Перспектива «наркотической» реформы в России вызвала неоднозначную реакцию экспертов

Специалисты считают предложенные изменения в УПК показушными

09.03.2020 в 19:17, просмотров: 5280

Похоже, маховик, раскрученный общественным мнением в связи с делом Ивана Голунова, набирает скорость. После резонансного случая, который поначалу так трудно было сдвинуть с мертвой точки, не только полетели погоны обидчиков, но и последовали публичные извинения со стороны прокуратуры. И теперь, когда несовершенство правовой системы в сфере контроля за оборотом наркотиков очевидно даже ребенку, изменения вот-вот последуют и на законодательном уровне. На днях в Госдуму внесен Федеральный закон о внесении изменений в «наркотическую» статью 146 Уголовно-процессуального кодекса.

Перспектива «наркотической» реформы в России вызвала неоднозначную реакцию экспертов
Иван Голунов.

Разработчики документа предлагают дополнить эту статью еще одной частью, согласно которой уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 228-1 и 228-4 УК (по незаконному сбыту наркотиков), впредь не могут быть возбуждены «при отсутствии данных о виде, массе и наименовании указанных средств, веществ, растений, а также достаточных данных, указывающих на их передачу другим лицам».

Авторы законопроекта утверждают, что благодаря этим поправкам граждане получат дополнительную правовую защиту от «необоснованного вовлечения в «доследственные» проверки и расследования уголовных дел по преступлениям, возбужденным при отсутствии достаточных сведений о фактах незаконного сбыта».

Эксперты также приводят статистику, согласно которой за последние 4 года количество выявленных наркопреступлений возросло на 31,9%, а расследованных уголовных дел этой категории — на 35,5%. Но при этом ситуация с наркопреступностью осталась такой же сложной (с чего бы?). За 5 лет выявлено 413 подпольных лабораторий, но наркотики доступны почти как бананы в супермаркете.

Чиновники фактически признают, что сложившаяся практика возбуждения уголовных дел по признакам статей 228-1 и 228 УК является неэффективной. Увы, подавляющее их большинство возбуждается по материалам, выделенным из дел об административных правонарушениях и связанным со смертью граждан от «передозировки». В прошлом году из 25 720 уголовных дел в суд было направлено только... 23. Причем по трем делам обвиняемые были оправданы.

Теперь же, чтобы возбудить дело за сбыт, потребуются неопровержимые доказательства, что факт передачи наркотиков другому лицу имел место быть. Вторым же основанием для возбуждения уголовного дела должно явиться заключение эксперта, где указаны их вид, масса и наименование. Поскольку судьи не обладают специальными знаниями в этой области, без таких заключений при рассмотрении дел им не обойтись.

— На мой взгляд, эти меры кардинальными не назовешь, а значит, они не могут быть достаточными, — высказался адвокат Ивана Голунова Сергей Бадамшин. — Это как приложить пластырь к месту пулевого ранения. Ведь главный вопрос не в весе и не в количестве наркотиков. И он лежит совсем в другой плоскости — в области правоприменительной практики. Правоохранителям стоило бы сосредоточиться на противодействии организованным формам сбыта наркотиков и совершенствовать свою оперативно-разыскную деятельность. Одними законами ситуацию не изменишь.

— Пожалуй, это самая практичная поправка, которую можно сделать в реальности, — не согласен с юристом председатель правления Национального антинаркотического союза Никита Лушников. — Думаю, благодаря вводимым поправкам доказать сопричастность человека к сбыту наркотиков станет сложнее, беспредел полиции будет ограничен. Обвинению придется основательно обосновывать свою позицию. При этом я считаю, что одними только тюремными сроками эту проблему не решишь. Необходима профилактика подобных преступлений, а также разработка и введение стандартов профилактики.

Эксперты отмечают, что сейчас в распространение наркотиков вовлечены не только приезжие, но и дети: как из обеспеченных, так и из малообеспеченных семей. И наркобизнес для подростков превратился в игру, похожую на квест, якобы безобидную и при этом захватывающую.

— Я считаю, что новые законодательные меры приняты только для улучшения статистических показателей деятельности полиции в сфере раскрытия преступлений, — категоричен в своем мнении адвокат Арсений Левинсон. — Чем показательна эта поправка в закон? Тем, что фактически МВД признает, что схема по раскрытию сбыта «от потребителей» не работает. Всем уже давно очевидно, что раскрыть цепочку через потребителя невозможно и к пресечению массового распространения наркотиков это не ведет. Нужно сосредоточиться на наркоторговцах. Полиция должна заниматься перекрытием каналов сбыта и закрытием так называемых маркет-плейсов. А правоохранительные органы тем временем отчитываются о раскрытии особо тяжких преступлений за выявленный грамм наркотика, и 18-летние ребята, единожды оступившиеся, которые даже не осознают степень своей ответственности, получают сроки, как наркобароны.

А вот по мнению Михаила, отсидевшего реальный срок по статье 228, закон решено изменить, чтобы создалось впечатление — наши законы становятся все справедливее и справедливее. Но на самом деле полицейские найдут способ подбивать наркосбытчиков под другую статью УК, например, 210-ю (организация преступного сообщества). В ней не прописано, что наркотическое вещество должно быть изъято.


|