Раскрыты нюансы экспертизы долговых расписок

Чем может обернуться почерковедческое исследование в историях о "дружеских кредитах"

24.12.2019 в 18:55, просмотров: 9182

Дать другу или родственнику денег в долг под расписку — казалось бы, что может быть проще и безопаснее? И должнику хорошо — не капают банковские проценты, и щедрый кредитор не в обиде — у него под рукой заветный лист бумаги с живой подписью заемщика. В крайнем случае, если тот перестанет исправно платить, всегда можно гарантированно взыскать долги через суд. Расписка — доказательство железобетонное, ведь так? «А вот и нет», — уверяют криминалисты. В последнее время — и это настоящий шок для «кредиторов по дружбе» — судебная практика начала складываться в пользу должников. Причина — в разрозненных и противоречивых методиках почерковедческих экспертиз, из-за которых документ запросто можно признать подделкой, а откровенный фейк сойдет за чистую монету. Последствия такого сценария для кредитора могут быть самыми плачевными: от проигрыша в суде до обвинения в мошенничестве и риска оказаться за решеткой.

«Бумага все стерпит»

«Шесть лет назад я дал близкому родственнику в долг крупную сумму. Он дал расписку — сам настаивал, чтоб она была, потому что у него имелись серьезные проблемы со здоровьем и он боялся, что или забудет про долг или с ним что-то случится. А так я мог бы получить деньги с его наследников. Хотя для меня это на тот момент было не принципиально, я тогда о плохом не думал. Так что я машинально сунул расписку в карман куртки, а потом положил ее в коробку с бумажным хламом, который вскоре переехал на дачный чердак. Я почти уж и забыл об этой расписке, ведь родственник исправно возвращал деньги по частям. Но год назад он умер, а остаток долга приличный. Я предъявил расписку его вдове. Но она — дама хитрая, решила меня обвести вокруг пальца и заявила, будто ее муж никогда у меня ни копейки не брал. Я разозлился, подал в суд. И проиграл с треском. Судья назначил экспертизу, и она показала, будто и подпись моего должника поддельная, и сама расписка написана максимум год-полтора назад. А я, если такой экспертизе верить, мошенник. Теперь мне уже не до денег — честное имя бы вернуть».

Такой крик души мы отыскали на просторах Интернета. Форумы, где попавшие в затруднительную жизненную ситуацию люди ищут правовой консультации, пестрят вопросами на тему долговых расписок. Правда, сценарий, когда из-за проблем с распиской впросак попадает кредитор, редкость.

Куда чаще ни о чем не подозревающий гражданин внезапно получает повестку в суд и узнает, что он якобы взял у кого-то в долг по расписке и теперь злостно не отдает. А он не брал ни у кого ни рубля.

«Я просто в шоке, помогите хотя бы советом! Мне пришло письмо от приставов, потребовали явиться в отдел. Пришла, а мне там выставили полмиллиона рублей долга. Якобы я их взяла под расписку у какой-то женщины, которую я даже не знаю! Она в суд принесла эту расписку, и судья ей присудил всю эту сумму взыскать с меня. А я даже о суде не знала. Потом мне дали дело посмотреть. В расписку впечатаны мои паспортные данные. Видимо, аферистка или сама в банке работает, или как-то из Интернета их взяла. Подпись на мою похожа, тонко подделали! Но я с экспертами консультировалась — сказали, подпись гелевой ручкой сделана, ее невозможно проверить на подлинность. Неужели теперь придется продавать имущество и платить несуществующий долг?» — пишет в сети пользовательница Ирина.

Казалось бы, что может быть проще: попросил у судьи экспертизу, специалист с микроскопом и прочими приборами и реагентами исследовал злополучный клочок бумаги и точно определил — реальный это документ или подделка. Но на практике все оказывается гораздо сложнее. Чтобы расписка стала железобетонным доказательством и своего рода охранной грамотой и для должника, и для щедрого кредитора, надо выполнить кучу условий.

Слишком доверчивая Фемида

В открытой базе московских судов можно найти опубликованные решения по делам об оспаривании долговых расписок. Каждый такой текст — наглядный сценарий того, что будет, если отнестись к документу невнимательно.

Вот, например, выдержки из одного из решений Тверского суда Москвы, состоявшегося в этом году по делу, где должник категорически отказывался признавать, что брал деньги и давал расписку. А истец пытался эти деньги, переданные, по его словам, в 2014 году, по расписке взыскать. Личные данные участников тяжбы мы по этическим причинам убрали, заменив их словами «должник» и «кредитор»: «Для проверки доводов ответчика о том, что договор займа не заключался и не подписывался, по делу была назначена и проведена судебная почерковедческая и химико-техническая экспертиза, производство которой поручено ФБУ Российский федеральный центр судебной экспертизы при Минюсте РФ».

Надо полагать, что, когда дело вернулось из именитого экспертного бюро, истец испытал настоящий шок. Судя по тому, что изложено в решении, он свято верил в свою победу — ведь у него на руках расписка.

Из решения Тверского суда:

«Согласно заключению эксперта, удостоверительная запись «ФИО должника», расположенная под основным текстом расписки от имени должника о получении им от кредитора денежных средств, выполнена не должником, а другим лицом с подражанием почерку должника. Подпись от имени должника, расположенная под основным текстом расписки, выполнена не должником, а другим лицом с подражанием какой-то подписи должника».

Ну а самый разгромный вывод был сделан судебными экспертами по поводу давности создания расписки. Этот вопрос самый важный: вдруг за маской приличного человека-истца прячется аферист, который подделал бумагу задним числом? В заключении на этот счет говорится следующее: расписка якобы была сделана не ранее 2017 года. А истец, напомним, заверял, что решил улучшить финансовое положение будущего ответчика тремя годами ранее. То есть эксперт делает однозначный вывод: суду подсунули фальшивку, изготовленную незадолго до того, как предъявить иск в суд.

Выводам судебных экспертов служители Фемиды чаще всего верят безоговорочно, сетуют юристы. Для человека, который такую расписку предъявит, перспективы весьма печальны. Как минимум — иск от вчерашнего ответчика-победителя о компенсации судебных издержек. Как максимум — обвинение в мошенничестве, уголовное дело и тюремный срок. При этом специалисты-правоведы уверяют: львиную долю расписок, которыми граждане разбрасываются направо и налево, считая их совсем простым и безобидным документом, вообще нельзя достоверно проверить экспертными методами. Долговая бумага может быть подлинной, а эксперт сделает вывод, что это фейк. И наоборот.

«Растворимые доказательства»

Графологи и криминалисты-почерковеды уверяют: методик, позволяющих на сто процентов достоверно определить, что перед вами — оригинал или подделка, — просто нет в природе. А существующие методики могут дать ответы с большой натяжкой и вероятностью лишь при выполнении жестких условий.

Главное — знать «рецепт» идеальной расписки. Как уверяют правоведы, такие знания помогут при необходимости отбить свои финансы у должника и выйти победителем из судебной тяжбы. А те, кто попался на удочку мошенников, с их помощью смогут найти слабые места в поддельной расписке, даже если на первый взгляд сделана она профессионально.

Первое условие — нельзя печатать расписку на лазерном принтере. Такую бумагу не возьмет в работу ни один эксперт. И причина здесь не во вредности характера специалистов. Просто краска в лазерном принтере даже для самых точных приборов совершенно неинформативна. Этим, кстати, зачастую пользуются.

— Определить давность создания документа, отпечатанного на лазерном принтере, однозначно нельзя, нет соответствующей методики, — объясняет эксперт-криминалист Наталия Кулакова. — В краске лазерного принтера нет растворителя, нечему испаряться.

Второе — пишите расписку шариковой или перьевой ручкой. О гелевой забудьте. Даже если ваш должник уверяет, что у него шариковой ручкой почерк получается «как курица лапой». Установить точную дату «рождения» бумаги, написанной шариковой ручкой, можно, если она не старше двух лет. В случае с гелиевой возможностей у экспертизы гораздо меньше: хроматограф может заглянуть в прошлое только на десять месяцев. Как поясняют почерковеды, это связано с тем, что любые чернила высыхают под воздействием кислорода, растворитель из них испаряется. А именно его содержание в штрихах является маркером для определения давности нанесения надписи на лист бумаги. Криминалисты предостерегают: чем больше прошло времени с момента написания документа, тем меньше точность определения даты. Например, если надпись сделана месяц назад, выяснить можно с точностью до недели. И наоборот: чем старше расписка, тем меньше шансов подтвердить в суде, что она подлинная. Доказательства — химикаты в пасте ручки — буквально растворяются в воздухе.

Третье — храните расписку в недоступном для детей, воды и капризов погоды месте. Второй и третий факторы на деле куда вреднее для документа, чем дети. Они могут как максимум разрисовать расписку, но эксперт через каракули прорвется. А вот вода и смена с холода на жару и обратно способны начисто стереть из бумаги ценную информацию. Так что лучше всего поместить заветный листок под купол в безвоздушном пространстве. Но это, пожалуй, как раз невыполнимо. Зато можно закрыть расписку в темный сейф и не открывать его до часа икс. Это будет надежным способом сохранить документ в пригодном для исследования виде. Ну и уж точно не следует хранить расписку на балконе, в неотапливаемом дачном домике или гараже.

Четвертое — соберите на должника досье. В первую очередь могут понадобиться образцы его подписи. Как объясняют эксперты, определить давность автографа в расписке можно еще одним методом — сравнительного анализа. Но для этого нужно представить на экспертизу образцы подписи, выполненной той же ручкой с шагом в одну-две недели от предполагаемого момента создания документа до момента проведения исследования. Конечно, если человек фанатично предан какой-то конкретной ручке (например у него подаренный королевой Англии «Монблан» или «Паркер» с золотым пером») и при этом ему приходится каждый день подписывать кучу бумаг, это условие выполнимо. В любом другом случае — нет. Ну если только вам не придет в голову следить за своим должником и раз в неделю незаметно подкладывать ему на стол одну и ту же ручку, а подписанные бумаги тайно забирать.

Пятое — осведомитесь о состоянии здоровья потенциального должника. Это не акт вежливости, а практическая необходимость. Как подчеркивают эксперты-графологи, если автор текста злоупотреблял алкоголем, наркотиками, перенес серьезные неврологические заболевания или травмы — все это отражается на почерке и подчас может менять его довольно сильно. В идеале почерковеды советуют сначала попросить у будущего должника эпикриз или выписку из истории болезни, а уж потом давать ему деньги. Главное, на что стоит обратить внимание — травмы рук и головы. Если сделанная таким человеком расписка попадет на стол судебному эксперту, он должен знать о таких нюансах. В противном случае незнакомые и нетипичные детали почерка приведут специалиста к выводу, что перед ним подделка, а не результат проблем со здоровьем. В частности, тремор рук при алкогольной зависимости изменяет штрихи, делает их более извилистыми. Для полноценного исследования на экспертизу следует отдать 10–15 образцов почерка и подписи. Если исследуемый жив, то берется еще и экспериментальный образец.

Президент Независимой наркологической гильдии Руслан Исаев уверен, что на качество почерка влияет не столько сама алкогольная или наркотическая зависимость, сколько комбинация из пристрастия к алкоголю и преклонного возраста.

— Научных исследований на тему влияния злоупотребления алкоголем на почерк нет, но есть клиническая практика, — отметил нарколог. — Такие случаи довольно редко, но бывают. В первую очередь реальную роль играет возраст. У молодых алкоголиков даже с трясущимися руками подпись может быть идеальной. Именно на этом играют черные риелторы, которым больные алкоголизмом люди отписывают квартиры, а потом ни один суд не может отменить такую сделку — подпись выполнена идеально. Но у пожилого человека, страдающего алкоголизмом, на проблему тремора наслаиваются и другие проблемы. Если болезнь прогрессирует долго, наблюдается общая деградация, страдает когнитивный компонент.

Алкоголь оказывает прямое влияние на почерк, уверен графолог Дмитрий Смыслов. Хотя законодательно не закреплено, в каком состоянии должен подписывать бумаги человек, и даже подписанный в изрядном подпитии документ — все равно документ, для почерковедов разница между почерком трезвенника и алкоголика очевидна.

— Когда человек пишет и ставит подпись в измененном состоянии сознания — это могут быть наркотики, гипноз, алкоголь, причем не сильное опьянение, — это всегда заметно. Если рука травмирована, если человек испытывал перегрузки — носил тяжести, стресс. Алкоголь влияет на почерк: почерк увеличивается. Увеличивается амплитуда штрихов от верхнего штриха к нижнему. Почерк становится более дрожащим. Если человек пьет сильно, почерк становится очень сильно дрожащим. Если он просто «любитель», это заметно по увеличению букв и изменению сочленений между ними. Почерковеды и графологи хорошо это фиксируют.

Криминалисты и почерковеды считают, что проблема и тех, кто оказался в таком незавидном положении, и реальных кредиторов, чьи расписки принимают за фейк, в несовершенстве экспертных методик. Но пока новых, более точных и безотказных способов исследования никто не придумал.