «стирания белых пятен с истории». В выставочном зале федеральных архивов открылась очередная историко-документальная выставка из цикла «Лидеры советской эпохи». Название очень лаконичное: «Маленков». Экспонаты рассказывают много интересного и доселе неизвестного широкой публике об этом человеке – одном из видных руководителей СССР в 1930 – 1950-е годы.

Культ личности осудили уже через пять дней после смерти Сталина

Георгий Максимилианович Маленков прожил долгую жизнь. Был период, когда он входил в ближний круг сталинских сподвижников. А после смерти «отца народов» занимал важнейшие посты в руководстве страной и партией. Однако потом последовал обрыв, крах карьеры. И с 1957 года Георгия Маленкова, обвиненного в антипартийной деятельности, его вчерашние соратники во главе с Хрущевым ушли в тень. Эта ссылка, пребывание и забвении длились три десятилетия, фактически до последних его дней.

Нынешняя выставка уникальна. Она выводит историческую фигуру Г. Маленкова из тени. На основе архивных документов впервые представлена жизнь и деятельность Георгия Максимилиановича на фоне событий эпохи.

В залах представлено около 300 документов и 28 музейных предметов из российских государственных и ведомственных архивов и музеев. Вот эти последние, по словам организаторов нынешней выставки, дались им с большим трудом. Оказывается, в отличие от многих других своих соратников по партии, занимавших высокие посты, Георгий Маленков даже в период расцвета карьеры оказался очень мало «музеефицирован». В итоге найти мемориальные вещи и предметы для нынешней экспозиции удалось лишь в семейном собрании Маленковых и на его малой родине – в фондах Оренбургского губернаторского историко-краеведческого музея. Оттуда в выставочный зал федеральных архивов на время переехали некоторые предметы гардероба Г. Маленкова и его жены, портфель для рабочих документов, предметы быта...

В числе неожиданных проблем устроителей выставки поджидала настоящая засада с маленковскими портретами. Оказалось, что художники редко изображали этого советского вождя – по его собственному желанию или по иным причинам... Как бы то ни было, но для только что открывшейся экспозиции нашлось буквально три живописных произведения, на которых увековечен образ Г. М. Маленкова. Одно из них – вышитый портрет, созданный в 1950-е мастером А. Ахновой, а другое... О, это шикарный образчик монументальной живописи сталинских времен. Картина знаменитого «придворного» художника Д. Налбандяна «В Кремлевском дворце» (1947 г.) На огромном холсте изображен выход «элиты советского общества» во главе со Сталиным с торжественного приема в Кремле, устроенного в конце мая 1945-го в честь советских полководцев-победителей. На переднем плане, конечно, сам Иосиф Виссарионович, а за ним – полтора десятка «главных помощников и советчиков». Среди них – в самой глубине, в заднем ряду, мелко изображен Маленков.

Но все-таки наибольший интерес представляют документы, демонстрируемые в витринах. Среди рукописных и машинописных бумаг, поступивших на выставку из фондов нескольких крупных архивов, многие публично демонстрируются впервые.

Основу экспозиции составили документы из личных фондов Г. М. Маленкова, И. В. Сталина, В. М. Молотова, Л. М. Кагановича, а также ЦК ВКП(б)–КПСС, Государственного комитета обороны СССР, Совета министров СССР. Документы рассказывают о семье Г. Маленкова, его учебе в Оренбургской гимназии, Высшем техническом училище в Москве, начале его партийной карьеры, работе в ЦК партии, в Совнаркоме – Совете министров СССР, а в годы войны – в Государственном комитете обороны.

В экспозиции показаны постепенное восхождение Маленкова к вершинам власти, участие в организации репрессий в годы «большого террора», в борьбе с нацистской агрессией во время Великой Отечественной, его возвышение в послевоенный период в качестве «преемника» И. В. Сталина и одного из организаторов «Ленинградского дела», дела Еврейского антифашистского комитета, отношение Маленкова к «культу личности» и процессу десталинизации. Документы рассказывают об идеях Г. М. Маленкова по реформированию внутренней и внешней политики СССР в период пребывания его на посту председателя Совета Министров СССР с марта 1953 года по январь 1955 года.

Документы, посвященные аресту Л. П. Берии, снятию Г. М. Маленкова с поста председателя Совмина и разбору «дела антипартийной группы» на июньском пленуме ЦК КПСС 1957 года приоткрывают механизм смены ключевых фигур на руководящих партийных и государственных постах.

Немногочисленные сохранившиеся документы 1960 – 1980-х рассказывают о работе Г. М. Маленкова в должности директора Экибастузской ТЭЦ, его попытках восстановления членства в партии и жизни на пенсии.

Кроме документов и музейных экспонатов в экспозиции представлены аудиозаписи и кинохроника. Вот лишь несколько артефактов, показавшихся наиболее интересными и колоритными.

Из Постановления Политбюро ЦК ВКП(б) о работе комиссии по выездам за границу (11 мая 1937 г.), завизированного Сталиным:

«...Ввести дополнительно в состав членов комиссии по выездам за границу тт. Урицкого, Слуцкого, Маленкова.

Установить, что все отъезжающие за границу (как на постоянную работу, так и во временные командировки) товарищи обязаны являться в комиссию по выездам для получения инструктажа как себя держать с иностранцами за границей.

Обязать т. Ежова и Урицкого разработать и представить на утверждение ЦК ВКП(б) инструкцию-обязательство, с которой должен ознакомиться и по прочтении расписаться каждый отъезжающий за границу товарищ.»

Из докладной записки Г. Маленкова на имя Сталина (20 мая 1937 г.):

«Известно, что за последнее время серьезно оживилась враждебная деятельность церковников. Хочу обратить Ваше внимание на то, что организованности церковников содействует декрет ВЦИКа от 8.6.1929 года «О религиозных объединениях». Этот декрет создает организационную основу для оформления наиболее активной части церковников... Считаю целесообразным отменить этот декрет... Точно так же следует покончить, в том виде, как они сложились, с органами управления церковников. Декретом мы сами создали широкую, разветвленную враждебную советской власти легальную организацию...»

Записка Н. Ежова И. Сталину о поступивших в НКВД доносах на Г. Маленкова и др. (27 ноября 1938 г.):

«Направляю материалы на т. Маленкова, Поскребышева и Вышинского...

Анонимное заявление о связях т. Маленкова с бывшим директором Парка культуры и отдыха ныне арестованной Б. Глан. Другие анонимные заявления об этом же. Заявление Анфилова о связях т. Маленкова и Глан и о поддержке им некоторых разоблаченных врагов народа...»

Рядом демонстрируется письмо самого Маленкова по этому поводу:

«Товарищу Сталину. Сообщаю по поводу анонимки и заявлений, переданных мне Вами: Анонимка клеветническая. Ничего подобного... не было. Это очевидно можно доказать проверкой через органы НКВД. О своих отношениях с Глан в ответ на Ваш вопрос я устно докладывал. Порвал с ней всякие отношения несколько лет назад...»

фото: Александр Добровольский
Карикатура на Сталина и Маленкова в журнале Time

Несколько эксклюзивны» документов относятся к периоду Великой Отечественной войны. В одной из витрин демонстрируется страница из журнала регистрации посетителей кабинета И. В. Сталина в Кремле за 22 июня 1941 года. Прочитав рукописные записи на узком длинном листке можно определить, что в тот «черный» для страны день первыми в кабинет вождя прибыли Молотов, Берия, маршал Тимошенко, Мехлис и начальник Генштаба Жуков – в 5.45 утра. А вслед за ними в 7.30 там появился Маленков, пробывший у «шефа» почти 2 часа.

По-соседству выставлена под стеклом уникальная реликвия – написанный Маленковым от руки красным карандашом текст Постановления Президиума Верховного Совета СССР СНК СССР и ЦК ВКП(б) о создании высшего органа власти в стране на период военных действий – Государственного комитета обороны. Правку в этом документе, датируемым 30 июня 1941 года, сделал сам Сталин.

Еще один весьма примечательный автограф от Иосифа Виссарионовича датируется 19 марта 1942 года. На докладной записке, в которой ему сообщалось о том, что авиационный завод не поставил вовремя 89 штурмовиков Ил-2, Сталин в гневе начертал резолюцию: «Т-щу Маленкову. Возьмите за жабры размазню Шахурина.» (Подразумевался директор завода.)

В августе 1942-го Г. Маленков вместе с несколькими военачальниками выехал в инспекционную поездку на Сталинградский фронт. В итоге он написал докладную Сталину, требуя сместить с должности командующего фронтом генерала Гордова:

«...На основании многочисленных фактов вполне убедился в том, что Гордов слабый командующий... Тов. Жукову, Василевскому и мне пришлось очень много поработать непосредственно в войсках для того, чтобы в короткий срок выяснить истинное положение дел, организовать фронт и сделать управляемыми армии, корпуса и дивизии...»

Интересно прочитать Постановление ГКО СССР, датируемое концом февраля 1945 года, о создании Особого комитета при ГКО под председательством Г. М. Маленкова, которому поручено заняться организацией вывоза оборудования и ценностей с территории побежденной Германии. Вот последний, пятый пункт:

«Обязать Особый комитет при ГКО в первую очередь обеспечить вывоз в СССР следующих материальных ценностей:

железнодорожных рельс...,

оборудования автомобильных заводов,

оборудования предприятий по производству синтетического горючего и синтетического каучука,

оборудования заводов по производству авиационных и танковых моторов, лабораторного оборудования научно-исследовательских институтов и экспериментальных заводов...»

Демонстрируется бумага на бланке ЦК ВКП(б), с указанной датой 4 мая 1946 г., которая привела к первому серьезному «провалу» в карьере Георгия Маленкова:

«...Установить, что т. Маленков, как шеф над авиационной промышленностью... морально отвечает за те безобразия, которые вскрыты... (выпуск и приемка недоброкачественных самолетов), что он, зная об этих безобразиях, не сигнализировал о них в ЦК ВКП(б).

Признать необходимым вывести т. Маленкова из состава Секретариата ЦК ВКП(б)...»

По-настоящему эпохальный документ датирован 10 марта 1953 года. Тогда, через 5 дней после смерти Сталина Г. Маленков выступал на заседании Президиума ЦК КПСС, посвященном похоронам вождя и отображении этого события на страницах «Правды». В стенограмме выступления Георгия Максимилиановича после его замечаний по поводу расположения в газете фотографий с похоронной церемонии и прощальных речей, произнесенных «первыми лицами», фигурирует тезис, прямо-таки «криминальный» по тем временам:

«Считаем обязательным прекратить политику культа личности.»

Чуть позже, выступая с заключительным словом на пленуме ЦК КПСС 7 июля 1953-го, Георгий Максимилианович сказал:

«Культ личности т. Сталина в повседневной практике руководства принял болезненные формы и размеры, методы коллективности в работе были отброшены...»

Еще один документ того времени – Распоряжение Совета Министров СССР «О мерах по оздоровлению политической обстановки в ГДР» (2 июня 1953 г.):

«В результате проводимой неправильной политической линии Германской Демократической республики создалось весьма неблагополучное политическое и экономическое положение... Для исправления создавшегося положения необходимо: Признать неправильным в нынешних условиях курс на форсирование строительства социализма в ГДР, взятый СЕПГ и одобренный Политбюро ЦК ВКП(б) в решении от 8 июля 1952 года... Прекратить искусственное насаждение сельскохозяйственных производственных кооперативов, не оправдавших себя на практике и вызывающих недовольство среди крестьян...»

Очень важный для истории страны документ – доклад Г. Маленкова 2 июля 1953 года на пленуме ЦК КПСС по делу Л. Берии:

«...Мы уверены, что наши действия будут единодушно одобрены пленумом ЦК, а отдельные неправильности, допущенные нами в период. Пока мы разоблачали Берия, мы дружно поправим... Мы уверены, что без такого перерожденца, каким оказался Берия, наш ЦК будет еще более сплоченным и монолитным...»

На заре существования НАТО руководители Советского Союза, среди которых был и Г. Маленков. всерьез рассматривали возможность вступления страны в этот альянс. Из ноты советского правительства правительству США (31 марта 1954 г.):

«...Совершенно очевидно, что «Организация Северо-атлантического договора» могла бы... утратить свой агрессивный характер в том случае, если бы ее участниками стали все великие державы, входившие в антигитлеровскую коалицию. В соответствии с этим,... Советское Правительство выражает готовность рассмотреть совместно с заинтересованными правительствами вопрос об участии СССР в Северо-атлантическом договоре...»

А вот документ, «похоронивший» карьеру Г. М. Маленкова в качестве советского премьер-министра. Постановление Президиума ЦК КПСС об освобождении его от обязанностей председателя СМ и назначении на должность министра электростанций СССР (31 января 1955 г.):

«...ЦК КПСС считает, что тов. Маленков Г. М. не обеспечивает надлежащего выполнения обязанностей Председателя Совета Министров СССР. Не обладая необходимыми знаниями и опытом хозяйственной деятельности,... тов. Маленков плохо организует работу Совета Министров, не обеспечивает серьезной и своевременной подготовки вопросов к заседаниям... При рассмотрении многих острых вопросов тов. Маленков проявляет нерешительность, не занимая определенной позиции...»

Среди немногочисленных документов, относящихся к последнему периоду жизни Г. М. Маленкова относятся распоряжение Совета Министров полувековой давности:

«Установить Маленкову Г. М. с 25 мая 1968 года персональную пенсию союзного значения в размере 250 рублей в месяц пожизненно.»

Маленков долго и безуспешно боролся за свое восстановление в партии. Одна из последних попыток предпринята была уже после смерти Брежнева:

«Генеральному секретарю ЦК КПСС товарищу Черненко Константину Устиновичу. Прошу ЦК КПСС о восстановлении меня в рядах членов КПСС. Буду очеень признателен, если Вы, Константин Устинович, выберете время для личной встречи с Вами. С глубоким уважением Г. Маленков. 8 мая 1984 г.»

Весьма необычно на фоне всех этих «казенных» бумаг выглядит почтовая открытка, демонстрируемая в одной из витрин. На оборотной ее стороне – стихи, написанные Георгием Максимилиановичем:

«Ум и труд

Лишь с совестью и честью

Слитно, заодно

Являют силу вдохновенья

На подвиг, на творенье.

В таком союзе непременном

И станет только несомненной

Возможность очищенья

От накипи и нечисти,

Застоя, плесневенья.

Г. М. Январь 1984 г.

Выставка «Маленков» будет работать до 9 февраля 2020 года. Вход свободный при предъявлении документа, удостоверяющего личность.